25 мая исполнилось ровно два года с момента избрания Петра Порошенко президентом Украины. Порошенко избрали в первом туре — из всех предыдущих украинских глав государства таким успехом мог похвастаться разве что Леонид Кравчук.

Он получил 54,7% голосов избирателей. Согласно последним исследованиям, сейчас его рейтинг колеблется в районе 20%.

Карьера пятого президента Украины началась в 90-х, когда он, украинский бизнесмен, занимающийся кондитерской промышленностью, в 1998 году впервые стал депутатом Верховной Рады, войдя во фракции СДПУ(о) Виктора Медведчука. Вместе с будущим премьер-министром Николаем Азаровым они основали Партию регионов. Правда, Порошенко некоторое время спустя присоединился на тот момент к перспективному проекту — Виктору Ющенко, став одним из основных его спонсоров.

После этого он успел побывать секретарем СНБО (при Ющенко), министром иностранных дел (в правительстве Юлии Тимошенко) и министром экономики (в правительстве Азарова).

В начале второго Майдана рейтинг Порошенко был настолько мал, что максимум, о чем он тогда мог мечтать — кресло мэра Киева. Но начавшаяся после победы Евромайдана гражданская война в Донбассе внесла свои коррективы. Прежние лидеры — Виталий Кличко, Арсений Яценюк и Олег Тягнибок — были дискредитированы в глазах избирателей своей непоследовательностью и невнятностью, а считавшаяся фавориткой будущей президентской гонки Тимошенко, выйдя из заключения, как оказалось, надоела избирателю.

На этом фоне испуганный и уставший от политических катаклизмов украинский избиратель сделал выбор в пользу находившегося до этого в относительной тени Петра Порошенко, чьим основным лозунгом стало завершение войны.

Михаил Погребинский и Владимир Корнилов прокомментировали карьеру и перспективы Порошенко.

Михаил Погребинский — директор Киевского Центра политических исследований и конфликтологии. Один из самых влиятельных политологов Украины. Консультировал Леонида Кучму и Виктора Януковича. Под его редакцией выходили сборники, посвященные современной политической истории Украины, Оранжевой революции и правительствам Украины.

Петр Порошенко: президент, у которого не получилось

Владимир Корнилов — директор Центра евразийских исследований. Политолог, историк, журналист. В нулевых был главным редактором киевской газеты «Сегодня», принадлежащей Ринату Ахметову. После — директором украинского филиала российского Института стран СНГ Константина Затулина. Автор первой подробной истории Донецко-Криворожской республики «Расстрелянная мечта».

Петр Порошенко: президент, у которого не получилось

Украина.Ру: Чем запомнились два года президентства Петра Порошенко? Феномен его победы в первом туре объясняли тем, что он обещал завершить войну, но война продолжается.

Михаил Погребинский: Мы уже видим, какой сейчас рейтинг у Порошенко, и он продолжает падать. Так что перспективы его дальнейшей политической карьеры весьма печальны. Я думаю, что если не произойдет чего-то чрезвычайного, если он решительно не поменяет курс, не найдет поддержки этого нового курса у части элиты и общества, то ему даже думать о втором сроке не имеет смысла. А вот о чем думать придется, так это о том, как удержаться в своей должности до конца первого срока. Чтоб, собственно, сейчас и происходит. Вместе с тем, экономическая ситуация продолжает усложняться, и самые тяжелые испытания Порошенко ожидают, вероятно, в конце этого года, когда люди в полной мере ощутят тарифное давление, проблемы с выплатами бюджетникам. Внешней поддержки нет или она серьезно запаздывает — кредит МВФ мы так и не получили.

Владимир Корнилов: Я бы не назвал победу Порошенко на тех потешных выборах «феноменом». Штаты решили, кто будет президентом (все мы слышали, как решались тогда кадровые вопросы между Нуланд и Пайеттом), возможные конкуренты были устранены, оппозиция и оппозиционные СМИ зачищены, часть регионов была лишена даже теоретической возможности проголосовать — в таких условиях удивительно, что Петру Порошенко не нарисовали 90%. А чем запомнились два года? Полный развал экономики, политических институций Украины, ликвидация парламентаризма как такового, деградация политики, передача всех функций управления иностранцам, разгул преступности и множество «котлов», каждый из которых Порошенко объявлял своей «победой». Вот, собственно, и все его «достижения.

