Миллиардные потоки. Украинские власти схлестнулись за Одесскую таможню
Миллиардные потоки. Украинские власти схлестнулись за Одесскую таможню
© РИА Новости, Сергей Поляков | Перейти в фотобанк
По данным украинских журналистов, ещё 5 ноября Продан пересёк украино-молдавскую границу в пункте пропуска «Могилёв-Подольский» и вечером того же дня улетел из Кишинёва в Варшаву. А главред интернет-издания «Цензор.нет» Юрий Бутусов, которого часто обвиняют в выполнении информационных заказов окружения президента Порошенко, уточнил, что Продан покинул Украину на пассажирском сиденье автомобиля Mercedes C200 с иностранными номерами, причём за рулём находился гражданин Молдавии. Бутусов даже приводит соответствующую запись из базы молдавских пограничников.

На своей страничке в Facebook Мирослав Продан подтвердил, что действительно покинул Украину и находится в Германии, где ему должны сделать давно запланированную операцию. После окончания лечения Продан пообещал вернуться в Украину и предъявить все соответствующие документы.

Впрочем, объяснения Продана звучат не слишком убедительно на фоне громкого коррупционного скандала, разворачивающегося вокруг его имени в Украине: Генеральная прокуратура уже некоторое время расследует коррупционные схемы в руководстве украинской таможни, а также дело относительно самого Продана.

При этом расследование Генпрокуратуры, по всей видимости, является частью большой борьбы за контроль над работой таможни, а шире — глобального политического конфликта между премьер-министром Гройсманом и президентом Порошенко. Но обо всём по порядку.

Золотое яблоко раздора

Мирослав Продан возглавил Государственную фискальную службу, объединяющую контроль над налоговыми и таможенными органами, весной 2017 года — после ареста НАБУ и последующего отстранения своего предшественника Романа Насирова. Насирова называли «человеком Порошенко» — дескать, свой пост он занял именно по протекции главы государства. А вот Продан, по всей видимости, был более близок к главе правительства Владимиру Гройсману — по крайней мере, на своём посту он действовал именно в русле общего курса, проводимого премьер-министром. Правда, источники в околотаможенных кругах утверждают, что в первый год своего пребывания на таможне Продан имел вполне рабочие отношения и& с людьми президента, с пониманием относясь к их просьбам и пожеланиям. Однако по мере обострения конфликта между премьером и президентом эта ситуация менялась.

В июне 2018 года премьер-министр Владимир Гройсман объявил о начале нового крестового похода против коррупции в таможенном ведомстве. В частности, он распорядился допустить на посты таможенного контроля сотрудников полиции, которые также должны были получить доступ ко всей таможенной документации, базам данных и т.п.

В кругах знакомых с таможенным «бытом» людей новость произвела эффект разорвавшейся бомбы. Традиционно правоохранительное обеспечение работы таможен вела СБУ, «замыкающаяся» на президента, что при условии «завязанного» на премьере главы ГФС обеспечивало некое равновесие интересов в этой сфере. «Эксперимент» Гройсмана же многие сочли попыткой кардинально изменить положение вещей в свою пользу, да ещё и с привлечением такого влиятельного игрока, как глава МВД Арсен Аваков.

Интересно, что, по данным наших источников, в ходе «эксперимента» спайка полицейских и таможенников действительно атаковала несколько прижившихся на таможне схем по «серой» контрабанде грузов. В основном речь шла о подмене более дорогого товара дешёвым, за который надо меньше платить различных налогов и сборов. Одна из таких схем заключалась в том, что товар из подлежащего таможенному досмотру контейнера временно выгружали, заменяя более дешёвым, в таком виде растаможивали, а затем снова возвращали в контейнер оригинальный дорогой товар, который уже считался как бы растаможенным, ведь по документам проходит номер контейнера, а не его груз. Полиции и таможне удалось взять несколько таких групп на горячем — прямо во время перегрузки товара.

Интересно, что активность таможенников и полицейских вызвала достаточно нервную реакцию в высших кругах государственной власти. О выявлении «масштабных коррупционных нарушений» в руководстве ГФС заявил не кто иной, как генеральный прокурор Юрий Луценко.

Значит, война!

В начале июля 2018 года, всего через несколько недель после начала «таможенного эксперимента», сотрудники СБУ провели обыски в винницком областном главке ГФС. По информации СМИ, «избушку» интересовали документы за 2014-2015 годы — период, когда ведомство возглавлял как раз Мирослав Продан. По неподтверждённой информации, речь шла о неких манипуляциях при экспорте орехов (помните «ореховую мафию» Саакашвили?).

«Дело — ещё 2016 года, тогда его довольно шустро пыталась расследовать Генпрокуратура, — рассказывает источник в правоохранительных органах. — Но потом быстро выяснилось, что те орехи — кого надо орехи, и дело спустили на тормозах. Что они хотели найти по этому делу в 2017-м — неясно, да они ничего и не нашли».

