Украинское интернет-издание «БизнесЦензор» побеседовало с директором госпредприятия «Укрпромвнешэкспертиза» Владимиром Власюком, который рассказал о том, как Украина все глубже увязает  в ловушке глобализации. По мнению эксперта, статус «аграрной сверхдержавы» не поможет украинцам справиться с бедностью.

Украина экстренно снизила импорт газа
Украина экстренно снизила импорт газа
© РИА Новости, Стрингер | Перейти в фотобанк
Для доказательства этого своего утверждения Власюк проанализировал структуры украинского экспорта и импорта. Первое наблюдение — рост импорта значительно превышает рост экспорта.

Так, в 2017 году Украина нарастила объемы экспорта и импорта товаров. Однако импорт вырос больше, чем экспорт. Так в 2016 году мы имели $ 36,4 млрд, а за 11 месяцев 2017 — $ 43,3. То есть рост экспорта произошел более чем на 19%.

В то же время импорт вырос с $ 39,2 млрд в 2016 году до $ 49,5 млрд за 11 месяцев 2017 года. То есть рост более 30%. Таким образом, отрицательное сальдо нашей внешней торговли (когда мы покупаем из других стран больше, чем продаем) выросло с $ 2,9 млрд в 2016-м до $ 6,3 млрд в 2017-м.

«Формирование отрицательного торгового баланса указывает на то, что украинская экономика не может предложить миру достаточное количество конкурентоспособных товаров перерабатывающей промышленности. То есть слабая товарная позиция в торговле с другими странами остается «Ахиллесовой пятой» нашей экономики», — отмечает Власюк.

Украинский экспорт

Основной статьей украинского экспорта была и остается продукция металлургической отрасли.

Вторрое место в экспорте из Украины — это металлопрокат. В прошлом году его было экспортировано на $ 4,1 млрд. Но если мы сюда добавить еще и экспорт стальных полуфабрикатов на $2,6 млрд, то это будет $6,7. Кроме того, пятая позиция украинского экспорта — железная руда и концентрат, $ 2,6 млрд. Суммарно это дает $9,3 млрд.

Эксперт подчеркивает:  основа украинского экспорта — сырьевые товары, за исключением разве что подсолнечного масла. Его в 2017 году продали на $4,3 млрд — формально первое место по экспорту. Если бы Украина экспортировали не масло, а соответствующие объемы семян подсолнечника, то заработала бы всего лишь $800 — $900 млн, отметил Власюк.

При этом другие масличные культуры украинские производители продают в непереработанном виде. Это соя, ее экспорт составил $1,06 млрд, и рапс, которого за 11 месяцев 2017 года Украина продала на $ 882 млн.

Очевидно, что Украина могла бы заработать в несколько раз больше, если бы перерабатывала эти культуры на своей территории. Для этого даже есть необходимые промышленные мощности. Однако значительные объемы украинского сырья заранее законтрактованы на экспорт. И украинские перерабатывающие предприятия, даже дав лучшую цену, просто не могут на внутреннем рынке купить товар.

«Причина заключается в том, что производители кредитуются у крупных трейдеров под будущий урожай», — подчеркивает Власюк.

Аналогичная ситуация и с экспортом зерна кукурузы — $ 3 млрд в 2017 году. Прибыль могла бы быть намного больше, если бы его переработали в разнообразную продукцию, пользующуюся спросом по всему миру: муку, хлопья, крахмал, сиропы.

То же самое и с экспортом пшеницы. Ее вывезли на $2,76 млрд за 11 месяцев 2017 года.

«Тонна пшеницы на экспорт при нынешних ценах даст $80 добавленной стоимости. Но если бы мы переделали ее в муку, то это было бы уже $ 140 добавленной стоимости на тонне. Один миллион тонн пшеницы переработанной в муку — это дополнительные $ 50-60 млн», — констатирует эксперт.

Вместо этого прибыль на производстве муки из украинской пшеницы получают в основном турки, главные покупатели украинского зерна. Эта страна — лидер по экспорту муки, отмечает Власюк.

Украинские аграрии с завтрашнего дня начинают забастовку
Украинские аграрии с завтрашнего дня начинают забастовку
© РИА Новости, Стрингер | Перейти в фотобанк
По его мнению, украинские агрохолдинги не переходят на производство муки, поскольку сильно завязаны на моделях экспорта сырья. То есть им проще собрать урожай и отправить его на экспорт, чем строить мощности и инфраструктуру для производства муки. Кроме того, украиснким агрохолдингам будет непросто прийти с конкурентным товаром на рынки, где они раньше продавали переработчикам свою пшеницу, отмечает эксперт.

