-Чем отличается Ваша победа на «Евровидении» от победы Джамалы?

Руслана Лыжичко: «Евровидение -2017» будет конкурсом инноваций


— Не бывает двух одинаковых побед. Безусловно, наши победы отличаются. Прошел малый космический цикл: 2004 и 2012 годы разделяет один цикл Восточного календаря. Стоит отметить, что наша очень яркая и эмоциональная победа в 2004 году была победой восходящего украинского духа. Мы были окутаны радостью, счастьем и какой-то вселенской перспективой. За 12 лет Украина прошла тяжелый путь: против Украины была направлена агрессия, часть территории была оккупирована, вылиты реки и океаны грязи, но в этой тяжелой борьбе Украина выстояла, смогла подняться и… победить. Поэтому с эмоциональной точки зрения победа Джамалы совсем другая. Это победа сквозь боль, слезы и большие испытания.

Вы спрашиваете о том, что отличает наши победы, а мне кажется, что есть вещи намного сильнее, объединяющие наши победы: любовь и вера в Украину. Обе победы Украины на «Евровидении» были знаковые. Это не были победы типичного продукта «Евровидения». Как победа 2004 года, так и победа 2016 года — это «разрыв шаблона».


-В чем будет, по Вашему мнению, отличие «Евровидения» — 2005 от «Евровидения» —2017?


— Отличия, на мой взгляд, будут очень принципиальные. «Евровидение — 2017» будет конкурсом инноваций. За эти годы мы привыкли, что у «Евровидения» есть свой определенный шаблон. Джамале удалось этот шаблон сломать. В «Евровидение — 2017» будет сделан серьезный акцент на мультикультурную составляющую общего европейского дома, будет присутствовать очень много этнических и драматических ноток — конкурс станет более близким к арту и к высокому искусству, немного отойдет от стопроцентных попсовых стандартов, клише и шаблонов.

В 2004 году своей победой мы тоже изменили формат. Он, правда, начал меняться еще до нас, но мы глобально закрепили изменения этого тренда, после чего на конкурсе зазвучала этническая музыка и европейская экзотика, вся палитра европейских языков, красок, ритмов — все то, что делает музыку не унифицированной, не шаблонной, а абсолютно разноликой.

-Если бы Вы были в составе жюри, то какой стране отдали бы первое место?

— Так как я не имею права голосовать за Джамалу, на первое место я бы, наверное, поставила грузинскую рок-группу. Ребята играли настоящий альтернативный рок и не побоялись выйти с этим на сцену. Эта работа была очень качественной, но это то, что касается моего вкуса.

Что касается моего взгляда, то глазами я бы, конечно, проголосовала за Австралию. Мне кажется, что этот номер был максимально «отточенный» и максимально качественно сделан с точки зрения вокала, с точки зрения соединения вокала и шоу. Таким образом, я отдала бы предпочтение либо Австралии, либо Грузии. Тем не менее, сейчас я отдаю предпочтение Грузии.

Руслана Лыжичко: «Евровидение -2017» будет конкурсом инноваций


- В чем был символизм Вашей победы на «Евровидении» в 2004 году от победы в 2016? Тогда Вы продвигали бренд «Украина». Что продвигала, по-вашему, Джамала?

— Говорить, что я продвигала бренд под названием «Украина», слишком технологично. Да, можно сказать, что эта победа была продвижением Украины, но все же, это было больше продвижение украинского духа. Нам хотелось показать, что мы особенные, что у Украины и украинского народа на карте Европы есть свое особенное место, своя культура и музыка. Это даже была не столько попытка кому-то, что-то доказать, сколько идея заявить о себе. Но попытка, как по мне, очень энергичная и победоносная — мы своей музыкой завоевывали сердца телезрителей (в 2004 году не было жюри, победителя определяли исключительно по результатам зрительского голосования). Продвигая свою музыку и свой дух, мы продвигали то, что вы назвали брендом. У Джамалы была аналогичная миссия. Дело в том, что Украина очень большая и очень разная от Карпат до Крыма, от Полесья до Слобожанщины. Соответственно это разные краски, которые проявляются в этнических мотивах и в визуальном ряде.

Украинцы — это не только общепринятый и навязанный стандарт «казаков в шароварах». Украинцы — мультикультурная нация, но при этом унитарное государство. Очень важно, что Джамала на сцене была украинкой и крымской татаркой. Политики, конечно же, понимали суть. Ведь вопрос Крыма и крымских татар на слуху и является одним из самых горячих и больных вопросов на сегодняшний день. Конечно, ко всему, что связано с Крымом, с крымскими татарами еще долго будет привязываться политика. Тем не менее, я не вижу политики непосредственно в самом номере Джамалы — она просто вынесла на сцену музыку.


- 12 баллов от украинцев для Лазарева и 10 баллов от россиян Джамале. Означает ли это, что взаимная пропаганда ненависти не работает, и люди голосуют так, как им подсказывает совесть и их вкус?

Руслана Лыжичко: «Евровидение -2017» будет конкурсом инноваций

— Пропаганда ненависти работает. Этого нельзя отрицать. Эта технология делает свое грязное дело. Тем не менее, многие люди голосуют «по старинке», голосуют не головой, а сердцем. Многим еще не понятен тот исторический и цивилизационный слом, который сейчас происходит.


Для украинского слушателя Сергей Лазарев является очень известным исполнителем. Десятилетие, а может и дольше, его песни активно крутились на Украине. Я уверена, что очень активно голосовали жители оккупированных территорий Украины. И еще масса разных вещей, которые сделали так, что общее количество голосов за Россию от Украины было максимальным. Я думаю, что в этом нет ничего такого, что могло бы вызвать такое оживленное удивление.

Что касается голосования России за Джамалу, тут, конечно, больше вопросов. Нельзя забывать, что татарская тема близка огромному количеству населения России. Также в России большое количество тюркских народов, которые понимают эту проблему. Ну, и, конечно же, количество украинцев, проживающих в России, тоже очень значительное. Все эти люди проголосовали за Украину, как бы пропаганда не накручивала нас друг против друга. Поэтому я бы не ставила вопрос о том, что люди голосовали по совести или исходя из вкуса. Скорее всего, это связано с так называемым «соседским голосованием», которое очень часто встречается на «Евровидении». «Соседское голосование» украинцев и россиян не стало исключением. Ничего удивительного в таком голосовании я не вижу.