«Мир сейчас лучше и был лучше без Саддама Хусейна», — так прокомментировал бывший британский премьер-министр Тони Блэр опубликованный только что доклад об участии Великобритании в военной кампании в Ираке. Документ стал итогом семилетней работы независимой следственной комиссии, которую возглавлял бывший замминистра внутренних дел страны Джон Чилкот.

Изложенные в 12 томах выводы комиссии сенсацией не стали. Всем и так известно, что война в Ираке стала полным провалом коалиции во главе с Америкой. Что не было там ни оружия массового поражения, ни Аль-Каиды. Что все доказательства, предъявлявшиеся перед вторжением, были злостно сфальсифицированы. Что это была личная вендетта Джорджа Буша-младшего, а Тони Блэр — по оценкам родной британской прессы — вел себя как любимый пудель американского президента.

Прошлой осенью был рассекречен секретный меморандум бывшего госсекретаря США Колина Пауэлла — того самого, который показывал в Совбезе ООН пробирку со стиральным порошком, выдавая его за бациллы сибирской язвы, — и в этом меморандуме сообщалось, что Блэр еще весной 2002 года — за год до начала военной операции — дал согласие участвовать в ней. А все фальшивые аргументы в пользу этой войны появились потом, их уже придумывали вместе — Вашингтон и Лондон.

Авторы доклада изложили все это в очень аккуратной академичной форме и пока не решились назвать преступными действия наших персонажей, которые привели к сотням тысяч жертв, развалу Ирака, а затем и Сирии, создали условия для фомирования террористического халифата ИГИЛ. Остановились на определении «ошибка», хотя и указали на то, что авторам военного проекта заранее докладывалось о возможности таких последствий. А также и то, что военная операция приведет к росту террористической угрозы в Европе.

Им докладывали самые квалифицированные разведчики и аналитики, а они не приняли во внимание. Категорически возражали главные союзники — Германия и Франция, убедительнейшие доказательства предоставляла Москва — и ничего. Разнесли в пух и прах целую страну, повесили ее руководителя, — а теперь: извините, ошибочка вышла.

Да не совсем даже и ошибочка — мир-то, по их мнению, стал лучше без Хусейна. И вот эта фраза Тони Блэра адресует нас прямо к Федору Михайловичу Достоевскому. Достойны ли жизни гнусная старуха-процентщица или мрачный иракский диктатор? Тварь я дрожащая или право имею вершить свой суд? И дело даже не в том, что старушкины деньги были остро нужны Раскольникову, а контроль за нефтеносными районами Киркука — англичанам. Главное — ценности, общечеловеческие и сверхчеловеческие. Убьем Хусейна, и мир станет лучше. И даже теперь, когда стало абсолютно очевидно, что мир стал гораздо хуже, они твердят свое.

Саддам, конечно, не гладью вышивал, но он поддерживал единственно возможный баланс в своей стране и регионе. Он был не хуже и не лучше любого другого руководителя в этой части света, он был какой надо. Так же как и Каддафи, и Башар Асад, и Мубарак, и любой другой. Родион Раскольников сразу понял ошибку в своих расчетах, а эти — Блэр и Буш — слишком самонадеянны. Они даже того не поняли, что нынешний кризис Евросоюза, и выход Британии — есть прямое следствие той самой ошибки, той самой войны. И если их милую Европу постигнут настоящие беды, а вероятность их растет, то это тоже будет результатом договоренностей 2002 года на ферме Буша в Техасе.

Как бы то ни было, а доказательная база для будущих судов сформирована. А уж они-то, эти будущие суды, дадут свою оценку — ошибки это были или преступления. Тут, конечно, последует возражение из известного фильма: «Кто ж его посадит? Он же памятник!» Они же гегемоны — эти англо-саксы, они сильнее всех и сам черт им не брат. Поди приведи этого Блэра, а тем более Буша, в какой-нибудь трибунал. Так можно только с Милошевичем поступать, или с каким-нибудь мелким сукиным сыном из Латинской Америки или Африки.

Однако мысль эта не так смешна, как кажется на первый взгляд. Во-первых, Тони Блэра еще вполне могут судить на родине — кто-то должен ответить за 179 погибших в Ираке в результате «ошибки Блэра» британских воинов и за миллиарды истраченных на иракскую кампанию фунтов. Во-вторых, правовая система тоже глобализуется — бывало, и Генри Киссинджер спешно покидал Францию после вызова на допрос к следователю по поводу американских безобразий в Латинской Америке. И Пиночету несладко приходилось, и Берлускони. Словом, прецеденты имеются. А в-третьих, есть еще инструмент гражданских исков, которым обязательно воспользуются и правительства, и граждане пострадавших государств. Комиссия Чилкота свое дело сделала, и процесс запущен.