20 июня в Харькове, во время строительных работ на улице Зеленина произошел завал, в результате которого погиб один из рабочих. Им оказался подросток, которому исполнилось всего семнадцать, а, по другим данным, даже шестнадцать лет. Этот случай заслуживает особого внимания, поскольку совсем недавно на Харьковщине разгорелся скандал, связанный с фактами нелегального использования труда несовершеннолетних украинцев, который еще раз показал масштабы эксплуатации детей и подростков в нашей стране. А заодно, наглядно продемонстрировал, в каких условиях приходится им работать.

Во-первых, это выгодно

В конце мая в клинику Нововодолажского района доставили шестнадцатилетнего подростка из села Охочее, который несколько часов находился в состоянии комы. Медики диагностировали у него отек лица и анафилактический шок. Как оказалось, юноша по имени Олег нелегально трудился на местной птицефабрике, и потерял сознание прямо на рабочем месте. По словам работников фабрики, мальчик, который переносил в цеху кур, на глазах у всех схватился за горло и начал задыхаться. У него почернело лицо, и если бы скорая своевременно не забрала Олега в реанимацию, все могло бы завершиться трагедией.

Ни местные жители, ни врачи, которые заявили о произошедшем в полицию, не сомневаются в причинах, которые вызвали этот приступ. Тяжелый «аромат» аммиака ощущается даже на большом расстоянии от фабрики, а в цехах к нему добавляется токсичный запах химикатов, помета, воздух насыщен частичками перьев и пуха. В таких условиях тяжело работать и взрослым, которые то и дело страдают заболеваниями кожи и дыхательных путей. Между тем, как показала проведенная после этого инцидента проверка, на птицефабрике в Охочем постоянно работали десятки несовершеннолетних жителей села – некоторым из них было всего десять лет.

«Директору важно, чтобы работа выполнялась в срок. А то, что ее делают дети, еще и лучше. Не нужно оформлять трудовые книжки, платить налоги. У нас в селе это обычное дело. Бывает, что школьники бегают туда и во время уроков. Жить ведь как-то нужно», – рассказал журналистам дед пострадавшего Олега. А десятилетний мальчик по имени Славик охотно признался, что он часто отправляется на фабрику вместо занятий в школе: «Ну, мне там подают кур, и я их переношу. Там кур носят в основном дети. Моя учительница всегда знала, что вместо уроков я хожу на птичник».

Дневной заработок работавших на птицефабрике детей составлял около 50-60 гривень или чуть больше $2. Работать приходилось «столько, сколько сказали».

Как показала проверка Харьковской областной прокуратуры, подростки не прошли медосмотр, работали без согласия родителей, не составлялись трудовые договора, никто не проводил с ними инструктаж по технике безопасности, обязательный для работы на вредном для здоровья производстве. И, разумеется, несовершеннолетние никак не отмечались в финансовой отчетности предприятия.

Идти больше некуда

Недавние случаи в Харькове и селе Охочее не являются каким-то исключением. Нелегальный труд несовершеннолетних подростков – в том числе, детей в возрасте до 15 и 16 лет – получил на Украине массовое распространение, хотя на это обращают внимание только в случае чрезвычайных происшествий, которые обычно пытаются замолчать. Это является прямым следствием прогрессирующего социального кризиса, факторы которого прекрасно известны – инфляция, безработица, задолженности по зарплате, рост цен на товары первой необходимости, катастрофическое повышение коммунальных тарифов и планомерная ликвидация социальных льгот.

Обнищавшим гражданам все тяжелее обеспечивать своих детей – и поэтому детский труд постепенно становится нормой и даже необходимостью для многих украинских семей. А работодатели охотно используют возможность заработать на эксплуатации несовершеннолетних.

«Не могу сказать, что подростки не работали у нас на стройках раньше, – рассказывает Александр Семусь, прораб одной из киевских строек. Но в последнее время они просто повалили. В основном, приезжают из села. В селе работы нет, и не предвидится, за границу их никто не пустит, образования и опыта работы нет никакого, а зарабатывать надо. Остается таскать кирпичи. В каждой бригаде строителей есть пареньки «до шестнадцати и младше». Некоторые – с родней, некоторые сами приезжают. Две или три тысячи гривень могут заработать. На счет техники безопасности их не инструктируют – учатся всему сами, в процессе работы. А пьянствовать уже до нас научили».

Последнее исследование Госкомстата, которое проводилось при содействии Международной организации труда еще до «евромайдана», выявило в Украине почти полмиллиона работающих детей и подростков. Согласно исследованию, средний возраст работающих детей составил 12 лет, причем 6% несовершеннолетних в возрасте 13-14 лет работали больше взрослых, а рабочий день некоторых 15-17-летних украинцев превышал 56 часов в неделю.