Параллельно ГПУ начала расследование обстоятельств ввоза в Украину автомобиля Mercedes GLE 350D, якобы предназначавшегося для жены премьера Гройсмана. При таможенном оформлении авто его цена якобы была занижена вдвое, что, дескать, помогло сэкономить сотни тысяч гривен на таможенных сборах и платежах. История, безусловно, некрасивая, к тому же она позволяла связать воедино Гройсмана, Продана и злоупотребления на таможне. Интересно, что Гройсман, по данным СМИ, весьма бурно отреагировал на интерес ГПУ к авто его жены, сочтя это «переходом на личности». И решил отомстить.

В августе 2018 года сотрудники управления внутренней безопасности задержали бывшего сотрудника Одесской таможни Дениса Аминева. Его обвинили в организации кражи 37 контейнеров с нерастаможенным грузом на сумму в 140 миллионов гривен, принадлежавших ООО «Мелвил» и арестованных по указанию руководства ГФС. Впоследствии ГФС провела масштабную операцию по поиску похищенных контейнеров, затронувшую деятельность многих предпринимателей одесского промрынка «7-й километр».

Контейнеры были арестованы в июле 2018 года по личному распоряжению Мирослава Продана, а их «кража» на самом деле, конечно, являлась никакой не кражей, а «операцией по спасению» оказавшегося под угрозой груза. Схема вполне стандартная. Арестованный груз решением Шевченковского районного суда Киева передают на хранение на некий частный склад, после чего по дороге он «теряется», в итоге оказываясь, конечно, там, где и должен оказаться: у реализаторов на «7-м километре». Однако в данном случае вдоль «накатанной колеи» контрабандной схемы руководством ГФС были обильно расставлены ловушки — включая и банальные камеры видеонаблюдения, запечатлевшие личную причастность Аминева к процессу. Это и позволило буквально поймать за руку Аминева и получить неплохие доказательства его причастности к махинации.

По данным наших источников, сам по себе Аминев следователей ГФС интересовал мало. Но они надеялись, что, будучи припёртым к стенке доказательствами, он даст показания на реальных владельцев груза и конечных бенефициаров махинации. Больше всего следователей ГФС интересовал некто Сергей Сердюк — сотрудник отдела Генеральной прокуратуры.

Сердюк стал известным благодаря скандалу, когда его хотели назначить начальником одесского отделения создаваемого Государственного бюро расследований. Тогда СМИ называли Сергея Сердюка чуть ли не главным контрабандистом Одесской области. Наши источники утверждают, что данные утверждения преувеличены, однако в ГФС имели веские основания полагать, что именно он стоял за той самой операцией по ввозу в Украину контейнеров ООО «Мелвил». Некое отношение к грузу якобы имел и депутат Одесского облсовета от «Батькивщины» Руслан Табунщик. Однако следователей ГФС он интересовал в меньшей степени, а вот от Сердюка представлялось возможным протянуть ниточки к высшему руководству Генпрокуратуры.

«Аминев — лишь мелкая сошка, исполнитель. Но зато он замыкался на Табунщика и Сердюка. А Сердюк «рулил» в прокуратуре схемами по таможне в масштабах всей Украины. И вот в масштабах всей Украины у него начались проблемы: в Сумской области, на Житомирской таможне, а теперь и в Одессе, — рассказывает источник «Таймера» в околотаможенных кругах. — Причём в Одессе речь шла уже о действительно серьёзных деньгах: по той истории с «Мелвилом» за ввоз груза заплатили полмиллиона долларов. Конечно, не все эти деньги доставались одному Сердюку — большая часть уходила на Ризницкую (на этой улице расположен офис Генпрокуратуры. — Ред.) в Киев. И не только туда. Знаете, почему Продану удалось так шустро «бахнуть» эту схему? А потому, что он изначально в ней участвовал! Но потом концепция, как говорится, поменялась».

У Луценко, впрочем, от Сердюка открестились: дескать, его должность уже давно сократили, и сотрудником Генпрокуратуры он числится лишь потому, что вскоре перед этим ушёл на затяжной больничный. Как бы там ни было, коль скоро дело касалось высокопоставленного чиновника, его передали в НАБУ. Тамошние следователи, по данным наших источников, особого интереса к нему не проявили. В сентябре 2018 года арестованный Аминев вышел на свободу под залог в 1,7 миллиона гривен — весьма скромная сумма, если учесть, что его подозревают в причастности к махинации на 140 миллионов.

А вот у Продана после всей этой истории начались действительно серьёзные неприятности.

Турецкое дело Продана

Как мы уже говорили, Продана подозревают в незаконном приобретении недвижимости в Турции — двух вилл в районе Бодрума общей стоимостью в 2,4 миллиона евро.