Украина.Ру: Порошенко фактически не выполнил ни одного своего обещания: безвизового режима нет, Липецкая фабрика не продана, цены и тарифы растут, а экономике так и не дан толчок. При этом президент, несмотря на низкий рейтинг, все еще один из самых популярных политиков Украины.

Михаил Погребинский: Он действительно имеет самый высокий уровень доверия в стране. Но поскольку этот уровень доверия ограничен менее чем 20%, то говорить, что он популярный политик, не приходится. Просто все остальные еще менее популярны. Общество сейчас переживает некое состояние анемии. Оно потеряли веру в то, что избранные лидеры могут действительно выполнить то, что обещают. Но люди и не нашли пока других героев, которы готовы были бы вручить свою судьбу. Поэтому нет ничего удивительного, что пока держится рейтинг Порошенко выше, чем у других. Вот такая специфика текущего момента.

Владимир Корнилов: Да какой тут «феномен»? Допустите на Украине хоть один независимый телеканал (как это было при Саакашвили в Грузии) или одну независимую газету — и от дутых «рейтингов» Порошенко и его клики не останется ничего в считанные недели. Но мы же видим, что они делают даже с потешной «оппозицией» — вспомните все эти нападения боевиков на «Оппозиционный блок». А уж реальную оппозицию они просто убивали бы.

Украина.Ру: При Порошенко Украина как бы «тянет время». Возможно это к лучшему, и проблемы страны рассосутся сами собой. Например, Россия устанет кормить Донбасс, энергомост в Крым окажется нежизнеспособным, МВФ начнет давать деньги без всяких на то условий, украинские олигархи уступят свое место транснациональному бизнесу. Насколько справедливы такие утверждения?

Михаил Погребинский: Порошенко и вообще вся команда, которая сейчас определяет политику на Украине, сама себя завела в этот тупик, решив в какой-то момент, что сделан выбор «долой от Москвы» и что уже за один только этот выбор Запад будет всячески помогать Украине и тем, кто оказался наверху. И главное — поддержать на Западе представление о том, что Украина является плацдармом для сдерживания России, и этого будет достаточно, чтобы получить необходимую помощь. Но выяснилось, что у Запада свои проблемы. Вкладывать деньги в такую дыру, где по-прежнему чрезвычайно высокий уровень коррупции и продолжается позиционная гражданская война, никто не хочет. В этой ситуации власть оказалась, что называется, у разбитого корыта — и от Запада нет помощи, и с Россией разорвали отношения. Экономика в тупике, денег нет. Поэтому надо поддерживать состояние этой позиционной войны для того, чтобы было хоть какое-то оправдание тяжелому положению, в котором оказалось большинство граждан Украины. Что называется, ни мира, ни войны. Настоящей войны, конечно же, Порошенко не хочет — потому что она чревата масштабным поражением. Но и мира, который был бы реализован на условиях компромисса, когда будут учтены интересы не только Киева, элиты, которая пришла к власти, но и интересы Донбасса. Вот этого они не хотят, а теперь даже и не могут, поскольку они не контролируют полностью силовую составляющую. Власти угрожают тысячи хорошо вооруженных людей. Диапазон возможных разумных действий у Порошенко сильно ограничен.

Петр Порошенко: президент, у которого не получилось

Владимир Корнилов: На то, что «само рассосется», что Россия вот-вот рухнет, действительно многие делают расчет. Почему-то последние годы они постоянно говорили о 2017 годе (видимо, по аналогии с прошлым веком). Сейчас, я смотрю, «апокалипсис» уже сдвигается, но только на «развал России» Порошенко сотоварищи и уповают.

Украина.Ру: Сейчас Порошенко не любит практически никто. Его не любят радикалы, для которых неприемлем мир в Донбассе, его не любит огромная часть населения, которую затронул рост тарифов и девальвация гривны, его не любят на Западе, который хотел бы вовсе исключить Порошенко из списка людей, принимающих решения в рамках Минского процесса. Наконец, его не любят олигархи. Как он оказался в такой ситуации, и мог ли президент ее избежать?

