Бронированный джип с неизвестными людьми в масках выбил ворота мариупольской Азовской нефтяной компании (АНК), все сотрудники нацполиции, осуществляющие охрану завода, были разоружены

Об этом 12 июля сообщает пресс-служба UniCredit Bank, называя захват предприятия «мародерскими действиями». В данный момент недвижимое имущество и дорогостоящее оборудование АНК в соответствии с открытым исполнительным производством описано, арестовано и является залоговым имуществом банка.

«Банк крайне обеспокоен бездействием полиции в регионе, которая пока никак не реагирует на откровенно мародерские противозаконные действия», — говорится в сообщении.

Судьба НПЗ «Азовской нефтяной компании»  в Мариуполе оказалась весьма плачевной. Этот инвестиционный проект 1999 года стоимостью более $63 млн пришел в полный упадок после начала боевых действий в Донбассе. У него возникли трудности с поставкой сырья, выпуском и реализацией продукции, что, в свою очередь, привело к остановке в работе.

Конечным бенефициаром компании, по данным OilNews, был одесский бизнесмен Сурен Сардарян. Ему также принадлежит сеть заправок «Сан Ойл», занимающая шестое место в стране по количеству заправочных станций — 140.

Беспомощность полиции

Инцидент произошел 8 июля. В Мариупольском межрайонном отделении управления полиции охраны в Донецкой области сообщили, что АНК захватили 30 неизвестных лиц в масках, вооруженных автоматическим нарезным оружием с подствольными гранатометами.

Злоумышленники прибыли на территорию АНК на двух микроавтобусах, двух легковых автомобилях и внедорожнике «Хаммер» с крупнокалиберным пулеметом.

«Наряды Мариупольского МО УПО в Донецкой области оказали физическое сопротивление нападавшим, однако под угрозой оружия после физического столкновении были вытеснены за пределы объекта. Учитывая, что Мариупольский МО УПО является полицией охраны…, обеспечивает публичную безопасность и общественный порядок на объекте, то, учитывая пятикратное превосходство в численности и огневое преимущество неизвестных вооруженных лиц, переход к активным наступательным действиям был необоснованным», — говорится в сообщении правоохранителей.

Единственное, что полицейские смогли сделать — возбудить уже после инцидента уголовное производство по ст. 341 Уголовного кодекса Украины — «Захват государственных или общественных зданий или сооружений».

Ни слова об инциденте, произошедшем в новой столице области — Мариуполе, не произнес и глава Донецкой областной военно-гражданской администрации Павел Жебривский. Хотя тот же Жебривский 9 июля анонсировал «жесткую зачистку» полицией и военнослужащими городка Торецк, где группа местных жителей накануне попыталась заблокировать перемещение войск ВСУ.

Индульгенция

По всей видимости, налет на АНК совершили вооруженные отряды из числа бойцов добробатов.  Не секрет, что Мариуполь контролируют подразделения полка «Азов», возникшего в 2014 году как добровольческий батальон, укомплектованный в том числе экстремистами с неонацистскими взглядами. Его неонацистскую природу в 2015 году признал Конгресс США, запретивший обучать и снабжать оружием «неонацистское украинское ополчение, а именно полк «Азов».

Активности добробатов вполне мог способствовать закон об амнистии участников АТО, не совершивших тяжких преступлений. Пусть даже с этой оговоркой, но закон, по сути — не что иное как индульгенция и прошлым, и будущим преступлениям радикалов.

«Принят закон об амнистии участников АТО, что только подхлестывает безнаказанность преступников», — рассказал Ukraina.ru президент Всеукраинской ассоциации операторов рынка безопасности Сергей Шабовта.

Почему же полицейские не могут делать свою работу на должном уровне?

Капитан покидает корабль?

Причиной, по которой полицейские выполняют свои обязанности без особого энтузиазма, можно считать грядущее увольнение главы Нацполиции Хатии Деканоидзе. Она намерена отправиться на родину, в Грузию, для участия в предстоящих осенью парламентских выборах в Грузии от партии экс-президента страны, губернатора Одесской области Михаила Саакашвили.

Отставка Деканоидзе пока не подтверждена, но дыма без огня не бывает. Точно также несколькими месяцами ране  наблюдатели предсказывали увольнение замминистра внутренних дел Эки Згуладзе. Информация вскорости подтвердилась.

Итоги работы Деканоидзе, мягко говоря, удручающие — она сама это признавала.

«К сожалению, должна сказать, что нам не удалось пока упразднить все коррупционные составляющие, потому что первое — мотивация, которой нет у полицейских. Второе — это техническое оборудование, когда каждый полицейский не чувствует себя достойно, нет формы и машины… Третье — когда нет целостности в правоохранительной системе для того, чтобы хоть понимать, что каждый человек, начиная с рядового сотрудника, пережил такую ментальную трансформацию, что, да, мы сейчас работаем по-новому, а работаем по-новому — это значит, что не только полиция должна работать по-новому, а и вся правоохранительная система», — отмечала глава Нацполиции в конце июня.

Совсем другое она обещала 4 ноября 2015 года, когда заступала на должность главы Национальной полиции Украины.

«Мы будем работать для того, чтобы полиция Украины стала самой современной в Европе. Я обещаю народу Украины, что мы честно будем защищать их», — заявила она после официального назначения.

Печальная статистика

Президент Всеукраинской ассоциации операторов рынка безопасности Сергей Шабовта напомнил о печальной статистике работы украинских правоохранителей после Майдана.

«Рост убийств в 2015-м составил 65% по отношению с 2013-м годом. Тяжкие преступления в два раза, раскрывается менее 15 % преступлений»,  — констатировал эксперт.

Он отмечает, что реальная картина удручающая, профессионализм полицейских находится на уровне, не позволяющем им выполнять свои непосредственные обязанности.

«Все изменилось в худшую сторону разительно, несмотря на все коррупционные скандалы. Все преступления полиции замалчиваются. По закону Савченко в ближайшее время выпустят еще 60 тыс. преступников», — рассказал Шабовта в комментарии Ukraina.ru.

Картину дополнил экс-глава Национального центрального бюро Интерпола в Украине Кирилл Куликов.

«По моим данным на 100% выросло количество особо тяжких преступлений, на 25% — разбойные нападения, на 64% —изнасилования, на 68% — квартирные кражи и грабежи, на 56% — угоны автомобилей, на 100% выросли преступления с применением огнестрельного оружия», — отмечает он.

Полицейские не знают, что делать даже в стандартных для правоохранителей ситуациях — они «очень декоративные», констатирует Виктор Бояров, профессор кафедры криминального процесса и криминалистики Академии адвокатуры Украины.

Сейчас на Украине начался обратный процесс, «антиреформирование». Кирилл Куликов отмечает, что работников ГАИ, не прошедших аттестацию в ходе реформы МВД, возвращают на работу. То же происходит и в следственных органах.

«Возвращают профессионалов, которых уволили под давлением Деканоидзе», — подчеркнул Куликов.

А тем временем в стране будет продолжаться разгул преступности и добровольческих батальонов, предприятия же, подобно НПЗ «Азовской нефтяной компании», вновь и вновь могут оказываться законной добычей вооруженных формирований — причем на совершенно законных основаниях — амнистию участникам АТО еще не отменили.

 

Василий Темный и Полина Орловская