Наблюдатели отмечали повышенную возбужденность президента в детском садике. Он размахивал руками, совершал кокетливые ужимки, много хвастался. Большинство пришло к выводу, что Порошенко был выпимши. Другие обнаружили признаки синдрома недостатка внимания и гиперактивности — экзотической хвори, которая стала широко известна в связи с мировым допинговым скандалом. Нам же сдается, что тут имела место некая форма наркотической ломки. Президенту так нужен этот миллиард от МВФ, он так долго его ждал, что последние часы перед решением были почти непереносимы. Даже если немного и выпил, по-человечески понять его можно.

Справедливости ради следует сообщить, что ставки здесь даже повыше. Транш МВФ открывает возможность получения еще 1,7 миллиардов долларов от США и Евросоюза. Итого на кону 2,7 милларда. Это, конечно, очень немного для страны в 40 миллионов человек, у иных крупных корпораций суточный денежный оборот в несколько раз больше. Но даже и такая доза крайне потребна государству-банкроту. Может быть, получится сверстать хоть какое-то подобие бюджета, подставить костылик под колышущуюся гривню, ну и украсть немножко.

Еще более важен для Порошенко морально-психологический аспект. Его акции возросли, он получил дополнительные аргументы в политическом торге со своими врагами-союзниками в парламенте. Ведь способность развести кого-нибудь на кредиты является ключевым показателем эффективности (проще говоря KPI) украинского политика. Не реформы, не антикоррупция, не социальные улучшения, а именно это. По чести говоря, данный показатель стал ключевым не сегодня. Скандальное сравнение украинской власти со звездой порно, которая готова принять что угодно, куда угодно и от кого угодно, прозвучавшее на днях в Юрмале из уст артиста Зеленского, больше подходит к правительству Януковича. В 2013 году, видя, что дело идет к банкротству, они затеяли феерическую комбинацию, имеющую целью развести на большие долгосрочные кредиты и Россию, и Евросоюз, и даже Китай. Ребята сильно переоценили свои интеллектуальные и политические возможности, недооценили тщательности партнеров и настроений собственного народа, запутались в обещаниях, всех кинули, а в результате случился Майдан и смел их с доски.

Нынешние власти, может, и хотели бы принять деньги от кого угодно, да уже не получится. Россия и Китай обратились в международные судебные инстанции, требуя возврата даже тех небольших денег (по их масштабам), которые украинским партнерам удалось все-таки урвать и разокрасть. Остался один источник, зато самый лучший. Это Вашингтон, который контролирует и МВФ, и Евросоюз, и вообще почти все, что касается денег.

За семьдесят лет своей деятельности Международный валютный фонд не оставил никаких сомнений в том, что он является главным инструментом экономического колониализма. Несчастные страны, которые попадают в ловушку кредитов МВФ, становятся еще более несчастными. Они вынуждены выполнять все требования фонда. А требования диктуются интересами западных держав и глобальных корпораций. Короче, на месте бывшей суверенной экономики остается выжженная земля и еще больше долгов.

Однако случай с Украиной выбивается даже из этой логики. Подписав соглашение об ассоциации с Евросоюзом, Киев уже сделал все, что надо западным странам и транснациональным корпорациям. Он распахнул внутренний рынок, ликвидировал собственную индустрию, забыл высокие технологии, отрезал себе все возможности для экономической конкуренции. Теперь Украина в лучшем случае будет «великой аграрной державой», как предсказал теперь уже бывший американский посол Джеффри Пайет. То есть аграрным придатком. И резервуаром дешевой рабочей силы.

Три вещи мешают западному бизнесу стройными колоннами заходить в страну и всесторонне владеть ею, — это коррупция, беззаконие и война. За два с половиной года постмайданная украинская власть убедительно доказала, что она не только не собирается эти препятствия устранять, она сама множит беззаконие, войну и коррупцию. Даже более того, только на них она и держится: убери любой из этих элементов, и власть немедленно повалится. Ну и, конечно же, нет никаких сомнений, что эта команда никаких долгов возвращать не станет, она их будет только наращивать. Западных кредиторов мог бы насторожить даже тот маленький факт, что большинство украинских политиков называет эти кредиты «помощью», а это совсем ведь другой жанр. Но не настораживает.

То, что МВФ перестал быть финансовым институтом, стало ясно еще в декабре прошлого года, когда было принято решение — вопреки базовым принципам фонда — разрешить кредитование Украины несмотря на ее дефолт по суверенному долгу России. А вот теперь уже понятно, во что именно МВФ превратился. Он превратился в американское оружие против России. Так же как и многие другие вроде бы мирные международные организации.

Время такое наступило — маски сброшены, белые перчатки уже не нужны. Добрейший демократ Барак Обама только за последние дни наговорил таких слов, что даже в разгар «холодной войны» произносились крайне редко. Прозвучали абсолютно конкретные вещи о том, что следует выступать «против России». Но особое внимание следует обратить на пассаж, где Обама поставил рядом имена Путина и Саддама Хусейна. Типа у Хусейна тоже был высокий рейтинг, и где он сейчас? Американский президент хотел, наверно, оскорбить российского президента, но получилось гораздо хуже. Кто обрушил рейтинг Хусейна и кто его повесил? Иракский народ? Нет, это сделала Америка. Очень лютый получился намек.

Но это тема для отдельного разговора. В решении МВФ о выделении очередного миллиарда Украине ключевыми, хотя и не произнесенными словами являются именно эти — «против России». По факту МВФ профинансировал и поддержал на плаву режим, который демонстрирует готовность всячески вредить России и даже чуть ли не воевать. Влил в него очередную порцию допинга. На пару месяцев хватит, а потом опять потребует дозы.

Европейские товарищи пытаются сыграть роль добрых копов в этой страшноватой пьеске. Сразу после решения о транше руководитель МВФ Кристин Лагард строго попросила Киев уладить финансовые отношения с Москвой. Высокопоставленные эмиссары из Франции и Германии в очередной раз приехали увещевать украинских начальников — дескать, давайте выполнять минские соглашения, нет им альтернативы. Но это — мертвому припарки. Всем уже давно понятно: Киев не будет ничего выполнять. У него есть свой свой хозяин, и платит он не за мир, а за войну.