Судебная реформа

Не вдаваясь в суть реформы, которую мы подробно описали в нашей статье и которую по пунктам разложил в своем блоге Андрей Портнов, зафиксируем ряд примечательных моментов голосования. Во-первых, речь идет об изменениях в Конституцию. На фоне общего раздрая в Верховной Раде и непрекращающихся разговорах о развале «демократической коалиции» голосование по таким противоречивым законам, в корне меняющим судебную систему в стране, было рискованным шагом Петра Порошенко. Но, хоть против соответствующих законов и выступила новая героиня украинской политики Надежда Савченко, реформа была утверждена с избытком голосов. По всему видно – голосованию предшествовала серьезная работа с депутатами. Да такая, что некоторые парламентарии открыто заговорили о своих опасениях за жизнь и здоровье. Вероятно, это те, кого не уговорили голосовать иными, более гуманными способами.

Во-вторых, фиксируем раскол в партии «Батькивщина» Юлии Тимошенко. Несмотря на то, что лидер партии Тимошенко и первый номер во фракционном списке Савченко голосовали против, большинство их однопартийцев реформу поддержали. Что ставит под сомнение управляемость партии со стороны Тимошенко. Отсюда – третий вывод. В Раде оформляется новая коалиция. Идеологические противоречия между БПП и «Оппоблоком» уступили место прагматическому подходу. С помощью ОБ и «тушек» (депутатов из других фракций, голосующих вопреки воле лидеров своих фракций) фактически сформирована новая парламентская коалиция.

Вывод четвертый состоит в том, что, хоть реформа судебной системы – мощное событие само по себе, она может восприниматься и как обкатка голосования о судьбе Донбасса. Выборы на территории самопровозглашенных ДНР и ЛНР и особый статус республик, безусловно, разделят украинское общество. Более того, такое разделение может стоить Порошенко президентского кресла, а депутатам – их мандатов. Но после голосования за судебную реформу градус напряжения падает. Стабильная, пусть и негласная, неоформленная коалиция, ядром которой становятся БПП и «Оппоблок», снижают вероятность плохого исхода для Порошенко. Коалиция есть, инфорпространство под контролем – почему бы не рискнуть?

В данном случае риск – дело благородное. Выполнения Минских соглашений требует Запад – финансовый донор Украины. На их выполнении настаивает и Россия. Может, и вправду снижение амбиций и инстинкт самосохранения неожиданным образом подтолкнут Киев в правильном направлении. Но для этого, как минимум, придется преодолеть «фактор Савченко».

Безвизовый геноцид

Голосование немецкого Бундестага за признание геноцида армян спровоцировало дипломатический кризис в отношениях Турции и Германии. Послы отозваны, резкие заявления прозвучали. Для Анкары признание геноцида армян – удар ниже пояса. Сигналы о том, что это может произойти, звучали и ранее. Так, самый популярный турецкий писатель Орхан Памук еще в 2005 году заявил о массовом убийстве армян и курдов в 1915 году на территории Османской империи. Писатель подвергся жесточайшей критике на родине, «за публичное очернение» страны, его даже намеревались бросить в тюрьму. А уже в 2006 году в Германии Памук получает престижную премию мира. В общем, к признанию геноцида Германия шла давно и планомерно. Тем более, что это далеко не первая крупная европейская страна, сделавшая это – преждегеноцид армян признали Фракция, Швеция, Швейцария и многие другие государства.

Вопрос в другом — почему именно сейчас? С одной стороны, Турция, как и Украина, подошла к заключительному этапу в деле принятия безвизового режима с Евросоюзом. С другой стороны, проблема мигрантов, приправленная внутриполитическим кризисом в стране на фоне отставки премьер-министра Ахмета Давутоглу, делает Турцию не столь привлекательным партнером в глазах Брюсселя. Смелое предположение, но, возможно, «хозяйка Европы» — Германия просто ищет повод для отказа. А лучший повод для ссоры, нежели признание геноцида армян, трудно себе представить. Ясно одно – без последствий голосование в Бундестаге не останется. Как-никак в Германии проживает до 3 миллионов турок.