В сельском хозяйстве были заняты около 150 тысяч детей в возрасте 14-15 лет, причем треть из них имели проблемы со здоровьем, а многие были заняты на опасных работах.

В отделении пластической и реконструктивной хирургии киевского «Охмадета» демонстрируют фотографии травмированных детей – каждый год там фиксировали около 15-16 случаев серьезных производственных травм у несовершеннолетних, которые приводили к сложным операциям с ампутациями пальцев или конечностей.

Новые профессии несовершеннолетних

С тех пор ситуация серьезным образом осложнилась – в первую очередь, потому, что на Украине получили распространение новые нелегальные «профессии», в которых бесконтрольно используется детский труд. В первую очередь, речь идет о добыче янтаря, которая приобрела неконтролируемые масштабы на обширных территориях Волынского, Ровенского и Житомирского Полесья. Труд несовершеннолетних подростков является там сейчас самым обычным делом.

«Хлопцы моют песок помпами, бегают с сачками. У них зрение лучше, чем у родителей, животов нет, могут много янтаря намыть, – рассказывает житель Житомирщины Виктор. – Можно сказать, сейчас это у подростков основное занятие – все хотят денег, все, кто может, сидят в лесу на янтаре, в любое время года, в любое время дня, ночи и в любую погоду. Бывает, что и девушки помогают. Чем еще заниматься?».

Не удивительно, что несовершеннолетние добытчики янтаря регулярно попадают в криминальные сводки. Так, в июле прошлого года пограничники задержали возле села Каменное на Ровенщине двух малолетних старателей. Их односельчане устроили штурм погранпункта, который закончился стрельбой и ранением двух человек. Вскоре после этого украинские полицейские поймали трех шестнадцатилетних подростков из села Володимирец, добывавших янтарь с помощью автопомпы. В апреле 2016-го возле села Сушаны задержали группу мальчиков возрасте 15-16 лет, которые успели накопать 35 килограмм янтаря. Наконец, совсем недавно, 14 июня, неподалеку от села Озерцы тяжело ранили шестнадцатилетнего парня, который ехал с друзьями на велосипедах, направляясь на янтарную «копанку». Кто-то из конкурентов по нелегальному бизнесу выстрелил в него из леса.

«Несчастные случае на янтарных «клондайках» никто не фиксирует. Там  большой травматизм. Можно провалиться в яму, дерево может на человека упасть, можно завязнуть в размытом песке, как в болоте – хорошо, если успеют вытащить. Ну и драки, разборки, всякие происшествия на пьяную голову. Тем более, там, в лесу, теперь хватает оружия, – рассказывает один из житомирских волонтеров, который мониторил ситуацию в зоне «янтарного бедствия. – Неправильно, что когда школьник хочет купить себе телефон, он идет в лес за янтарем. Но местные считают это нормой».

Понятно, что «янтарная лихорадка» не случайно охватила этот регион, который выделяется уровнем безработицы даже на фоне остальных областей Украины. Стоит отметить и то, что в рамках «образовательной реформы» украинского правительства на Житомирщине проходит масштабное сокращение количества сельских школ, в рамках которых здесь закрывается сразу 76 образовательных учреждений. Лишив молодежь возможности получить образование и работу, наглухо перекрыв для них все «социальные лифты», государство в буквальном смысле заталкивает это поколение в янтарные ямы, которые заменят ему ставшие недоступными университеты.

Джунгли рядом

Альтернатив этому бизнесу немного – криминал, незаконная вырубка леса, трудовая миграция или перспектива службы в армии, где сейчас также велик риск потерять жизнь и здоровье. И пока социально-экономическая ситуация в стране ухудшается, на Украине будет постоянно расширяться сегмент нелегальной трудовой занятости детей, включая их сексуальную эксплуатацию – это отдельную и очень болезненная тему.

Согласно последним данным ООН, на сегодня в мире вынужденно работают 168 миллионов несовершеннолетних. Очевидно, что число украинских подростков в рядах этой трудовой армии только растет.

1 июня правозащитники провели в Брюсселе акцию против эксплуатации детского труда, символически «выкапывая» из земли смартфоны – поскольку их производителей обвиняют в эксплуатации детей на кобальтовых карьерах Африки. Однако, вполне возможно, что мировой общественности уже вскоре придется обратить внимание на положение украинских подростков, которые нелегально копают янтарь в точно таких же, диких и по-настоящему средневековых условиях  – только не в джунглях далекого континента, а совсем рядом с границей Евросоюза.