-Андрей, почему вы как член жюри не дали России ни одного балла?

-Это ошибка — я не был членом жюри. Просто объявлял результаты жюри.

-Если вам предложат вести Евровидение-2017, то вы согласитесь?

-Конечно. Это было бы смешно. Я понимаю, что нас бы публика хорошо бы восприняла. Люди ведь хотят в таком конкурсе какой-то иронии, какого-то юмора. Я считаю, что правильно, что мы согласились объявлять результаты. Причем, это всего лишь был маленький фрагмент, и я даже слова забыл, все перепутал. Там была проблема со звуком, плохо слышали, и когда люди закричали, то я с перепугу крикнул «Хенде хох!», чтобы не пропасть в этом шуме. Понимаете, люди хотят какой-то веселой краски.

В этом году конкурс был, конечно же, особенно напряженный, спорный, нервозный. Куча политики. Но куда деваться, такое время. И, конечно, обычным зрителям хочется праздника. Поэтому, надеюсь, что наше появление вызвало хоть небольшую, но улыбку.

-Скажите, 12 баллов для Лазарева со стороны украинцев и 10 для Джамалы со стороны россиян свидетельствует ли о том, что люди выражали свои симпатии, руководствуясь не политикой, а музыкальными вкусами?

Андрей Данилко: Люди голосовали не за страну, а за музыкальный номер

-Считаю, что да. Все верно. Люди голосуют за того артиста, который им нравится. У меня даже не было никакого удивления по поводу полученных  ими от публики баллов.

Я абсолютно нормально воспринял  победу Джамалы…  Она была абсолютно предсказуема.

-А почему?

-Если убрать политику… У Сергея Лазарева был очень качественный номер, и сама песня. Тут вопросов по выступлению вообще нет. Но все-таки нужно искать какие-то новые музыкальные формы. Мне кажется, песня Джамалы музыкально отличалась от всех исполнителей. Есть вопросы к номеру, но это вкусовщина.

Андрей Данилко: Люди голосовали не за страну, а за музыкальный номер

Что же касается Сергея, то все было сделано абсолютно в традициях конкурса. Это было очень чисто, это было хорошо, кто ж спорит. Поэтому он получил такие хорошие результаты у зрителей. Но очень хочется чего-то нового.

Это новое было у нас в 2007 году говорили: ну куда вы едете? А о чем песня? Не позорьтесь! Но нас из-за нашей песни помнят до сих пор, потому что мы делали так, как мы считаем нужным. Мы не приглашали никаких иностранных продюсеров. Мы потратили очень мало денег на поездку. Очень мало. Когда я узнаю суммы, которые тратят страны, я просто не понимаю, куда они их тратят. Костюмы мы придумали сами, песню написал я сам,  и номер поставили мы сами. В этом была наша аутентичность, которая позволила пригласить Сердючку в голливудский фильм, где она снялась в камео. 

-Киев заявляет, что допустит к участию в Евровидении того российского исполнителя, чья позиция по крымскому вопросу совпадает с официальной позицией украинских властей. Однако организаторы музыкального конкурса постоянно заявляют, что он проходит вне политики. Получается, Украина открыто заявляет, что собирается намеренно нарушать правила Евровидения?

-Тут вопрос очень спорный. Я не смогу дать на него ответа. Есть какие-то правила… в общем, это же решаем не мы.  Но считаю, что на конкурсе должны быть представлены все страны.

-Я помню, что шуточная песня «Лаша Тумбай», с которой вы на Евровидении-2007 заняли второе место, вызвала скандал в России. Многие услышали в ней «Раша гудбай», что интерпретировалось как антироссийский выпад. Как бы восприняли эту песню сейчас, после ухудшения украинско-российских отношений, вызванных Крымом и войной в Донбассе. Скандал был бы еще громче?

Андрей Данилко: Люди голосовали не за страну, а за музыкальный номер

-Во-первых, это был первый прецедент, когда был скандал такого масштаба. Прошло уже 10 лет, но об этом до сих пор помнят. Это люди, имеющие вес. Их разозлило то, что Сердючка имела фантастический успех, поэтому и придумали «Рашу гудбай», которая созвучна «Лаша тумбай». Всё это было подано российской публике так, что я плюнул в лицо России.

Жаль, что тогда не был так развит Интернет, поэтому я не смог отгавкаться от них. А мне в итоге перекрыли все каналы телевидения в России.

-А эта группа людей была из России?

-Конечно. 

-А с чем была связана такая враждебность к вам с их стороны?

-Я очень хорошо отношусь к российской группе «Серебро», которая  тогда выступала от России на Евровидении. К этим девочкам все это не имеет никакого отношения. Но как я понимаю, это была премьера и презентация группы на Евровидении, и  «Серебро» готовили на «серебряное место».  В результате бы появилась бы красивая легенда.

Но я просто перешел дорогу, и сам занял это место. Это разозлило тогдашнее руководство некоторых российских каналов и продюсеров этой группы. Я понимаю их злость.

Я тогда устал от скандала. При этом не мог объяснить русским людям, что все это навет и неправда, так как мне перекрыли все каналы информации.

Вот скажите мне, зачем мне в то время, когда у нас были отличные отношения, петь «Раша гудбай»? Если бы это было вот сейчас, то тогда понятно, ну а в то время зачем? При том, что мы были номер один в России как гастролеры. Это всех раздражало. Вы ж понимаете, успех не прощают.

Вы знаете, вам первому скажу, раньше этого никогда никому не говорил: на конкурсах Евровидения звездам  выступать сложнее.

-А почему?

-Не знаю. Наши люди, которые тебя не очень любят, сразу начинают: «Все куплено! Чего они пошли?  Куда он лезет?»

Сразу много негатива. А у западной публики Сердючка вызвала реальный успех. Такой реакции западной публики не ожидал никто.  Западная публика понимает Сердючку точнее, чем ее понимает наша публика. Поэтому до сих пор на Западе мы пользуемся определенным интересом.

-Если бы вы были в жюри, то какой бы стране поставили 12 баллов?

-Всегда переживаю за любую из наших стран, будь то Украина, Россия или Белоруссия.  Я бы поставил России 12 баллов. Почему? Украине бы не поставил, потому что мне за нее нельзя голосовать. А России поставил бы по одной простой причине: Сергею было сложно все это петь, танцевать, бегать по всем этим декорациям. Я как человек, который работает на сцене, понимаю, что все это надо уметь сделать.

При той политической ситуации, которая сложилась в Европе, Сергею сложно было на Евровидении. Я бы однозначно поставил бы ему эти баллы, и не потому, что мы дружим, а за его реальный труд.