Массовое увольнение чиновников на том лишь основании, что они служили в период президента Виктора Януковича, обернулось дефицитом качественных кадров, приходом на госслужбу откровенных проходимцев — в конечном итоге это грозит коллапсом всей системы госуправления.

Как все начиналось

В мае 2014 года Люстрационный комитет при правительстве Украины подготовил проект закона о люстрации, который через два месяца лег в основу «Закона об очищении власти», принятого Верховной Радой 16 сентября и вступившего в силу 16 октября 2014 года.

Спустя два года можно констатировать: никакого очищения власти не произошло. Закон зачастую используется для банального сведения счетов, при этом действительно коррумпированные чиновники успешно избегают ответственности.

Уволены многие квалифицированные управленцы, которые недостаточно прогибались перед руководством. В прокуратуре некому заниматься уголовными делами, в том числе теми, что у всех на слуху. При этом преступность растет галопирующими темпами.  

Разрушаются наработанные годами связи, нарушаются права человека. Следствием такой кадровой политики может быть полный паралич власти и коллапс украинского государства. 

Итоги «очищения»

Председатель правления Института экономико-социальных проблем «Республика», член правления Украинского Хельсинского Союза Владимир Чемерис рассказал изданию Ukraina.ru о результатах мониторинга выполнения закона о люстрации. По его данным, немногие позитивные моменты в данном законе за два года так и не были реализованы на практике.

«Имущественная люстрация — это, на мой взгляд, единственный позитивный момент в законе про люстрацию. То есть, если есть несоответствие между задекларированными доходами и имуществом того или иного чиновника, его можно уволить. На практике этот пункт не заработал, а вообще все остальные пункты закона о люстрации скорее создают напряженность в стране, нежели решают какие-то проблемы», — отметил Чемерис.

В свою очередь экс-министр юстиции Елена Лукаш — еще один профессионал,  попавший под люстрацию — отметила, что закон об очищении власти «это механизм сведения счетов с политическими оппонентами».

«Мне сложно назвать закон о люстрации законом, потому что он не применяется к тем субъектам, к которым он должен применяться. Применяется он в Украине избирательно, очень субъективно. Здесь люди отправляются под люстрационный нож, а здесь мы не замечаем. Поэтому чуткие пожеланиям руководства специалисты продолжают работать. Поэтому и у меня, и у граждан Украины, что показывает социология, отношение к закону крайне ироничное и негативное», — отметила она в комментарии Ukraina.ru.

Наше издание связалось с еще одним из пострадавших от люстрации, бывшим заместителем генпрокурора Николаем Голомшей. «Этот закон вообще никак не повлиял на очищение системы», — отметил он. — «Напротив, он стал инструментом для каждого генпрокурора, чтобы он мог оставить работать людей, которые подпадали под люстрацию. Они работали и работают.  А кого необходимо было уволить, того и увольняли.  Одних с помощью этого закона увольняли чисто номинально, а других — потому что они были неугодны, в частности, так поступили со мной», — отметил Голомша.

Во многом из-за увольнений профессионалов ряд резонансных дел до сих пор не могут довести до суда. Это и дело о расстрелах на Майдане, и суд против экс-президента Януковича. И дело здесь не столько в отсутствии политической воли, сколько отсутствии квалифицированных сотрудников среднего звена, способных выполнить основную работу по этим делам.

Уровень непрофессионализма пока еще не уволенных сотрудников ГПУ показывает курьезный случай с заявлением замгенпрокурора Юрия Столярчука о возможном вызове на допрос американского посла Джеффри Пайета. Он, видимо, просто не знал, что подобные требования идут вразрез с Венской конвенцией о дипломатических сношениях, ратифицированной Украиной.

Новоназначенный генпрокурор Юрий Луценко тоже начал работу на новом посту с люстраций.

