Президент этой страны Петр Порошенко в очередной раз потребовал от России «покаяться», забыв об одном важном нюансе — именно Украина не признает Россию правопреемницей СССР.

На Украине отмечают годовщину голодомора — краеугольного камня современной украинской национальной идентичности, заложенного еще в 30-е годы американским сенатором-нацистом Гамильтоном Фишем.

Разумеется, опять не обошлось без выпадов в адрес России, пострадавшей от голода не меньше Украины. «Хотелось бы, чтобы пусть не мы, а лучше, чтобы мы, а не наши дети, дождались невероятного. Чтобы в России произошли такие изменения, при которых ее новая элита тоже признала бы голодомор геноцидом. Или хотя бы покаялась за него. Российская Федерация сама себя записала в правопреемницы Советского Союза. Следовательно, хочет того или нет, взяла на себя не только активы бывшего СССР, но и ответственность за преступления советского режима», — в частности, сказал Порошенко.

Великобритания отказалась признать голодомор геноцидом украинцев
© Facebook/Iryna Gerashchenko

Также Порошенко отметил, что в России «пока эти преступления оправдывают тем, что, мол, конфискация зерна в украинских селах обеспечила средствами индустриализацию»:

«Получается, у крестьян Украины принудительно забирали жизни, чтобы обеспечить великодержавное величие России. Так оно, собственно, и было».

Отметим, что «оправданий» голодомора в России нет и никогда не было. Украинский президент в своем выступлении заочно дискутирует с заявлением Государственной думы РФ, принятым в 2008 году, в котором, в частности, говорилось: «В результате голода, вызванного насильственной коллективизацией, пострадали многие регионы РСФСР (Поволжье, Центрально-Черноземная область, Северный Кавказ, Урал, Крым, часть Западной Сибири), Казахстана, Украины, Белоруссии. От голода и болезней, связанных с недоеданием, в 1932-1933 годах там погибло около 7 млн человек. Народы СССР заплатили огромную цену за индустриализацию, за гигантский экономический прорыв, произошедший в те годы. Вечным памятником героям и жертвам 30-х годов стали Днепрогэс, Магнитогорский и Кузнецкий металлургические комбинаты, металлургические гиганты Украины «Запорожсталь», «Азовсталь», «Криворожсталь», крупные угольные шахты в Донбассе, Кузбассе, Караганде, Харьковский тракторный завод, Московский и Горьковский автомобильные заводы — всего более 1500 промышленных предприятий, многие из которых и в настоящее время обеспечивают экономическое развитие независимых государств на пространстве бывшего СССР».

Увидеть в этих словах «оправдание» может только очень предвзятый человек. А не разглядеть, что памятники индустриализации в первую очередь стоят на Украине, а не в России, — так просто слепой.

К тому же в заявлении Госдумы далее говорится: «Депутаты Государственной думы, отдавая дань памяти жертвам голода 30-х годов на территории СССР, решительно осуждают режим, пренебрегший жизнью людей ради достижения экономических и политических целей, и заявляют о неприемлемости любых попыток возрождения в государствах, ранее входивших в состав Союза ССР, тоталитарных режимов, пренебрегающих правами и жизнью своих граждан».

То есть никаких «оправданий» нет. Есть осуждение режима и поминание жертв. Порошенко просто-напросто врет. Возможно, понимая, что нынешний режим на Украине хоть и нельзя назвать тоталитарным, но правами и жизнью своих граждан он активно пренебрегает.

Более того. Говоря, что Россия взяла на себя не только «активы бывшего СССР, но и ответственность за преступления», украинский президент вступает в прямое противоречие с государственной политикой своей страны.

Дело в том, что Украина — единственная постсоветская страна, до сих пор не признавшая Россию правопреемницей СССР. Ситуация развивалась следующим образом: в декабре 1991 года Украина подписала Договор о правопреемственности, взяв на себя обязательство погасить 16,37 процента союзного долга и претендуя на такой же объем активов. В декабре 1994-го украинское правительство признало неспособность выполнять этот договор и подписало новое соглашение о так называемом нулевом варианте, предполагавшем отказ Киева от украинской части внешних долгов и активов Советского Союза. А в 1997 году, когда ситуация в экономике немного улучшилась, Украина отказалась исполнять и новое соглашение и с тех пор регулярно требует от России «свои 16 процентов активов».

Отметим, что Россия погасила последнюю часть советского долга только в текущем году — была выплачена задолженность перед Боснией и Герцеговиной.

Таким образом, Порошенко оказывается в ситуации героя классического анекдота, от которого требовалось или крестик снять, или трусы надеть. Если он признает Россию правопреемницей СССР — то пусть добьется ратификации соглашения о «нулевом варианте». Если же не признает — то пусть не выступает с бредовыми обвинениями об «ответственности за преступления».

Годовщина Голодомора: смерть не выбирала национальностей
© РИА Новости, Алексей Фурман | Перейти в фотобанк

Украинский президент в погоне за красивыми словами также заявил, что «не признавать голодомор так же аморально, как и отрицать Холокост». Но между этими двумя трагедиями есть очень большая разница. Государство Израиль, добиваясь от других стран признания Холокоста, не отрицает при этом геноцида в отношении цыган или массового уничтожения мирных жителей в Белоруссии или на той же Украине, не говоря о России.

Украина же пытается из общей трагедии сделать частную, при этом обвиняя в выдуманных преступлениях и призывая каяться потомков людей, также пострадавших от организованного голода и других преступлений советского режима, среди руководителей которого (к слову) было немало этнических украинцев.

Антон Крылов

Оригинал публикации