Как не продуть шведам на своем поле?

Большой куш: Азовские и черноморские пираты заставили мирное население затаить дыхание
Большой куш: Азовские и черноморские пираты заставили мирное население затаить дыхание
© скриншот с фильма "Пираты XX века"
Бывает другое — удачный эпизод, заноза в памяти миллионов зрителей на долгие времена, но опять-таки не факт, что каждый фамилию вспомнит. Образ — да! Имя — нет. Собственно, а не всем быть Андреем Мироновым или Юрием Никулиным, фильмы с чьим участием можно пересчитывать толпой друзей во время застолья и десятками наименований. Но вклад в большое кино, даже в малом эпизоде, тоже дорогого стоит.

Уверен, что нашего сегодняшнего героя знает каждый рожденный в СССР и уже поколение или два даже постсоюзных ребят. С именем, конечно, будут затруднения. Но только благодаря коммерческой сметке, смелости (посадить ведь могли элементарно) и природной дерзости этого героя изобретатель Шурик Тимофеев смог-таки отправить обратно в давние времена царя Иоанна Васильевича (позывной Грозный) и вытащить из-под бердышей свирепых опричников — управдома Буншу и Жоржа Милославского. Не найдись дефицитных транзисторов у обаятельного безымянного барыги в классической комедии Леонида Гайдая, и всё — пиши пропало. Нет царя — нет страны. Шведы обыгрывают на нашем поле вчистую, татары Казань вернули, позор и забвение.

А между тем образ не такой и безы­мянный. Вот этого эффектного усача с картинки исполнил совершенно конкретный человек, больше того, наш земляк. Звали актера Эдуард Бредун, а родился он в Сталинской области (позже переименованной в Донецкую), в славной, но нынче временно оккупированной супостатами Волновахе. Появился на свет этот дивный лицедей и дамский угодник, исполнивший одних только киноролей больше полусотни (это не считая театра и озвучки), 6 октября 1934 года. Из почтения к его родителям скажу, что звали их Александр Евдокимович (из крестьян, но стал военным топографом, что несомненный социальный лифт) и Тамара Семеновна (железнодорожная служащая).

Бугай-грубиян

Маленькая эротика времен большой безнадеги
Маленькая эротика времен большой безнадеги
© kino-teatr.ru | Перейти в фотобанк
Детство Эдика прошло в наших краях, а потом началось. Война, сами понимаете, застала его в вовсе нежном еще возрасте. Отец оказался важным для обучения советских офицеров человеком, так что все семейство отправилось в эвакуацию в Казахстан. Затем, когда немцев погнали, Бредуны переместились в Тамбов, где младший поступил в Суворовское училище и грыз там не самый мягкий монолит — армейскую науку — долгих 7 лет. Но на службу не попал. Что-то там со здоровьем приключилось. Тогда он перебрался в Молдавию, завершил среднее образование, затем (это надо!) поступил во ВГИК. В 1957-м закончил курс обучения и отправился в Театр-студию киноактеров.

Собственно, казалось бы, сразу успех. В 1958 году Эдуард Бредун сыграл главную роль лихого молодого большевика в фильме «Ветер». Скорее всего, это и оказалась наиболее его масштабная работа для большого экрана, хотя точно судить не берусь, тут вопрос к кинокритикам. В любом случае потом у исполнителя все больше попадались эпизодические роли, причем Бредуна преследовало по пятам амплуа бугая-грубияна.

Зато на съемках «Ветра» он познакомился с целым созвездием будущих звезд советского кино. Главное — там снимался в роли красного командира Науменко Леонид Гайдай. Это судьба! Потом Леонид Иович благоволил Бредуну, пусть и в маленьких ролях, но снимал его в своих знаковых фильмах. Спекулянт из «Ивана Васильевича», конечно, самый яркий. Кстати, в этом фильме Эдуард Бредун пересекся с другими своим партнерами по «Ветру» — Александром Демьяненко и Юрием Яковлевым.

