Тут никак не обойтись без широких исторических обобщений. Каждый день десятки мощных грузовых автомобилей загружаются на львовской свалке и развозят мусор по всей Украине. Третья часть — 220 тонн в сутки — доезжает до Киева, а это 540 километров, и сваливается там на мусороперерабатывающем заводе. Остальные распихиваются где попало тайным образом под покровом ночи. Жители соседних областей выставляют пикеты, чтобы не дышать львовскими нечистотами.

Культурная столица Украины не справляется с собственными отходами и щедро делится ими со всей страной. Городская свалка переполнена и временами горит. Погибли уже четыре человека. Коммунальная катастрофа грозит перейти в экологическую и социальную: народ в бешенстве.

Мусорная беда слегка омрачила большой праздник — 75-летие Акта о провозглашении Украинского государства. 30 июня 1941 года немецко-фашистские войска вошли во Львов, а вместе с ними в обозе — подразделения украинских националистов. И уже вечером того же дня, без согласования с немецким начальством они транслировали упомянутый исторический документ посредством захваченной радиостанции.

Начинался он словами: «Волей украинского народа, Организация украинских националистов под руководством Степана Бандеры провозглашает создание Украинского государства, за которое положили свои головы целые поколения лучших сынов Украины». А заканчивался так: «Слава героической немецкой армии и её фюреру Адольфу Гитлеру! Украина для украинцев!» Однако здравицы фюреру не помогли. Авторы и активисты были арестованы. Никакого украинского государства тогда не произошло, а что произошло — мы все хорошо знаем.

Но благодарная память бандеровских потомков эту дату хранит. На нее нынешние оуновцы назначили снос памятника Николая Щорсу в Киеве. Логику «нациков», как их ласково зовут на Украине, понять всегда было трудно. Щорс никакого отношения к Бандере или Шухевичу не имел, он из другого поколения — бил Петлюру, который изгнал с Украины Грушевского, которого потом обратно приютила и обласкала советская власть, дала признанному отцу нации звание академика и возможность спокойно упаковывать во многие тома украинскую национальную идею. Которая сейчас столь яростно реализуется.

Ну, они когда-нибудь разберутся. А мы просто констатируем жестокую иронию истории: прекрасный европейский город Львов, который некогда транслировал на всю Украину идеи национального самоутверждения и реванша, теперь распространяет только запах нечистот. И вся страна нюхает.

Мэр Львова Андрей Садовый потребовал от Киева помощи в решении мусорной проблемы. Его письмо президенту и правительству было справедливо расценено как попытка переложить финансовую и политическую ответственность на центральные власти, но все-таки место на киевской мусорке львовский начальник, как видим, получил. Но в этом послании было еще одно забавное место, на которое никто не обратил внимание. Садовый подчеркивал, что «мусорный полигон достался в наследство от советской власти». В свете лютой кампании по десоветизации и декоммунизации это можно понять как что-то очень плохое. Вроде того, что Советский Союз оставил мусорный полигон вместе с нечистотами, и теперь с этим надо что-то делать — как с памятником Щорсу.

Да ведь нет же. Мусор-то ваш, господа львовяне. Это вы за четверть века так нагадили, что теперь и не разгрести. А мысль о постройке мусорозавода возникла только теперь, когда дышать нечем стало, да и то — за счет национального бюджета, а лучше из европейских грантов. Свои-то деньги раскрадываются быстрее мысли. Ужасная империя оставила вам дороги, мосты, электростанции, газопроводы, больницы, санэпидстанции, канализацию (в Измаиле ждут холеру), — короче, все. И вы к этому ничего не прибавили. Всю новейшую историю проедали и проклинали советское наследство. Теперь проедать больше нечего, осталось только проклинать.

На днях в одном из хозяйств на крайнем западе Украины погибла 671 свинья — от перегрева. Потому что электричество кончилось. Купили у российского агрессора немного мегаватт, но свинок уже не спасти. Между тем, все построенные в советское время электростанции (а других нет) уже либо выработали ресурс, либо сделают это в течение ближайших трех лет. От полноценной катастрофы пока спасает лишь то, что промышленное производство стремится к нулю с той же скоростью, с какой падает энергетика. Но страна уже во тьме: фонари — и то вполнакала и через один — горят только на центральных улицах больших городов. Вся остальная страна уже не первый год живет в режиме светомаскировки и с воздуха незаметна.

На днях довелось мне участвовать в экспертном обсуждении украинских дел. Ведущий всем задавал вопрос: где самая большая угроза политическому режиму Петра Порошенко? Варианты: донецкие сепаратисты, радикальные националисты, пророссийская оппозиция, Игорь Коломойский, Ринат Ахметов, Юлия Тимошенко, Надежда Савченко. Мой ответ: львовская мусорка. А именно: коллапс инфраструктуры и коммунальной системы страны. На каком участке грянет катастрофа и как она будет выглядеть — об этом не хочется даже думать. Вот они и не думают. Соответственно, и не делают ничего, чтобы ее избежать.