Польский Сейм готовится рассмотреть законопроект, согласно которому «Волынская резня» будет признана геноцидом польского народа. Документ рассмотрят уже после саммита НАТО в Варшаве, на который планировал прибыть и президент Украины Петр Порошенко. Но эта маленькая уступка не компенсирует вреда от этого документа для отношений между странами.

Словно в насмешку над поляками, Киевсовет 7 июля принимает решение: переименовать одну из важных магистралей Киева — Московский проспект в проспект Степана Бандеры.

«Ура! В Киеве есть проспект Степана Бандеры (вместо Московского)! За 87 из 97 присутствующих. Против — никто», — радовался голосовавший «за» «свободовец» Юрий Сыротюк.

Бандера был руководителем Организации украинских националистов, члены которой и вырезали поляков на Волыни в 1943 году.

Радость Сыротюка разделил директор Украинского института национальной памяти Владимир Вятрович.

«Проспект Московский в Киеве отныне проспект Степана Бандеры! Следующий — Шухевич», — отметил он.

Роман Шухевич — лидер Украинской повстанческой армии, участвовавший в этнических чистках поляков на Волыни.

А ведь в тот же день — 7 июля, Вятрович написал колонку в издании "Украинская правда", в которой сокрушался: из-за обид прошлого поляки и украинцы не могут объединить свои усилия, наконец, создать балто-черноморское объединение, чтобы противостоять Москве.

Историческая шизофрения, которую демонстрируют украинские политики и историки, с одной стороны заявляющие о необходимости наладить диалог с поляками для борьбы с общим врагом, а с другой — чествующие их убийц, лишь осложняет отношения Киева и Варшавы.

Тем более, у власти в Польше находятся тоже сторонники «правых идей».

Украинская угроза

Чествование УПА на Украине болезненно воспринимается в Польше, где при власти тоже находятся политсилы, использующие националистическую риторику.

«УПА не боролась с немецким оккупантом, но мордовала польских граждан. Уважаемые, есть много случаев прославления УПА на территории Польши! Это, например, около 200 нелегальных памятников, установленных локальными представителями меньшинства из Украины», — заявила депутат Сейма Бернадета Криницкая из правящей партии «Право и Справедливость» (ПиС).

Эти слова она сказала во время жарких дебатов в парламенте, где и обсуждался закон о геноциде, а также установление даты в память о погибших «кресовянах» — поляках, живших на территории современной Западной Украины.

Но даже такую позицию властей ряд польских депутатов считает слишком мягкой.

«Это коллаборация с украинскими бандеровцами. Как это (позицию ПиС — ред.) иначе можно назвать?.. На Украине идет формирование новой народной идентичности — бандеровской…, культа убийц людей. И руководство Польши на это не реагирует», — заявил во время дискуссии в Сейме внефракционный депутат Роберт Винницкий.

Винницкий — потомок тех, кто пережил «Волынскую резню». Во время выступления в парламенте он пообещал польской власти: больше она не получит поддержку кресовых обществ.

Но и эти слова были мягкими, по сравнению с некоторыми другими, которые звучали в Сейме. Возмущение многих польских депутатов вызвали попытки властей назначить дату траура по полякам «кресов» не на 11 июля, когда отмечается память погибших в «Волынской резне», но на 17 сентября — день, когда советские войска вошли на территорию Польши.

«Банды УПА зародились непосредственно из-за агрессии Германии на Советский Союз 22 июня 1941 года, а вы хотите установить 17 сентября! Но это бред. Если не хотите 11 июля, то сделайте 22 июня», — горячился депутат от партии «Кукиз'15» Марек Якубяк.

Но почему поляки так остро воспринимают события прошлого? Ответ в настоящем.

Рефреном практически во всех выступлениях политиков — от проправительственной «Права и Справедливости» до правых из «Кукиз'15» и потомков «кресовян» звучит: «украинцев становится больше». Поляки обращают внимание на то, что поток мигрантов из Украины растет. И они заселяют территории юго-восточной Польши. С собой переселенцы несут культ УПА, свою веру — как правило — греко-католицизм, и настороженное отношение к полякам.

А социальное расслоение — на фабриках в Польше уже стали находить украинских рабов — наряду с увеличением численности украинского населения Польши, может быть причиной повторения событий 73-летней давности.