«Сейчас люстрации подлежит только 6 человек: главный бухгалтер ГПУ и ее заместитель, и. о. прокурора Киева и тому подобное. Сегодня после назначения своих заместителей, каждый из них выполнит вопрос люстрации этих 6 человек», — заявил он на пресс-конференции в Киеве 30 мая.

Ранее Луценко пообещал довести все резонансные дела до суда, однако его кадровая политика заставляет сомневаться в успехе предприятия. Он начал с увольнения практически всех своих заместителей. Их места, а также должности руководителей ряда департаментов ГПУ, распределили по квотному принципу среди представителей поддержавших голосование за Луценко политических сил. Что характерно, среди новоназначенных — ни одного человека с опытом работы в прокуратуре.

Ну а единственный заместитель генпрокурора, который остался на своей должности, это тот самый Юрий Столярчук, который хотел допросить американского посла.

Так что если раньше высказывались мнения о том, что Луценко в ведомстве будет «свадебным генералом», а работать за него будут замы, то теперь вообще не ясно, как прокуратура под его началом сможет довести до суда хотя бы одно дело.

Венеция сказала закону «нет»

Лукаш и Голомша могут быть субъективны в своих оценках, однако в своем мнении они не одиноки. Председатель Венецианской комиссии (консультативный орган по конституционному праву, созданный при Совете Европы в 1990 году) Джанни Букиккио прямо заявил президенту Украины Петру Порошенко по поводу закона о люстрации: «Это очень плохой закон». 

«Напомню, что Венецианская комиссия и ОБСЕ  дважды анализировали это закон и разнесли его в пух и прах. Но украинский парламент традиционно о пожелания европейских партнеров вытирает ноги, что собственно произошло и с законом о люстрации», — подчеркнула Лукаш.

То, что закон плох, подтверждает и большое количество обращений в суды от уволенных по нему чиновников — более 500. Они считают, что их права были нарушены и имеют хорошие шансы выиграть дела.

Владимир Чемерис считает, что многие положения закона о люстрации действительно нарушают права человека.

«Я абсолютно уверен, что когда дело дойдет до принятия решения конституционным судом Украины по этому закону, много его положений будут признаны неконституционными», — отметил он.

Однако конституционный суд уже более года не может вынести решение по данному закону. Ну а тем временем в ведомствах прошло «вымывание» профессиональных кадров.

Не кому судить, не кому сажать

«Эти два года дали возможность понять ущербность  этой люстрации, которая используется только для пользы нечистых на руку чиновников, потому что речь о правах человека вообще не идет. Этот закон используется исключительно для решения собственных властных амбиций и проблем чиновничества. Они снимают неугодных, расправляются с профессионалами. При этом покровительствуют людям, которых используют для решения своих проблем», — отметил Голомша.

По его данным, «очищение власти» в первую очередь выхолостило среднее звено сотрудников прокуратуры — как раз тех людей, которые знали, как устроена работа в ведомстве. На фоне мощного всплеска преступности, который наблюдается в стране, такую кадровую политику можно смело охарактеризовать как вредительство.

Многие действительно ценные кадры, обладающие профессиональным опытом и имеющие при этом независимую позицию, оказались совершенно не нужны нынешней власти. Вытесняя неординарных личностей из госструктур, официальный Киев на выходе получит полностью послушное воле начальства, но при этом неспособное к самостоятельной работе чиновничество.

А это чревато упадком и застоем всей управленческой системы, что убедительно доказывает опыт позднего СССР. Уже практически нежизнеспособная из-за схожего негативного отбора советская бюрократическая машина дала серьезный сбой в 1991 году — и без всякой люстрации.

Что привело к краху мощнейшего некогда государства и гуманитарной катастрофе 90-х на территориях большинства советских республик. Следует отметить, что Украина сейчас находится в гораздо худшем положении, чем Советский Союз в начале 90-х годов прошлого века. Поэтому и последствия могут быть еще более печальными.

 

Василий Темный, Александр Чаленко специально для Ukraina.ru