Еще недавно Тейфук Гафаров руководил юридическим управлением Меджлиса. Сейчас он занимает пост вице-мэра столицы Республики Крым. За его спиной портрет Путина. А на большом столе градоначальника соседствуют монитор и четки.

«Крымскотатарский флаг – уже не символ протеста»

— Нужен был человек, который занимался бы вопросами межнациональных отношений. Руководство республики и города пришло к выводу, что лучше самих крымских татар в этих проблемах никто не разберется, — объяснил свой приход во власть Гафаров.

Гафаров и прежде был в крымской власти. Но не на столь высокой позиции — работал адвокатом в Совете Министров Крыма. Ему всего 33 года. Он — пример здорового карьеризма, подкрепленного профессионализмом и личной вовлеченностью в решение общественных вопросов.

- В Крыму никогда не было конфликтов между русскими и украинцами. Вместе с тем, на протяжении последних лет накалялись отношения между крымскими татарами и славянами, особенно в день памяти жертв депортации. На протяжении 2000-х, вплоть до воссоединения Крыма с Россией, Симферополь 18 мая погружался в хаос. В центре города останавливался транспорт, с окраин шли шумные колонны крымских татар, по городу носились, нарушая все правила дорожного движения автомобили с крымскотатарскими флагами. Славяне старались в этот день лишний раз на улице не показываться, детей не пускали в школы.
— Политизация крымскотатарского вопроса — украинское наследие. В тот период было политизировано все крымское общество. Крымские татары привыкли, что их используют как фактор нестабильности. Выросло целое поколение, накаченное партиями и фондами протестным настроением. Оно не знает, как по-другому выразить свою позицию. Сейчас крымские татары увидели, что нет необходимости митинговать, чтобы добиться решения той или иной проблемы. Нужно лишь понимать ее юридическую сторону, чтобы добиться своего.

- Однако и в этом году 18 мая порой носились по городу немногочисленные, но шумные кортежи с голубыми флагами. В общественных местах можно было встретить возбужденных подростков с крымскотатарской символикой.
— Согласитесь, нынче это были единичные случаи. В прошлом году, действительно, произошла нештатная ситуация: с севера полуострова, из Белогорска отправился несанкционированный караван на сотню машин с крымскотатарскими флагами. Организаторы ввели участников в заблуждение, сказав, что автопробег и его маршрут согласованы с властями. Радикалы настроили молодежь из Белогорского района на эту акцию и подбивали присоединиться к ней крымскотатарских ребят из Симферополя. К моменту прибытия полиции организаторы ретировались. Однако Глава госкомитета правительства республики по делам межнациональных отношений и депортированных граждан Крыма, бывший зам главы Меджлиса Заур Смирнов вместе с вице-премьером Русланом Бальбеком лично разобрались с вопросом, встретившись с участниками акции на окраине Симферополя и убедив их действовать в рамках закона. Через год эти ребята уже участвовали в масштабном автопробеге в День флага крымских татар, в организации которого приняла участие власть — было около трехсот машин. Одно из главных достижений нового руководства республики в том, что оно не дало сделать крымскотатрский флаг символом протеста. Подобные попытки провалились. Он используется на всех официальных мероприятиях.

- Выходит, крымскотатарский фактор перестал быть дестабилизирующим?
— Самая главная проблема — это информационная война, которая ведется политэмигнрантами с территории сопредельного государства. Работая в украинские времена в крымской власти, они не занимались ежедневными проблемами крымских татар. Я видел в комитете по межнациональным отношениям пачки обращений и жалоб, которые не разбирались. Теперь же они на своих телеканалах, сайтах пытаются раскачать народ. Недавно сам посмотрел ATR и заметил, что программы строятся на принципах зомбирования, воздействия на психику. Никаких практических предложений нет. Муссируется тезис: Крым вышел из состава Украины — жизнь закончилась. Впрочем, эффективность этих действий от месяца к месяцу падает. Люди видят работу нынешней крымской власти, знакомятся с положением дел в России. Тот факт, что мусульманская умма в России составляет 20 миллионов человек, не может не впечатлять и не радовать крымских татар.

- Каковы насущные проблемы крымских татар сегодня?
— Больной вопрос для крымских татар — земля, процесс ее оформления и ввод в эксплуатацию строений. В 90-х был сложный период возвращения на родину — землю не давали. Реакцией на что стали самозахваты. Никто полученные таким образом наделы легализовать не торопился: поднимали детей, ставили бизнес. На Украине и так жить можно было. Простые люди полагали, что запись в домовой книге закрепляет право собственности. Впрочем, процедура оформления — общая для всех симферопольцев. Жители замечают, что дороги пока тоже не в идеальном состоянии. Ими не занимались десятилетиями. Однако в этом году закончили две транспортные артерии в больших микрорайонах, на которые потрачено 200 миллионов рублей.