Уже после бегства (или «отъезда на лечение») Продана всё тот же близкий к Банковой журналист Юрий Бутусов опубликовал кое-какие материалы по этой истории, якобы добытые СБУ в ходе следственных действий. Среди них — переписка Продана через мессенджер Telegram, в которой он обсуждает детали сделки. От имени Продана виллы якобы смотрел кум Продана Максим Павицкий, а оформлением сделки занимался одессит Виталий Астахов.

Астахов, судя по всему, действительно имеет некие связи с Проданом: на него зарегистрированы несколько фирм («Альба веритас», ООО «Денетто»), в отношении которых Главное следственное управление Генпрокуратуры ведёт уголовное производство по факту уклонения от уплаты налогов и таможенных платежей при помощи «должностных лиц органов ГФС».

Действия Продана подпадают сразу под несколько статей Уголовного кодекса Украины — начиная от неуказания этих объектов недвижимости в своей электронной декларации и заканчивая незаконным обогащением. Действительно, Продану будет затруднительно пояснить, откуда у него взялись 2,4 миллиона евро, потраченные на покупку домов! Впрочем, наши источники в правоохранительных органах полагают, что обнародованных Бутусовым фактов определённо недостаточно для уголовного дела с реальной судебной перспективой.

«Во-первых, надо ещё доказать, что всё это писал действительно Продан, а не, скажем, кто-то с его телефона. Кроме того, все доказательства для суда должны быть получены законным способом. А законно «снять» переписку в «Телеграмме», не имея физического доступа к самому устройству, с которого она велась, сложно. В-третьих, Продан может заявить, что обсуждалось на самом деле что-то совершенно другое или трактовка этого обсуждения была иной — в общем, велики шансы, что дело просто развалится», — считает один из наших собеседников. По его мнению, Продан пал жертвой информационно-психологической операции.

«Это стандартная технология: вбрасывается информация о том, что вот, дружище, тебя собираются арестовать, беги. И человек бежит, — объясняет он. — Если бы Продана действительно хотели «закрыть», то он бы банально не пересёк границу: за всеми такими людьми устанавливается наблюдение, когда пограничник «пробивает» его фамилию, система высветит указание: при намерении лица перейти границу сообщить в органы. А это значит, что Продану сбежать банально позволили».

А затем, когда Продан уже был за границей, через журналиста Бутусова «вбросили» информацию по его уголовному делу — пусть и небезупречную для суда, но весьма полезную в плане очернения Продана в глазах общественности. Стоит отметить, что Бутусов технически не мог получить эти данные ни от кого, кроме СБУ или Генпрокуратуры, а также помнить, что СМИ неоднократно включали его в группу журналистов, особо приближённых к Банковой и пользующихся там особым доверием.

НАБУ: Украинская коррупция опутала 23 страны мира
НАБУ: Украинская коррупция опутала 23 страны мира
© пресс-служба НАБУ
Но зачем все эти сложности? Ведь кроме дела о домах у СБУ и Генпрокуратуры определённо есть на Продана и нечто более весомое — достаточно весомое для того, чтобы произвести сильное впечатление на премьера Гройсмана и вынудить его прекратить борьбу за Продана. Действительно, ещё в июле, отвечая на призывы Генпрокурора Луценко сменить начальника ГФС, Гройсман заявлял, что, мол, пока он будет премьером, Продан будет возглавлять ГФС. А уже в сентябре Продана уволили с должности. Тот же Бутусов утверждает, что в противном случае Продана бы арестовали прямо на заседании Кабмина, — шоу, которое для Гройсмана было бы явно нежелательным. В итоге, по словам Бутусова, и было принято компромиссное решение: Продан уходит сам.

А последующая «информационно-психологическая операция», видимо, является лишь способом окончательно добить неугодного чиновника и, возможно, отомстить Продану за некие личные потери, понесённые его противниками в схватке за контроль над таможней.

Вместо заключения

Должность главы ГФС в Украине такова, что любого, кто её занимает достаточно долго, можно без единого слова объяснений посадить в тюрьму на десяток лет, и в глубине души он будет прекрасно знать, за что. И Продан, безусловно, не является исключением. Интересно же в этой истории другое.

Оказавшись вовлечённым в масштабный политический конфликт между премьером и президентом, Продан в рамках этого конфликта действительно сделал то, что и должен был бы сделать глава ГФС: решительно торпедировал сразу несколько масштабных контрабандных схем, годами существовавших на таможне. Да, мотивы, по которым он это сделал, не имеют ничего общего с заботой о благе государства. Однако факт остаётся фактом: это произошло и действительно затронуло финансовые интересы высших должностных лиц государства в таких масштабах, что за этим последовала скорая и неумолимая расплата.

Ну а мы в результате узнали много интересного о том, чем на самом деле жила отечественная таможня всё это время и какие персонажи имеют в её работе собственный коррупционный интерес.

Автор: Юрий Ткачёв

Оригинал материала