Комментируя решение МОК относительно участия сборной России в предстоящей Олимпиаде в Рио, президент этой структуры Томас Бах говорил о балансах и компромиссах, о коллективной ответственности и презумпции невиновности. У них все-таки получилось пробежать меж капель дождя. Вердикт никого не устроил, но и катастрофы вроде бы пока не произошло. В жертву принесена легкоатлетическая команда России, но даже большинство отечественных спортивных чиновников посчитали этот ущерб приемлемым. А зря. Слезы двукратной олимпийской чемпионки Елены Исинбаевой, которая за долгую карьеру ни разу не была уличена в употреблении запрещенных препаратов, и вот теперь не допущена к соревнованиям, рано или поздно выльются в смертельный приговор всей системе большого спорта, включая Международный олимпийский комитет и Всемирную антидопинговую ассоциацию.

Разрушение системы ценностей современного олимпизма и спорта вообще состоялось не вчера. Олимпиада — это уже никакой не фестиваль молодости, здоровья, мира и дружбы. «О спорт, ты мир!», «Главное не победа, а участие», «В здоровом теле — здоровый дух», — все это уже давно полная чушь и анахронизм. Сегодня Олимпиада, как и футбольный Мундиаль, как и любое крупное спортивное событие — это схватка государственных систем, ударный фронт информационной войны, поле битвы транснациональных корпораций, в том числе и фармацевтических, это гигантский рекламный носитель. Все действия международных спортивных организаций давно уже диктуются большим бизнесом и большой политикой. Кто сильнее в бизнесе и политике, тот правит бал и в спорте.

До сих пор им немного мешали устаревшие демократические принципы устройства международных спортивных организаций. Ну что это, например, за бардак, когда у, скажем, Монголии или Анголы такой же полноценный голос в МОК или ФИФА, как у Соединенных Штатов или Германии? Да и вообще, кому нужен таджикский футбол? Нехай смотрят европейскую Лигу чемпионов. Вместо того, чтобы тратить деньги на развитие спорта в странах Третьего мира, пусть эти федерации займутся распространением телесигнала и рекламы. Этот процесс идет. Применив эффективные и морально безупречные инструменты антикоррупции и антидопинга, разгромили ФИФА и поставили на колени МОК. Скоро все будет четко и оптимально, без этой художественной самодеятельности, по законам бизнеса.

Как именно будет? А как в теннисе, например. Или в гольфе. Или в боксе. Или в автомотовелогонках. Некое круглогодичное шоу, глобальный цикл турниров, с ограниченным числом участников, зато все они — звезды и суперзвезды. Всегда аншлаг, всегда перевыполнение телевизионных и рекламных бюджетов. И можешь своего любимого Федерера или Фрума смотреть до тошноты. То же самое делается в футболе. Европейская Лига чемпионов — блестящий проект, она дает зрителям возможность гораздо чаще видеть в деле «Барселону», «Реал» или «Баварию», и реже — другие, менее интересные клубы. Легко предположить, что и ФИФА после «очищения» и реформы сделает что-то подобное. Заменит громоздкий чемпионат мира с многоуровневой системой квалификации, с огромным количеством слабых и бедных сборных неким элитным и компактным турниром, в котором будут в основном европейские и латиноамериканские гранды. Зато и проводить его станут чаще.

Этим же путем идут легкоатлетические, лыжные и прочие организации: разнообразные кубки мира и бриллиантовые лиги. Цель одна — участвовать должны только звезды, трибуны должны быть полные, телеаудитория — огромная, рекламные бюджеты соответственные. Ведь сегодня даже на Олимпийских играх трибуны частенько пустуют — в том числе и на соревнованиях по легкой атлетике. На Усейна Болта — ходят, на Исинбаеву ходят, на других — не очень. И вообще с трибун ничего не видно — кто и куда это ядро забросил. Лучше уж у телевизора.

Словом, коммерциализация спорта вошла в непримиримое противоречие с принципами олимпийского движения. Еще более интересная штука состоит в том, что она вошла в противоречие и с той самой антидопинговой системой, при помощи которой рушится система олимпийская. ВАДА — она что делает? Изучает мочу. Увидела неладное — сняла спортсмена с соревнований, наказала, отняла медаль. Когда все это лишь моральные потери для спортсмена — как раньше было — оно еще туда-сюда. А если с этим связаны большие гонорары, призовые, рекламные контракты и прочее — тогда уже надо все по-взрослому делать. А не как сейчас. Берут скомпрометированного бывшего руководителя московской антидопинговой лаборатории Григория Родченкова, на его показаниях выстраивают версию, по которой при участии российских госорганов систематически подменялись допинг-пробы, и вот Исинбаева и еще шесть десятков спортсменов не едут в Рио.

Как подменялись пробы, комиссия не знает, но уверена, что подменялись. Компания-производитель оборудования клянется, что это невозможно. А они считают, что возможно. Никого не допросили, ничего не сверили, имена, явки, цифры не назвали — и вперед, требуем снять всю сборную России. То есть на основании собственной филькиной грамоты эти маленькие, никому не известные чиновнички готовы были учинить всемирный скандал с большими политическими последствиями. Тут, конечно, самое время сделать предположение о том, что эти чиновнички выполняли указания других, гораздо более крупных людей. Но это сейчас неважно. Важно, что они крупно подставились.

Елена Исинбаева заявила, что обратится в Европейский суд по правам человека. Нет ни малейших сомнений, что его она выиграет. Тут нарушен базовый принцип — презумпции невиновности. Да и без него даже. Не надо иметь юридической практики, чтобы понять: «доказательства» ВАДА в суде не сработают, что там нарушены как минимум все процессуальные правила. Пусть они объяснят производителю, как они вскрывали невскрываемые контейнеры, где и какие нашли царапины и были ли при этом понятые. И как заговорит под присягой Родченков? А если еще перекрестный допрос, а судебный эксперимент, а другие свидетели? Короче, ВАДА — это не ФБР, они умеют только спортсменов карать. А выведи их на полноценный судебный процесс, они и развалятся. А потом самое сладкое — массовые иски от спортсменов, тренеров, агентов, понесеннные расходы, упущенная выгода, моральный и репутационный ущерб, и так далее, и тому подобное.

Очевидно, когда российские спортивные чиновники оправятся от стресса, они этим и займутся. Организацией судебной олимпиады. Будет за кого поболеть.