Национально сознательные (свидомые) граждане Украины до сих пор оскорбляются, когда их кличут бандеровцами. Это как если бы большевики лезли в драку, услышав в свой адрес слово «ленинцы». Но нет сомнений, что этот, так сказать, исторический гештальт скоро будет закрыт. Культ Бандеры стремительно превращается в национальную религию.

В спальном районе Киева — на Троещине — воздвигнута статуя сурового военного мужчины с автоматом. Сегодня в торжественной обстановке открыт памятник бойцам добровольческих батальонов. В церемонии принял участие мэр столицы Виталий Кличко, а также представители многочисленных националистических организаций и вооруженных формирований. Все эти партии и батальоны считают своим идолом и предтечей Степана Бандеру. Так совпало, что ровно в этот день 11 июля отмечается очередная годовщина учиненной в 1943 году бандеровцами «волынской резни», которую польский сенат на прошлой неделе постановил считать геноцидом. Речь идет о массовом убийстве живших на территории Украины поляков — по разным оценкам до 100 тысяч.

А в тот день, когда польские сенаторы голосовали по геноциду, киевские депутаты переименовывали улицы. Одна из главных магистралей Киева — Московский проспект — стал проспектом Бандеры. Как раз по этой дороге столичный градоначальник Виталий Кличко и ехал на открытие упомянутого памятника. А Верховная Рада приняла закон, который освобождает от уголовной ответственности тех самых героев из добровольческих батальонов, которые совершали преступления — по сообщениям военной прокуратуры — ужасные и многочисленные преступления против мирных жителей Донбасса.

Между этими параллельными событиями было еще одно — визит украинской делегации на саммит НАТО в Варшаве. Петр Порошенко возложил венок к памятнику жертвам волынской резни в Варшаве, очевидно, пытаясь дистанцироваться от собственных депутатов — они злые копы, а я добрый. Приняв правила игры, любезные польские хозяева целовали руки героической айдаровке и бандеровке Надежде Савченко. Глядя на это, растроганно улыбался украинский посол Андрей Дещица.

С этого места — подробнее. В июне 2014 года тогдашний министр иностранных дел Украины Андрей Дещица был послан на умиротворение толпы сознательных граждан, пытавшихся разгромить российское посольство. Однако овладеть ситуацией ему не удалось. Более того, по требованию толпы министр иностранных дел испуганно проскандировал хамскую кричалку, в которой фигурировало имя российского президента. Говоря объективно, это было что-то вроде публичного изнасилования представителя государственной власти, фактически — самой власти. Власть благоразумно решила не заметить надругательства над собой, выдать нужду за добродетель и пустить это позорное дело по графе единения ее с народом. Порошенко аккуратно сместил Дещицу с поста министра и отправил послом в комфортную Варшаву.

Это было самое начало президентства Петра Порошенко, когда он обещал народу немедленный мир на Донбассе, безвизовый режим с Европой и решение всех проблем. Сегодня можно констатировать, что он не решил даже проблему власти. Спустя два года после Дещицы подобному политическому изнасилованию подвергся генеральный прокурор Юрий Луценко. Его подчиненные прокуроры задержали по подозрению в бандитизме и совершении тяжких преступлений Валентина Лихолита (он же Батя) из батальона «Айдар», а Печерский суд Киева принял решение арестовать его на 60 дней. С этим в острой форме не согласились вооруженные сослуживцы и друзья Бати. Когда дело запахло жаренным, примчался генпрокурор, отменил решение суда, освободил Батю и «взял дело под личный контроль».

Вот что страх с человеком делает. Дещица только песенку спел, а Луценко прямо нарушил закон, да еще и замарал честь прокурорского мундира, подставив своих сотрудников. А потом еще и амнистию бандитам инициировал. Страх парализует волю всего политического сословия Украины. Экстремисты блокируют Крым и перекрывают дороги, взрывают линии электропередачи, грабят людей на блок-постах, устанавливают свои пошлины и тарифы, отжимают бизнесы, отнимают квартиры и машины, избивают и убивают неугодных, а храбрым начальникам только и остается делать вид, будто так и надо, и с ними согласовано.

При этом нет сомнений, что власти очень хотят загнать бандеровцев под плинтус, утвердить собственную монополию на насилие. Даже пытаются время от времени кого-нибудь посадить, расформировать, разоружить. Не получается пока. А не получается главным образом потому, что внутри самой власти раздрай и война. И там полно игроков, которые делают ставку именно на такие вооруженные формирования, содержат их и обеспечивают политическое прикрытие. Игры эти смертельно опасны — достаточно заглянуть в учебник истории и почитать великие тексты Степана Бандеры.

Тут мы видим рецидив древней болезни украинского политического класса, хотя сам этот класс за века поменялся много раз. Это желание решать свои проблемы чужими силами. Многовекторная политика — в том смысле, чтобы столкнуть лбами все векторы, в том числе и внутренние. Чтобы националисты схлестнулись с сепаратистами, а Запад убрал Россию, а крымские татары совместно с турками вернули бы Крым. И вот тогда, дескать, заживем, запануем. И Бандера о таком мечтал. Они так и не поняли, что победитель возьмет все, а им, нынешним и временным, ни при каких раскладах места на Украине не останется.