В пятницу утром на полигоне в Ровенской области во время занятий по боевой подготовке погибли трое (по другой информации — четверо) украинских военных. Еще девять человек ранены. Трагедия произошла во время стрельб из миномета «Молот» украинской разработки — оружие разорвалось прямо во время выстрела.

На ЧП отреагировал президент Петр Порошенко. Он запретил применять «Молоты» до завершения расследования причин трагедии.

М120-15 «Молот» калибра 120 мм разработан концерном «Укроборонпром» на основе советского миномета 2Б11. В 2016 году поступил на вооружение — и сразу начал показывать себя не с лучшей стороны. Первый случай взрыва «Молота» произошел на учебных стрельбах на полигоне Широкий Лан 25 июля того же года. В результате один офицер погиб на месте, еще 10 военных получили ранения, еще один скончался в госпитале несколькими днями позже. Второй взрыв прогремел в ноябре того же года, в результате погибли еще двое солдат. Взрыв под Ровно стал уже третьим.

«Миномет «Молот» активно пиарился в украинских СМИ в 2014-2015 годах. Определенное их количество было поставлено в войска, в том числе и в Донбасс, — сказал РИА «Новости» военный эксперт Борис Рожин. — Сразу после использования минометов были выявлены различные дефекты, связанные с некачественным производством стволов, со случаями разрывов мин в этом миномете. Были выявлены также и другие дефекты, связанные с установкой старых, еще советских прицельных приборов».

После нового ЧП на Украине вновь зазвучали призывы отказаться от горе-оружия. Как предполагает журналист Ольга Решетилова, дефект кроется в марке стали ствола. «Мы неоднократно пытались привлечь внимание к тому, что с «Молотом» есть проблема. Эксперты-металловеды утверждают, что марка стали в стволе не соответствует техническим характеристикам: она мягче, чем это должно быть», — пишет Решетилова в своем «Фейсбуке».

Как признавались украинской прессе бывшие участники так называемой АТО, «Молоты» очень быстро нагреваются. По предположению многих украинских экспертов, основных причин нештатной работы несколько: некачественный боеприпас, некачественный металл, использованный для изготовления ствола, или заводской брак.

Заместитель главного редактора журнала «Арсенал Отечества» Дмитрий Дрозденко подчеркнул, что миномет — не настолько сложное изделие, чтобы мириться с отказами. «Или нарушены технологические цепочки, или плохо спроектирован этот миномет, или просто плохо делают. Вот вышиванки они хорошо шьют, а минометы делают плохо, — заявил Дрозденко газете ВЗГЛЯД. — Это все говорит об общей деградации украинской промышленности, которая производит такую технику, как и о деградации политической власти».

Ближе к вечеру со своим мнением выступил наконец и создатель миномета — «Укроборонпром». «На сегодняшний день альтернатив минометам «Молот» у нас нет. В любом случае его надо было делать и надо его использовать в ВСУ», — посетовал гендиректор госконцерна Павел Букин. Как сообщает УНИАН, Букин порекомендовал дождаться результатов расследования, которые покажут, сам ли миномет стал причиной трагедии на полигоне.

Порошенко запретил использовать миномет «Молот» после трагедии под Ровно
Порошенко запретил использовать миномет «Молот» после трагедии под Ровно
© пресс-служба президента Украины | Перейти в фотобанк

Украинские власти продолжают использовать некачественный миномет из-за желания любой ценой обеспечить «огневую мощь своих сухопутных подразделений в преддверии возможных новых столкновений на Юго-Востоке», заявил член-корреспондент Академии военных наук Александр Бартош.

«Киев пытается поставить на национальную почву разработку новых видов оружия, в том числе минометных систем. Это не получается, потому что не хватает технологий, современных материалов и опыта разработки таких систем», — сказал эксперт газете ВЗГЛЯД. — Системы советского производства устаревают, они изношены. В результате этой спешки случаются такие трагические вещи, как с этим минометом».

«Именно поэтому они вводят в строй неотработанные системы оружия, чем ставят под угрозу жизнь и здоровье своих же солдат», — подытожил Бартош.

Алексей Нечаев, Андрей Резчиков

Оригинал публикации