Михаил Погребинский: Я считаю, что он мог. С ним связывались какие-то надежды. Что он выступит в роли человека, который принесет мир на Донбасс. И тут, наверное, сыграли негативную роль западные опекуны Порошенко, которые дали ему понять, что правда на его стороне, и ему помогут. Поэтому, когда появилась возможность — первое достаточно длительное перемирие — надо было ее использовать. Но Порошенко этого не сделал, и фактически сам сорвал перемирие ради того, чтобы отбить часть территории. При моральной поддержке Запада, которая давала ему понять, что Запад на стороне Порошенко, и официальные власти не признают никакие права сепаратистов и так далее. С момента отказа от перемирия Порошенко стал двигаться в тупик, остановиться было уже невозможно. Момент был утрачен. Расплата — необходимость выполнять жесткие условия Минских соглашений. Что Порошенко сейчас сделать не может.

Владимир Корнилов: По-моему, постановка этого вопроса несколько противоречит второму вопросу об «одном из самых популярных политиков», не правда ли?.. Порошенко и вся постмайданная рать — типичные временщики. Они это понимали изначально, потому и ведут себя как положено временщикам — хапают все, что плохо лежит, создают анонимные трасты в Панаме и постоянно клянчат деньги на Западе, чтобы переводить их туда же, в Панаму. Патологическая жадность Порошенко его и погубит. Он не приучен делиться с олигархами, он не приучен покупать лояльность своей команды, он не приучен покупать лояльность прессы. Но долго брать все нахрапом не получится. Американцы ему уже фактически вручили «черную метку» в виде всевозможных редакционных статей в тамошней прессе. И надеются, что Порошенко понял: это предупреждение — последнее. Но судя по его ответам о «гибридной войне», по-моему, он не понял.

Украина.Ру: Порошенко все чаще сравнивают с Януковичем в том смысле, что первый, как и второй, склонен к тотальному контролю и постоянному расширению сфер влияния. Своя «семья» — Грановский, Адамовский, Кононенко и т.д. Свои олигархи вроде Григоришина, свой Генпрокурор, свои руководители крупнейших госкомпаний. Почему при всей «продвинутости» Порошенко он использует те же методы, что и «архаичный» Янукович?

Михаил Погребинский: Ну, никто из тех, кто знает нашу политическую кухню, не верил в лозунги Порошенко «жить по-новому». Я не готов сейчас сравнивать фигуры Порошенко и Януковича. У них есть существенные отличия. Например, Янукович спокойно относился к критике в СМИ. Здесь сравнение явно будет не в пользу Порошенко. При Януковиче на основных каналах ТВ звучала уничтожающая критика «семьи». И Евгений Киселев, и Савик Шустер — у них бал правили оппозиционеры, которые не выбирали выражений, критикуя власть Януковича. И он, в общем, не преследовал эти каналы. То есть он относился к этому гораздо спокойнее.

Петр Порошенко: президент, у которого не получилось

А Порошенко терпеть не может критики. Еще со старых времен известна история, как он увидел меня на своем канале и стал звонить директору и орать матом о том, почему на канале есть Погребинский, который не должен быть лицом этого канала, и так далее, и так далее. А то, что используются схожие механизмы — ну так у нас такой олигархический режим, он же сохранился все равно. Крупный капитал сейчас сильно подавлен по сравнению с прошлыми временами, но он по-прежнему есть и заменителя ему не появилось. То есть этот крупный капитал ранее определял в значительной мере политику, сейчас политика в значительной мере определяется Государственным департаментом США и интересами самого Порошенко и некоторых групп влияния, но прежде всего интересами самого Порошенко. Раньше такого внешнего управления страной не было.

Владимир Корнилов: Да Янукович на фоне Порошенко — просто-таки широкая, щедрая душа! На самом деле, беда «поколения ПоТи (Порошено-Тимошенко)» заключается в том, что они пропустили период перехода от «архаичности» к современной «продвинутости». В 90-е они, как и все бизнесмены того периода, занимались «черным переделом» и «по карманам мелочь тырили». А когда на рубеже девяностых-нулевых начался формироваться более современный, более продвинутый, более цивилизованный бизнес на Украине, они были в оппозиции и занимались лишь отчаянной защитой своего капитала. Так и получилось, что когда они в 2005-м, а затем в 2014-м оказались у корыта, то умели они заниматься лишь тем, чем занимались в 90-е. Отсюда бандитские методы Коломойского. Отсюда «Панамские бумаги» Порошенко. Отсюда многие беды нынешней Украины.

С экспертами беседовали Александр Чаленко и Василий Темный