- Как простые жители, в частности крымские татары, живущие общинами в ряде микрорайонов Симферополя, могут повлиять на власть и добиться решения своих проблем?
— Симферополь — единственное муниципальное образование в Крыму, которое зарегистрировало в микрорайонах компактного проживания крымских татар — таких у нас 11 — территориальные органы самоуправления, В них вошел актив тех структур, которые прежде именовали себя местными меджлисами. У них есть официальный статус, устав, они могут участвовать в жизни города, работе комитетов, вносить проекты решений сессий. Теперь при финансовой поддержке горадминистрациии проводятся дни микрорайонов. На день Ак-Мечети (самый густонаселенный район компактного проживания крымских татар в Симферополе — прим. ред.) выделили 300 тыс. рублей. На три года на сферу межнациональных отношений выделено 24 миллиона рублей. Для сравнения, в украинскую пору на год выделялось 300 тыс. гривен — то есть, 1 млн. рублей.
Люди должны научиться применять общественные и юридические рычаги взаимодействия с властью. Например, президент Путин издал указ о реабилитации репрессированных народов, в том числе крымскотатарского, в российском законодательстве масса документов, облегчающих жизнь людей. Их выполнения нужно добиваться от властей на местах, в хорошем смысле лоббировать. Чиновники не всегда верно истолковывают нормы законов. Интеллигенции, которая до сих пор пассивно наблюдала за развитием событий, нужно вступать в диалог с чиновниками.

- Я слышал жалобы от крымских татар, что их не берут на госслужбу. Мол, их удел — торговля на рынке, сады и поля.
— Мы сейчас можем пройти по этажам, заглянуть в кабинеты и увидеть, сколько здесь работает крымских татар, — парирует Гафаров. — Был момент, когда двумя замами главы работали крымские татары, и еще один — казанский татарин. Такого в украинской период не случалось никогда. Татары занимают серьезные должности в каждом подразделении. То же самое мы увидим в судах, прокуратуре, министерствах. Раньше крымских татар ставили на должности по политическим мотивам, сейчас — по профессиональным критериям, по конкурсу. Россия — страна большая, много специализированных вузов, в которых можно получить любую нужную для Крыма специальность. Республика поддержит ребят с задатками. Путь к образованию открыт. Моя жена — кандидат медицинских наук. В российский период она стала доцентом самостоятельно — я узнал об этом постфактум.

- Как повлиял блэкаут на настроения крымских татар?
— То, что эта проблема была решена жестко в краткие сроки, показало крымчанам, что Россия — сильное государство. Украина, наверное, в такой ситуации пошла бы просить по миру денег на прокладку кабелей. Мы почувствовали поддержку большой страны. Курирующий нас Санкт-Петербург прислал дизельные генераторы, поддержали все субъекты федерации. И это на фоне негатива, который вызвали инициаторы блокады. Последствия видел каждый. Как и все, возвращаясь домой по вечерам, я вез канистру 92-го бензина, чтобы заправить электрогенератор. Тяжелый период объединил нас и открыл глаза на суть действий тех, кто лишил полуостров воды, продуктов и света. Для многих крымских татар флаг с тамгой на подорванной опоре ЛЭП стал шоком. Еще два года назад некоторые мои знакомые из числа крымских татар были резко против нового статуса Крыма. Но мы видим бесконечные политические баталии на Украине и те изменения, которые происходят в Крыму. В результате позиция у людей меняется.
Недавно у меня возник спор с товарищем, стало ли жить лучше? Он утверждал обратное. Мы вышли на улицу, я указываю на его BMW, мы видим, что у каждого соседа под домом стоит машина — жить стало хуже? Предприниматели в украинский период набрали кредитов, а теперь их погасили и зарабатывают. Удивительно, когда плачутся люди, которые ездят на «мерседесах» и «рэндж роверах». В украинский период людей, и крымских татар в том числе, приучили быть недовольными. Прививался «национализм угнетенных». Знаете, мы съездили в Казань, посмотрели, как там татары живут, и поняли: просто надо работать.

- По Симферополю ездят маршрутки предприятия «СимСитиТранс», фактическим владельцем которого является организатор блокады Крыма Ленур Ислямов, а формальным — его отец. Как ему удается совмещать ведение бизнеса в правовом поле Российской Федерации и заявлять о непризнании ее юрисдикции в Крыму?
— Ислямов — для меня феномен. Знаком с ним, общался. Казался серьезным бизнесменом: крупнейшее автотранспортное предприятие, банк, телеканал и так далее. Вдруг все, что строил, пустил под откос. Ему может дать квалифицированную оценку разве что специалист в области здравоохранения. «СимСитиТранс» работает, но люди оттуда уходят. Ислямов не может расплатиться с кредитами. Его предприятия умирают. Если он так обошелся со своим бизнесом, что ему стоит поставить под удар Крым? После выхода в эфир с Чонгара с ребятами в масках его просто перестали понимать.