После помилования президентом РФ Владимиром Путиным Надежды Савченко и подписания аналогичного указа его украинским коллегой Петром Порошенко в отношении российских граждан Александра Александрова и Евгения Ерофеева на Украине заговорили о возвращении на Родину всех украинцев, отбывающих наказание в РФ.

23 марта глава департамента политики и коммуникации МИД Украины Алексей Макеев сообщил, что 23 заключенных, имеющих гражданство Украины, находятся на территории России, из них 12 человек — в Крыму. В свою очередь, уполномоченный МИД РФ по правам человека Константин Долгов 19 мая сказал, что, по оценкам внешнеполитического ведомства, более 100 граждан России остаются в местах заключения на территории Украины, однако точное количество назвать невозможно, потому что Киев не предоставляет Москве такую информацию. Таким образом, по словам дипломата, Украина не выполняет свои международные обязательства по Венской конвенции о консульских сношениях 1963 года и Консульской конвенции между РФ и Украиной 1993 года.

После освобождения Надежды Савченко на первый план вышли дела граждан Украины Геннадия Афанасьева и Юрия Солошенко. Первого ФСБ РФ задержала в Симферополе в мае 2014 года по делу «крымских террористов». 24 декабря 2014 Московский городской суд признал Афанасьева виновным в терроризме и приговорил к 7 годам колонии строгого режима. В феврале 2015 года в Москве задержали 73-летнего Юрия Солошенко, который раньше занимал пост директора украинского оборонного завода «Знамя». Его дело маркировано грифом «секретно», и подробности не разглашаются. По данным СМИ, он собирался на грузовике вывезти на Украину части некоего российского вооружения. Мосгорсуд признал Солошенко виновным в шпионаже в пользу Украины и приговорил его к 6 годам колонии строгого режима.

31 мая стало известно, что обоих заключенных перевели в московское СИЗО «Лефортово» еще в начале месяца, где они написали прошение о помиловании на имя президента РФ.

«Вы видели, что применяются определенные юридические механизмы, эти люди обратились с просьбой о помиловании. Это позволяет нам двигаться дальше в вопросе, в частности, обмена. Работа ведется. Мы будем использовать любой механизм, который можно будет использовать. Мы не будем говорить, на кого обмен, для того, чтобы не мешать сейчас процессу», — заявил заместитель главы МИД Украины Вадим Пристайко.

Одним из наиболее вероятных вариантов обмена считается выдача украинского гражданина Олега Сенцова, приговоренного в России к 20 годам по обвинению в организации терактов в Крыму. Накануне Верховный суд РФ отказался пересмотреть этот приговор. Однако это не означает, что у Сенцова нет шансов вернуться на Родину раньше окончания срока заключения. Как известно, основными способами возврата осужденных остаются три процедуры: помилование указами глав государств, взаимная передача в порядке, предусмотренном Конвенцией о передаче осужденных лиц от 1983 года, а также обмен на осужденных в результате политических договоренностей властей России и Украины.

О наличии политической воли как со стороны Москвы, так и со стороны Киева свидетельствует заявление пресс-секретаря Виктора Медведчука, непосредственно участвовавшего в процессе передачи Савченко и Александрова с Ерофеевым, который подтвердил, что политик делает все для того, чтобы как можно скорее решить вопрос об освобождении украинских граждан, и продолжит переговоры в Москве по поводу Афанасьева и Солошенко.

Глава правления ОО «Международная лига защиты прав граждан Украины» Эдуард Багиров в интервью изданию «Украина.ру» охарактеризовал выдачу Савченко, Александрова и Ерофеева как цугцванг, то есть когда любой ход будет проигрышным: в данной ситуации президенты России и Украины нашли вариант с наименьшими репутационными потерями. Однако эксперт считает, что такое помилование осужденных связано вовсе не с политической волей.

«Сегодня на политику значительное влияние оказывает экономика, поэтому не нужно воевать танками — достаточно воевать финансовыми ресурсами. На 99% активизация процесса выдачи заключенных вызвана экономическим фактором. В частности, именно из-за экономической целесообразности, связанной с нехваткой средств на содержание заключенных, Москва предлагает Киеву забрать украинских граждан, находящихся в тюрьмах и СИЗО Крыма», — сказал Багиров.

Он уверен, что в ближайшее время Россия и Украина проведут очередные обмены заключенными.

