Футбол больше не в моде

Дни славы и уныния футбольного клуба «Днепр» подошли к концу. Его команда уже не участвует в еврокубках, его футболисты — те, что умеют играть — косяком разбегаются по другим клубам, собственник задолжал зарплату тренерам и игрокам. Судя по всему, клуб ликвидируется, он больше не нужен. В первую очередь он не нужен его президенту — олигарху и бывшему губернатору Днепропетровской области Игорю Коломойскому.

Последний, впрочем, недавно опроверг новости о ликвидации клуба. Но сделал это крайне неубедительно. «Клуб не будет жить в том режиме, что раньше. Ненормально тратить бешеные деньги при коэффициенте полезного действия, который равен нулю. Подходы нельзя не пересмотреть после поражения нашей команды миллионеров команде «почтальонов» (речь о проигрыше сборной Украины в матче против команды Северной Ирландии», — заявил Коломойский, комментируя сообщение о прекращении деятельности ФК.

Действительно содержать футбольный клуб — дело накладное. А коэффициент полезного действия для его собственника сегодня крайне низок. И речь не только и не столько об игре.

В Украине футбольный бизнес не имеет положительной капитализации. Даже ведущие клубы страны — «Динамо» и «Шахтер» суть убыточный бизнес. Но еще до недавнего времени собственный футбольный клуб был атрибутом крупнейших украинских олигархов. Ринат Ахметов («Шахтер»), Игорь Суркис («Динамо»), Сергей Тарута (донецкий «Металлург» Игорь Коломойский («Днепр»), Константин Жеваго («Ворскла»), Александр Ярославский («Металлист»), Вячеслав Богуслаев (запорожский «Металлург») — для них всех футбольный клуб был элементом элитарной тусовки, в которой все они в силу статуса и денежного багажа пребывали. А для Ахметова «Шахтер» — и вовсе важнейший элемент позиционирования, позволяющий олигарху избегать сложных вопросов журналистов и длинных интервью. «Ахметов комментирует только футбол» — как правило, отвечает его пресс-служба.

Даже «кошелек» семьи Януковича Сергей Курченко в период расцвета своей бизнес империи не погнушался отжать харьковский «Металлист» у Ярославского. Правда, наслаждался он игрой команды недолго — случился Майдан. Исключением из правила были разве что Виктор Пинчук, зять бывшего президента Кучмы и Петр Порошенко. Их редко фотографировали в вип-ложах на футбольных стадионах.

И вот в эпоху Петра Порошенко футбол перестал быть тем самым элитарным атрибутом. Сначала сын владельца «Мотор Сичи» отказался от содержания запорожского «Металлурга». Этому предшествовало прекращение поставок вертолетных двигателей предприятия в Россию. Теперь вот «Днепр», а накануне — жесточайшая схватка с властями за "Укрнафту" и другие активы, контролируемые группой "Приват". Коломойский понимает: судя по всему, ему не стоять в вип-ложе с Порошенко, не «перетирать» вопросы с президентом под шумные, но уютные, речевки болельщиков, как это было во времена Кучмы, Ющенко и Януковича.

У нынешнего президента другой стиль. Крупный землевладелец и кондитер предпочитает теннис и картины импрессионистов. Возможно, пришло время бросать шумный футбол и осваивать изящное искусство аукционных торгов.

Одного письма недостаточно

Putin is crazy, — эту фразу я часто слышал, будучи этой весной в Турции. Туристический сезон только-только начинался, и местные работники сферы услуг и развлечений отчаянно боролись за наше внимание. Туристическая активность сжалась, а масштабная турецкая инфраструктура, ориентированная на туристов, работала вхолостую. На вопрос о причинах сложившейся ситуации ответом было: political problems.

Cериz терактов в Турции и размолвка с России — главные из них. Именно они отпугнули большую часть туристов, который составляет 3-4% турецкого ВВП. Турки быстро научились не любить Путина и России. Но, чем ближе был туристический сезон и чем больше были убытки от падения турпотока, тем эта нелюбовь все больше принимала оттенок обиды. На Путина, на пилота российского Су-24… на Эрдогана, который все это допустил.

И вот извинения последнего за сбитый самолет запустили новый тренд. Путин оказывается прав, а хорошие отношения с Россией — в приоритете. Важные заявления, в том числе о необходимости восстановить поездки российских туристов в Турцию, прозвучали. Но вот незадача — новый теракт в аэропорту Стамбула «Ататюрк», унесший десятки жизней, не принесет турецкой туристической сферы моментальный положительный эффект от примирения с Москвой. Во главе — вопросы безопасности. Это не раз подчеркивали официальные российские спикеры.

Судя по всему, Путин и Россия — далеко не единственная проблема Эрдогана. Турецкому президенту предстоят непростые дни и месяцы.Любое решение имеет последствия, которые одним звинительным письмом не компенсируешь.

Erdogan is crazy — интересно, услышу ли я эту фразу во время следующей поездки в Малую Азию.

Порошенко как мастер компромата

Генпрокуратура начала расследование дела о выведении средств топ-менеджерами банка «Финансы и кредит» в 2010-2015 годах. Собственно, по большей части этот период — период правления Виктора Януковича. Глава Нацбанка Валерия Гонтарева ранее уже заявляла, что львиная доля кредитования банка выпадала на структуры его собственника, ныне внефракционного депутата и одного из крупнейших украинских предпринимателей Константина Жеваго.

В бизнесе и политики ранее Жеваго ориентировался на Юлию Тимошенко и был одним из крупнейших спонсоров ее партийных проектов. После посадки Тимошенко в тюрьму Виктором Януковичем, Жеваго максимально абстрагировался от леди Ю, переключившись на решение проблем бизнеса. Тем более что последних хватало — проблемы на металлургическом рынке сказались на компании Ferrexpo, владеющей Полтавским горно-обогатительным комбинатом и, конечно, на банковском бизнесе Жеваго. В период правления Януковича Жеваго не прирастал собственностью, но и не терял ее.

Все изменилось после победы Майдана. Страну охватил масштабный экономический кризис. Несмотря на то, что с выходом Тимошенко из тюрьмы Константин Жеваго остался подчеркнуто нейтральным, весьма вероятно, что старые связи не были забыты. Заклятый враг президента, Юлия Тимошенко (известная своим высказыванием про Петра Порошенко, который «в соплях и слезах» пришел к Ющенко), очевидно, была не против возобновить давнее партнерство с Жеваго. Политическая крыша, вероятный доступ к госактивам — то, на что в Украине легко покупается любой олигарх, могли стать для владельца банка «Финансы и кредит» убедительным аргументом вновь сойтись с лидером «Батькивщины».

Но Порошенко, судя по всему, вновь сыграл на опережение. Расследование Генпрокуратуры — спусковой крючок, который в случае чего может нажать президент. Дело Онищенко, обыски в домах Ключева и Сивковича, арест людей Курченко — Порошенко дает понять свои оппонентам — нынешним и потенциальным — что с ним шутки плохи. Константину Жеваго предстоит непростое решение.