Дерзкий мачо из Волновахи — «Донецкое время»

Кроме «Ивана Васильевича» (1973 год), Гайдай, который, надо заметить, имел определенный круг актеров-любимцев, за что ему отдельное зрительское спасибо, позвал Бредуна еще в «12 стульев» (1971, Паша Эмильевич), «Не может быть!» (1975, помощник скупщика мебели), «Инкогнито из Петербурга» (1977, трактирщик). Да, согласен, не Гамлет и не Макбет. Но тут, учтите, эпизоды в фильмах великого Гайдая, у которого сыграть кучку снега во дворе бывало престижней и для биографии полезней, чем побыть у других режиссеров в ультрадраматических ролях.

Два Остапа, два Кисы и один Бредун

Одесское наследство: поляки набросились, нацисты добавили, шведы покуражились, бразильцы добили
Одесское наследство: поляки набросились, нацисты добавили, шведы покуражились, бразильцы добили
© РИА Новости, Свердлов | Перейти в фотобанк
Забавно, что Эдуард Александрович стал одним из десяти актеров наравне с Савелием Крамаровым и Георгием Вициным, кто выступил в двух знаменитых постановках «12 стульев». Первая, понятное дело, принадлежала режиссуре Гайдая, титульную пару героев исполнили Арчил Гомиашвили и Сергей Филиппов.

Вторая экранизация была отдана Марку Захарову, у которого играли Андрей Миронов и Анатолий Папанов. Надо же, но Миронов с Папановым, оказывается, пробовались и у Гайдая, но не смогли того убедить. А Захарова, выходит, смогли.

Бредуну, надо сказать, дважды повезло сродниться с «голубым воришкой», Альхеном, но если в гайдаевской комедии он стал пресловутым Пашей Эмильевичем, то в захаровской — родственник, просто родственник, не более того. Жулик, понятно. Такое уж у него амплуа было, у Бредуна-то. Да и у Ильфа с Петровым такие персонажи в изобилии.

Горловский дядя и путь во мраке

Но вы помните, что мы же толкуем об актере как о нашем земляке с большого экрана. А получается, что он как порадовал своим появлением на свет акушерок Волновахи, так и отправился скитаться по свету, не заскакивая на малую родину. В принципе и это было бы достаточным информационным поводом для настоящей публикации.

Но оказалось, что Бредун и потом, по ходу своей артистической карьеры, временами наезжал в Донбасс. С гастролями, понятно. Сохранились воспоминания его родственника. Дело в том, что родной брат отца Бредуна — Павел Евдокимович — обосновался в Горловке. И Эдуард, случалось, заезжал к нему в гости. Причем в окружении знаменитых актеров, например Николая Рыбникова, Василия Ливанова, Олега Онуфриева, Муслима Магомаева, Марка Бернеса. Сильная массовка, согласитесь. Бернес по тем временам и вовсе суперстар. С Бредуном приезжала и его супруга Изольда Извицкая, красавица, популярная актриса, лакомый кусочек и проблема для воздыхателей.

Праздник главного полотенца Украины: Егоза в кепке, сталинские хоромы и романтика на крыше вагона
Праздник главного полотенца Украины: Егоза в кепке, сталинские хоромы и романтика на крыше вагона
© commons.wikimedia.org, Андрей Бутко | Перейти в фотобанк
Извицкая до Бредуна была с Раднэром Муратовым, ленинградским татарином, прославившимся ролью Василия Алибабаевича в «Джентльменах удачи». Потом объявился дерзкий мачо из Волновахи, порывистый и непредсказуемый… Бредун и Муратов вместе играли в «12 стульях» и «Не может быть!» А Изольду прибрал к рукам наш земляк. Второй вопрос, был ли он этим доволен.

Кино — это ведь веселье и развлечение для зрителей. Актерам не всегда получается выйти из творческого напряжения с минимальными потерями. У Извицкой и Бредуна, во всяком случае, жизни вышли яркие, но краткие и полные не только светлых тонов.. А такие эффектные люди, талантливые, незаурядные… Жаль, конечно.

Газета «Донецкое время» (ДНР)