14 июня в Львовской области загорелась очередная мусорная свалка. На этот раз в райцентре Жидачев Львовской области. Пока что горит 3,5 гектара огромного полигона бытовых отходов, для тушения задействована спецтехника.

Всего за две недели до этого инцидента разгорелся пожар на другой львовской свалке — возле села  Грибовичи. Возгорание окончательно не потушено до сих пор. В ходе его тушения из-за оползня мусора объемом более 100 тысяч кубометров погибли четыре человека.

По мнению львовского мэра Евгения Садового, грибовичскую свалку подожгли. Реакция президента Петра Порошенко на просьбу Садового объявить пожар в Грибовичах экологическим бедствием и одобрить, наконец, проект по ликвидации свалки, на который уже выделены  средства Европейского банка реконструкции и развития (ЕБРР), была неожиданной.

«Мусор надо убирать, а не делать на нем большую политику», — заявил украинский президент.

Эхом разнеслось

Ответ Порошенко Садовому услышали и другие мэры. И, судя по всему, крепко призадумались. А как иначе. Ведь глава государства недвусмысленно дал понять: случись что подобное истории в Грибовичах, градоначальники могут рассчитывать только на себя. Им еще пинка дадут за слабое усердие в решении нерешаемой проблемы.

Тот факт, что использование противопожарной авиации на тушении  пожара в Грибовичах началось только на 12-й день возгорания — лишнее подтверждение этому тезису. После инцидента со свалкой в адрес Садового посыпались обвинения. Мол, за десять лет на своем посту не уследил, мер не принял. Но эти обвинения справедливы лишь отчасти.

Дело в том, что города, даже такие крупные как Львов не располагают средствами, которые смогли бы решить эту инфраструктурную проблему. Стоимость того же проекта ЕБРР, о котором говорил Садовый в обращении к Порошенко, составляет €30 млн — это около 20% доходной части бюджета Львова. Понятно, что выделить дополнительно такие средства городские власти не в состоянии.

Именно как часть политической борьбы интерпретировали львовские события другие градоначальники. Так, мэр Ивано-Франковска Руслан Марцинкив 9 июня, вскоре после захвата львовской мэрии, заявил, что возможны диверсии по поджогу мусорного полигона в селе Рыбное вблизи города.

«Есть информация, что может быть поджог нашего полигона. Поэтому надо усилить там безопасность правоохранителями, привлечь пожарных», — сказал Марцинкив.

По его инициативе к охране полигона в Ивано-Франковске уже присоединилась местная «Городская ассоциация участников АТО».

Отметим, проблема утилизации бытовых отходов стоит не менее остро в любой из украинских областей, и каждый мэр может оказаться под таким же ударом, что и Садовый — достаточно поджечь городскую свалку. 

Свалка и большая политика

В действительности Петр Порошенко сам использовал мусорную тему как инструмент большой политики. Грибовичи стали для него лишним поводом указать прогрессивному мэру на его место. Напомним, условный президентский рейтинг Садового (33% по последним опросам) ненамного меньше, чем у Надежды Савченко, существенно больше, чем у Юлии Тимошенко, и на порядок выше рейтинга самого Порошенко.

«Практически на всех полигонах  происходят пожары, подобные львовскому, но не все они попадают в прессу. Большинство из свалок — закрытые объекты, куда просто так попасть невозможно. Понять, что там что-то происходит, возможно лишь тогда, когда люди начинают перекрывать трассы, выходят на автострады и дороги и выдвигают требования закрыть ту или иную мусорную свалку», — заявил президент Общественного союза «Эра Украина», эколог Александр Игнатенко.

Длинные мусорные деньги

Решить «мусорный вопрос» можно только при поддержке центральных властей страны. Об этом заявили участники инициированной Киевской горадминистрацией конференции на тему «Мусорные свалки — экологическое самоубийство Украины. Как предотвратить техногенные катастрофы?».

Причем дело не только в отсутствии финансирования, которое может обеспечить только центральная власть. Нужны и законы, которые помогут привлечь бизнес. Инвестиции в переработку мусора окупаются не ранее, чем через 10 лет.

«Сегодня в Украине нет экономических стимулов на развитие  мусороперерабатывающей индустрии. Этот бизнес не прибыльный, инвесторы сюда идти не хотят. На небольшую компактную линию переработки мусора необходимо как минимум €10 млн, а на строительство завода — €300 млн. Такие деньги сегодня в Украину вкладывать никто не хочет», — отметил заместитель киевского мэра Павел Пантелеев.

Потребность в мощностях по переработке мусора на Украине огромна, и только для украинской столицы объем необходимых «мусорных» инвестиций составляет около €1 млрд.

«На сегодняшний день мусорные свалки занимают около 7% от территории Украины. Морфология мусора — полиэтилен, упаковочный материал в подавляющем большинстве. Нам нужно построить как минимум 2- 3 мусоросжигательных завода, каждый из которых стоит около €300 млн, только в Киеве! Но для этого нужны изменения в закон, чтобы можно было привлечь инвестиции», — заявил директор КП «Киевкоммунсервис» Евгений Русин.

«Это без сомнения, проблема государственного масштаба: проблема власти. Государство обязано мотивировать бизнес, который был бы заинтересован прийти в этот бизнес, но ничего подобного нет и в помине!», — подчеркнул эколог Игнатенко.

Решительное ускорение

Децентрализаци должна начаться снизу. Требование целого ряда облсоветов — Одесского, Житомирского и других — к правительству о перераспределении властных полномочий получает толчок в лице видимых инфраструктурных проблем. Такие катастрофы как пожар на свалке в Грибовичах — печальное подтверждение бессилия регионов, которые не могут решать свои проблемы, уповая на помощь Киева.

Конфликт Порошенко и Садового заставил напрячься многих градоначальников. Бунт мэров против Киева назрел. Не хватает смелости, но страх перед собственными горожанами может придать решительности мэров невероятное ускорение.

 

Василий Темный и Полина Орловская