«То есть у нас среди крупнейших экспортных статей — 55% сырье и полуфабрикаты. Это очень негативный показатель. Нормальным считается, когда сырьевой экспорт индустриальной страны не превышает трети от общего объема», — подчеркивает аналитик.

Украинский импорт

Картина импорта сильно отличается от экспорта. Далеко не в лучшую сторону. Самая существенная статья — энергоносители.

Первая позиция по импорту товаров в Украину — нефтепродукты, $4,2 млрд. В отрицательном торговом балансе эта продукция играет ключевую роль. При этом все страны-соседи производят нефтепродукты, а на Украине из пяти НПЗ работает только один, сокрушается Власюк.

На втором месте в украинском импорте идет газ, $3,8 млрд за 11 месяцев 2017 года. Эта позиция увеличила отрицательное торговое сальдо из-за наращивания объемов импорта газа в 2017 году.

Третье место — импорт угля. Общие объемы импорта за 2017. составляли $ 2,7 млрд.

«Объемы импорта выросли из-за прекращения поставок из ОРДЛО (ДНР и ЛНР — ред.) в начале 2017 года. Наибольшие объемы мы завезли из России. Фактически через эту страну мы потеряли доступ к нашим ресурсам угля и теперь импортируем топливо с ее шахт, ухудшая тем самым наш торговый баланс. Также начался существенный импорт энергетического угля из США ($0,68 млрд)», — подчеркнул эксперт.

Далее идет импорт высокотехнологичных товаров: автомобили ($ 2,1 млрд), лекарства ($ 1,43 млрд), телефоны ($ 1,2 млрд).

Парадоксальная ситуация: страна, главной отраслью которой является металлургия, в огромных объемах импортирует металлопрокат — примерно на $1 млрд. Как отмечает Власюк, причина в том, что на Украине не занимаются серьезно политикой промышленного  развития. Поэтому в стране не производят много видов металлопроката, которого сейчас требуют современные технологии. Вместо этого экспортируют полуфабрикат или обычную руду.

Блеск и нищета «аграрной сверхдержавы»

Украина в огромных объемах импортирует промышленные товары, необходимые для агарарного сектора. Это как продукция химпрома — пестициды ($1 млрд), комплексные удобрения ($760 млн), так и машиностроения — тракторы($ 690 млн). Своих тракторов и комбайнов Украина почти не производит.

«То есть, мы покупаем много продукции с высокой добавленной стоимостью, чтобы с ее помощью производить сырье с низкой добавленной стоимостью и отправить ее на экспорт. Мы сейчас находимся в ловушке глобализации — импортируем дорогие товары перерабатывающей промышленности с высокой добавленной стоимостью, чтобы с их помощью производить и экспортировать сырье. Мы никогда на станем богатыми без развития собственной перерабатывающей промышленности», — подчеркивает эксперт.

Американцы говорят, что украина может производить 120-125 млн. тонн зерна. Представляете, сколько техники, топлива, удобрений и пестицидов нужно будет для этого купить? А сколько страна добавленной стоимости получит из этого?

Посчитаем это на примере зерна пшеницы. Пусть при цене за тонну пшеницы в современных $ 160 мы получим $90 добавленной стоимости. Тогда ВВП страны вырастет лишь на $5,4 млрд, или 5,5% от уровня ВВП 2017 (около $ 100 млрд). При этом номинальный ВВП Польши в 2016 году составил $ 470 млрд.

На Украине подорожал борщевой набор и сало
На Украине подорожал борщевой набор и сало
© РИА Новости, Григорий Василенко | Перейти в фотобанк
То есть, текущее отставание сопоставимой по потенциалу Украины — в 4,7 раза. И никакое наращивание экспорта зерна не позволит стране догнать даже Польшу.

«Мы сделаем колоссальные усилия. Нам нарисуют, что мы лидеры в экспорте, но мы останемся бедными», — констатирует аналитик.

Он призывает остановить деиндустриализацию украинской экономики. По его расчетам, для ликвидации отставания от развитых экономик нужно добиться экономического роста на уровне 7% ВПП, однако в нынешних реалиях это невозможно.

«Для этого нам нужен приток рабочей силы. В то же время у нас отток рабочей силы и рост внешнего долга. В истории экономики еще не было такого случая, чтобы экономика росла высокими темпами при этих двух факторах», — констатирует Власюк.