Отдельная тема в контексте передачи осужденных — это граждане Украины, находящиеся в СИЗО и тюрьмах Крыма, приговор которым вынесли до присоединения республики к России. 26 мая эту тему подняла уполномоченный России по правам человека Татьяна Москалькова. Она заявила, что украинская сторона не реагирует на призывы перевести этих осужденных в аналогичные учреждения на территории Украины. По словам омбудсмена, на сегодняшний день нет оснований для того, чтобы они отбывали наказание или находились под арестом в России, потому что эти люди совершали преступления как граждане Украины на территории Украины.

«12 мая я лично посетила СИЗО № 1, единственный на весь Крым и расположенный в Симферополе. В нем содержатся в том числе осужденные и обвиняемые граждане Украины. Они сами рассказали мне, и в достаточно эмоциональной форме, о том, что не понимают, почему их содержат там. Ведь преступление они совершили не в России, даже не в Крыму, который тогда был украинским, а на территории основной Украины. У них там родственники. Получив эти жалобы, я обратилась во ФСИН, и выяснилось, что в СИЗО № 1 содержится 16 граждан Украины, которые хотели бы воссоединиться со своими родными», — рассказала Москалькова.

Аппарат ее украинской коллеги Валерии Лутковской связался с российской стороной, омбудсмены двух стран договорились в ближайшее время обсудить сложившуюся ситуацию.

Москалькова сообщила, что Министерство юстиции России направило Киеву документы о переводе тех 16 граждан Украины, которые находятся в Крыму, но процедура по какой-то причине не состоялась.

«Кроме каких-то резонансных вещей есть обычные житейские истории, которые тоже требуют разрешения. Нам сейчас очень важно постараться снять все раздражающие факторы, ведь права человека не носят какой-то политической окраски, не имеют национальности, границ, а уполномоченные по правам человека разных стран всегда могут договориться», — заявила она.

Однако говорить сейчас об успешности или провале переговоров по взаимной выдаче осужденных лиц, находящихся в СИЗО и тюрьмах на территории соседнего государства, пока рано. Эти договоренности сейчас слишком хрупки и остаются пока на уровне намерения. Вполне вероятно, что какой-либо вопрос, не имеющий ничего общего с обменом осужденных, может сорвать этот процесс. В качестве дестабилизирующего фактора, например, может выступить указ президента Украины о введении персональных санкций против руководителей российских федеральных СМИ, в числе которых генеральный директор телекомпании «Первый канал» Константин Эрнст, главный редактор телеканала Russia Today Маргарита Симоньян и генеральный директор телеканала LifeNews Ашот Габрелянов.

В то же время нерешенным остается вопрос об обмене пленными между Украиной и народными республиками в рамках Минских соглашений. Уполномоченный ДНР по правам человека Дарья Морозова сообщила, что в Минске народные республики передали список на обмен пленными, в котором значатся фамилии 1102 ополченца. 1 июня в очередной раз безрезультатно завершились переговоры Контактной группы по этому вопросу. Позиции Украины и народных республик кардинально различаются: Киев предлагает передачу лиц, захваченных в ходе вооруженного конфликта, в формате «1 на 2», «10 на 20» или «25 на 50» в то время, как Донецк и Луганск настаивают на выдаче всех на всех. Однако для активизации процесса ДНР и ЛНР пошли на встречу Украине и согласились выдать 25 силовиков в обмен на 50 ополченцев. Кроме того, сохраняется взаимное недоверие, поскольку стороны подозревают друг друга в том, что в списки для обмена вносятся фамилии тех, кто не имеет непосредственного отношения к противостоянию на юго-востоке Украины.

Первый вице-премьер ДНР Андрей Пургин сообщал, что украинские силовики отправили на обмен таксиста из Харькова, пойманного пьяным за рулем, жителя Николаева, арестованного на митинге в поддержку отделения города от Украины, и учителя музыки, задержанного за телефонный разговор с родственником, во время которого он упомянул, что видит в окно военную технику ВСУ. 

Стоит отметить, что обмен пленными — это обычная процедура во время военных действий, механизм которого отработан годами. Неспособность Киева, Донецка и Луганска договориться по такому рядовому вопросу вызывает сомнение, что они смогут достичь согласия по решению более серьезных аспектов, прежде всего, политических.

Получается, что РФ и Украине проще в двустороннем порядке урегулировать проблемы, связанные со взаимной выдачей осужденных граждан, чем Киеву, Донецку и Луганску, де-юре входящим в состав одного государства, при посредничестве международных гарантов. Вопрос об обмене военнопленными остается одним из ключевых на повестке дня уже на протяжении двух лет.