««Волынская резня» имела не только идеологические, но и глубокие социальные корни. Поляк в представлении украинцев или русин, как бы они себя ни называли, это всегда ростовщик, пан, представитель высших сословий, который из простых крестьян высасывает кровь. Национализм в данном контексте нашел благодатную почву», — рассказывал в интервью Ukraina.ru увлекающийся историей Игорь Стрелков.

Тем более, украинцы могут вспомнить исторические претензии. Среди польских земель, где больше всего украинцев, например Холмщина, которая входила и в Киевское, и в Галицко-Волынское княжества. В 1912 году российский император Николай II вывел этот регион из состава Царства Польского и образовал отдельную губернию — Холмскую. И если уж вспоминать о «Волынской резне», то украинцы в ответ могут назвать «Резню в Сахрыни», пускай и не сопоставимую по масштабам. В результате тех событий польской «Армией Крайовой» было убито от 600 до 1300 украинцев. В советское время по инициативе поляков в регионе состоялся «обмен населения» между УССР и Польшей. Тех, кто не пожелал ехать, поляки в 1947 году насильно переселили на север Польши, в ходе печально знаменитой операции «Висла».

Неудивительно, что при наличии таких претензий, отчасти обоснованных исторически, поляки побаиваются нашествия украинцев, которые часть Польши прямо называют «украинскими этническими территориями».

Тем более, на Украине исторической политикой на государственном уровне сейчас занимаются националисты.

Чемпионат по ревизионизму

На раскладках во Львове можно купить диск с «батярскими» песнями. Батяры — это львовская субкультура начала ХХ века, вроде есенинских «озорных гуляк». Среди песен значится «Тільку ві Львові». Хотя поляки, особенно старшего поколения, скажут, что это не украинская, а польская песня. И даже вспомнят ее исполнение в фильме 1939 года.

«Во Вроцлаве — немецкие дома, но я в Польше, во Львове — польские дома, но я не на Родине», — с горечью говорят поляки о потерянных землях Западной Украины. Действительно, во Львове, части Галичины и Волыни проживало много поляков. Для части Польши — это по-прежнему «свои» земли, «кресы Всходни» — Восточные границы.

Поэтому то, что случилось в 1943 году, воспринимается так болезненно.

Тогда украинские националисты из ОУН (б) — бандеровцы — и УПА решили проблемы польско-украинских отношений самым радикальным образом: вырезав польское население. В том же году руководство волынского отделения ОУН (б) приняло решение об изгнании поляков из Волыни и инициировало нападения на польские села. Атаки достигли пика 11 июля, когда разом атаковали 150 польских населенных пункта. В ответ поляки начали нападать на украинцев. Результатом акций, позже названых «Волынской резней», было убийство по разным оценкам от 30 до 80 тысяч поляков и пытавшихся их защитить украинцев-соседей, а также представителей других народов. Украинцев от ответных действий погибло от 2 до 3 тысяч.

Сегодня такие историки, как Вятрович, утверждают, что геноцид поляков был на землях Волыни не таким уж и большим, и вообще, это было «украинско-польское противостояние».

И подобный взгляд на Украине популяризируется. Тем более, что с украинской исторической наукой сегодня происходят печальные процессы.

«История сегодня отдана на откуп «экспериментаторам от исторической науки». Не классическим академическим учреждениям, не людям, понимающим, что такое балансы и ответственность, а революционерам, одним махом перечеркивающим одни страницы и вклеивающим совершенно иные», — пишет в колонке для Ukraina.ru Константин Бондаренко.

Деятельностью украинских чиновников от истории шокированы и за океаном.

«Вятрович перерабатывает современную историю страны, чтобы отбелить участие украинских националистических групп в Холокосте и массовых этнических чистках поляков во время Второй мировой войны. И это ему удается», — отмечало американское издание Foreign Policy.

Сам же Вятрович во всем винит других. В данном случае — польских политиков.

«Ослепленные ненавистью польские политики портят уникальный шанс для взаимопонимания и сотрудничества с Украиной», — уверен он.

При этом, с его подачи продолжается переписывание украинской истории и чествование УПА, которая и виновна в этнических чистках поляков. А Варшаву такая политика Киева очень раздражает. Как себя будет чувствовать поляк на проспекте Бандеры в Киеве?

К чему это приводит — видно на примере украинско-польских отношений. Они бы и развивались, да старые раны, которые сегодня раздирают еще сильнее, не дают.