20 июня начал работу восьмой Вселенский православный собор. Несмотря на отказ РПЦ, Болгарской, Грузинской и Антиохийской (объединяет часть ближневосточных земель, а также арабские приходы в Северной и Южной Америке) православных церквей участвовать в Соборе, патриарх Константинопольский Варфоломей заявил, что собор все-таки состоится.

Представители РПЦ обвинили Константинополь в попытке монополизировать подготовку к Собору. «Предсоборный процесс не раз заходил в тупик именно из-за того, что представители Константинополя проводили некоторые действия, касающиеся подготовки собора единолично, то есть без согласия других церквей», — уточнили в РПЦ.

За этой размытой формулировкой кроется серьезная подковерная борьба церковников за прихожан и контроль над церковью. Москва и Константинополь давно борются за главенство в православном мире. Не последнюю роль в этой борьбе занимает «украинский фактор». Хоть церковь и отделена от государства, мирская жизнь оказывает на нее самое непосредственное влияние.

Москва против Константинополя

«Константинопольский патриархат — это троянский конь в православном мире. Он все делает для того, чтобы оторвать УПЦ МП от своего естественного канонического центра. Причем уже давно. Поэтому и появляется законопроект об отнятии Лавры, — считает Кирилл Фроллов, глава Ассоциации православных экспертов. — Но никакого раскола в греко-славянском православном мире нет. Ведь против проведения собора на Крите выступила не РПЦ, а греко-арабская Антиохийская православная церковь.

Цель, которую преследует константинопольский патриарх, это восточный папизм, о котором которого еще в двадцатом веке писал протоиерей Александр Шмеман. Он тогда заявил, что Константинопольский патриархат вообще не имеет никаких прав диктовать свою волю, потому что все его первенство, даже первенство чести было связано с существованием великой Византийской империи и огромным количество паствы. Но теперь в Стамбуле у патриарха меньше 1% верующих. Сегодня он всего лишь епископ города Стамбула, а не Империи. Так что он никому ничего диктовать не может».

В то же время Василий Анисимов, руководитель пресс-службы УПЦ МП, более сдержан в своих оценках. «Надо помнить, что патриарх Константинопольский не признает никакой Киевский патриарх, который, по сути, не является никакой православной церковью, это просто общественная организация, члены которой самоназвались «патриархом» и «епископами», он несколько раз призывал КП покаяться в расколе и возвратиться в лоно церкви».

Кому достанется Лавра

Накануне Собора, 16 июня, Верховная Рада Украины приняла обращение, в котором просит Патриарха Константинопольского Варфоломея создать на Украине независимую от Москвы православную церковь. Параллельно в парламент внесен законопроект «О комплексах Киево-Печерской и Свято-Успенской Почаевской Лавр», монастырям (один расположен в Киеве, другой в Тернопольской области) собираются вернуть статус историко-культурных заповедников, указывая на якобы невозможность обеспечить сейчас сохранность архитектурных памятников Украинской православной церковью Московского патриархата, в чье бессрочное пользование отданы эти два монастыря.

Документ предусматривает установление порядка, «при котором все граждане Украины и все религиозные организации будут иметь одинаковую возможность доступа к пользованию этими памятниками». Иными словами, разрушается монополия УПЦ МП на главные украинские храмы, а доступ к ним получает и Киевский патриархат, который давно добивается контроля над Лаврами, прежде всего Киево-Печерской: и как древнейшей святыней страны, и как местом размещения правящих органов Украинской Православной Церкви.

«Все-таки Киево-Печерская Лавра — это величайшая святыня, это святое место для всех православных Святой Руси, — говорит Фролов. — Тут писал свою «Повесть временных лет», первый русский манифест, монах Нестор Летописец. Контроль над Лаврой неканонического Киевского патриархата — это разрушение Святой Руси. Это будет осквернением святыни».

Захваты Лавры случались и раньше. Большевики поддерживали обновленчество и автокефалию в 20-х годах двадцатого века. Организованный большевиками обновленческий раскол поддержал Константинопольский патриарх Мелетий Метаксакис, зависимый от Запада, поддержал обновленцев и требовал от московского патриарха Тихона уйти в отставку. Тихон не пошел ни на какие компромиссы и ликвидировал автономию украинской церкви, переведя ее в экзархат Русской православной церкви.

Абсурдным законопроект считает и Василий Анисимов. По его мнению, так как территория Киево-Печерской Лавры и так принадлежит государству, а на части ее территории и так расположен заповедник. «УПЦ МП в отличие, например, от той же Польши государство ничего не возвратило. А вот православные поляки получили назад все то, что им принадлежало. Да что тут говорить, если УПЦ МП до сих пор не имеет статус юридического лица».

Александр Чаленко, Александра Радченко