В Армении уже несколько дней подряд продолжаются столкновения оппозиционеров с представителями власти. Так в ответ на арест одного из лидеров радикальной оппозиции Жирайра Сефиляна вооруженные радикалы захватили заложники полицейских в полку ППС и убили полковника полиции. Боевики по-прежнему удерживают заложников, власть на штурм пока не идет.

Ситуация обострилась в среду вечером, когда противники власти собрались на митинг и потребовали обеспечить питанием людей, которые удерживают заложников. Получив отказ, демонстранты попытались прорвать полицейский кордон, в ответ на это сотрудники правоохранительных органов применили слезоточивый газ, светошумовые гранаты и сделали несколько выстрелов в воздух. Пострадали свыше 50 человек, среди них 28 полицейских.

О природе нынешнего конфликта в этой закавказской республике изданию Ukraina.ru рассказал известный московский политолог Сергей Михеев.

— Что сейчас происходит в Армении: майдан, попытка военного переворота… что?

— Это внутриполитическая борьба за власть, борьба разных групп влияния, конкурирующих с нынешней властью. Другое дело, кто этим может воспользоваться. Насколько я понимаю — американцы. Они сейчас очень активно работают с общественным мнением, молодежью, экспертным сообществом, но пока им больше, чем 200-300 человек, организовать не удается.
У власти существуют серьезные проблемы: у армянского общества есть к ней претензии, а люди со слишком горячей кавказской кровью, принадлежащие к оппозиции, пытаются решить эти проблемы вот таким вот образом, как это мы видим сегодня на улицах Еревана.
Вне всякого сомнения, это внутриармянский конфликт, но к нему примыкают люди, имеющие проамериканскую внешнеполитическую ориентацию, и этим конфликтом пытаются воспользоваться внешние силы. В этом и опасность конфликта, учитывая враждебное окружение, войну в Карабахе, ситуацию в Турции. Тут нужна высокая степень ответственности и нынешних властей, и тех, кто ей оппонирует.
Если бы не убийство полковника полиции Артура Ванояна, то задержанного накануне одного из лидеров оппозиции Жирайра Сефиляна отпустили бы под домашний арест, но теперь непонятно, что делать с убийством. Пролилась первая кровь, поэтому невозможно уже отпустить Сефиляна.
Ни та, ни другая сторона не знает, что дальше делать. Они находятся в патовой ситуации.
Внешние силы не имеют напрямую отношения к этой ситуации. Возможно, кто-то извне кого-то внутри Армении спровоцировал на личном уровне, на уровне агентурной работы, но сказать, что нынешние выступления оппозиции — это чисто внешний проект, нельзя.
Насколько я знаю, американцы сейчас очень активно вербуют всех, кого возможно, чтобы максимально поднять численность выступающих на улицах, но пока у них это не получается.

— Каково соотношение в Армении тех, кто за Россию, и тех, кто против?

— Общество там прежде всего, проармянское. Государственная идея — легализованный армянский национализм, как, впрочем, и в большинстве других постсоветских государств, кроме России. Кто-то — большие националисты, кто-то меньшие. Одни справа, другие слева.

Что касается самого населения, то большинство скорее симпатизирует России. Даже те, кто и не симпатизирует России, понимают, что в нынешней геополитической ситуации у Армении другого-то выхода нет, кроме как поддерживать хорошие отношения с Россией. Россия для Армении — это фактически гарантия безопасности.

Понимая это, с Запада армянам подсовывают некие модели, в которых, собственно говоря, можно обойтись без России, но пока ни одна такая модель как эффективная себя не проявила. Особенно на фоне достаточно агрессивного Эрдогана, на фоне последнего конфликта с Азербайджаном я пока никакой иной модели не вижу.

— Есть угроза, что такая модель может когда-нибудь появиться?

— Конечно. На фоне возможного распада Турции в будущем. И тут есть над чем подумать. Недаром же американцы фактически стимулируют создание курдского государства.
Вот создание Курдистана за счет Турции может серьезно изменить геополитическую ситуацию в этом регионе. Но пока этого не происходит.

— Каким образом изменится геополитическая ситуация?

— Да очень просто. Курдистан — это государство, которое в первую очередь будет ориентироваться на американцев. Последние больше всех помогают ему сейчас появиться — на территории Ирака, Турции и Сирии. Сейчас обострение курдской проблемы происходит именно в тех провинциях, которые примыкают к бывшему советскому Закавказью.
И американцы, реализуя подобный сценарий, решают сразу несколько проблем: Ирака фактически нет, Сирия будет расчленена, Турция Эрдогана исчезнет, а оставшаяся на ее месте Турция (с меньшими амбициями) может быть интегрирована в Евросоюз.

Появившийся Курдистан будет хотя бы на первых порах лоялен к Америке и станет противовесом всем нынешним игрокам в этом регионе. Таким образом, у Армении не будет больше границ с Турцией, а будут границы с Курдистаном и выход через него во внешнее пространство помимо России.

Но это в значительной степени фантастический план, однако в этом случае для Армении что-то может измениться, но пока этого нет, Армения обречена ориентироваться на Россию.

— То есть, у России появятся проблемы в Армении, когда последняя будет иметь возможность связи с внешним миром через невраждебный в отличие от Турции и Азербайджана мир, в частности проамериканский Курдистан?

— Да, тогда для Армении возникнет некая альтернатива России, потому что нынешние западные модели решения безопасности Армении не предлагают. Но появление Курдистана — это взрывной вариант. Распад Турции для этого региона будет равносилен распаду СССР.
На этом фоне отношения Эрдогана с американцами и осложнились. Он недоволен тем, что американцы помогают курдам в Сирии и Ираке. Просто эта помощь аукается в Турции.

— Насколько сильны позиции армянской диаспоры в политической жизни Армении?

— Как известно, за пределами Армении живет больше армян, чем в самой Армении. В стране годами идет борьба между диаспорой, проживающей на Западе, прежде всего, в Америке, и диаспорой, проживающей в СНГ, прежде всего, в России.
А что касается влияния американцев, оно возможно, потому что у них есть много денег, им есть, что предложить армянам. Молодой армянин, получая возможность, уехать учиться в западный университет, при этом получив стипендию в 2000 евро, берет ноги в руки и едет. Потом возвращается домой и становится проводником западного влияния.

— Насколько известно, у многих армян есть мечта вернуть Западную Армению, территория которой находится сейчас в Турции. Именно в Западной Армении и происходила печально знаменитая резня армян младотурками в 1915 году, когда армяне фактически исчезли на тех территориях…

— Вот когда я говорю о соблазнах, об альтернативе, которую американцы могут предложить армянам в случае распада Турции, то я имею в виду и то, что они могут пообещать им, что вместе с возникновением Курдистана Западная Армения может быть возвращена Армении.

Хотя я уверен, что американцы обязательно обманут, как они обманули уже многих в этом мире. Причем, все риски и издержки этого обмана, конечно, лягут на плечи кого угодно, только не самих американцев.