Несколько дней назад, в Сети появилась и стала распространяться тревожная новость: «В Уфе арестован ополченец Сергей Николаевич Сапожников (позывной «Родник»), его готовятся выдать на Украину по запросу милиции Днепропетровска, в связи с уголовным делом от июля 2014 г. Сергей уже вторую неделю находится в СИЗО Уфы. Помогите!». Сослуживцы Сергея Сапожникова подтвердили — задержан, ждет экстрадиции.

Вадим «Керчь» Погодин: «Я не причастен к убийству молодого праворадикала»
© РИА Новости, Алексей Фурман | Перейти в фотобанк

Это далеко не первый случай, ополченцев пытаются отправить на Украину, где их с нетерпением ожидают пытки, издевательства и огромные сроки за участие в «Незаконных вооруженных формированиях». Крайний раз пытались выдать известного ополченца Вадима Погодина с позывным «Керчь» — я общался с ним в мае 2014 года в Донецке, в те тревожные дни, когда только складывалась оборона огромной агломерации Донецк-Макеевка и власти в городе не было. «Керчь» ловил, допрашивал и сортировал мародеров и откровенных шпионов, строил первые баррикады и участвовал в первых боях с ВСУ и карательными батальонами. Его обвинили в убийстве 16-летнего юноши не скрывавшего своих проукраинских взглядов, завели уголовное дело на Украине и потребовали выдачи по линии Интерпола. «Керча» отстояли всем миром, через медийно-общественный скандал. Были еще подобные инциденты, когда людей бежавших с Украины по политическим мотивам, экстрадировали на Родину-мачеху за нарушение миграционного законодательства, например. Чудом, их успели снять с поезда на границе, под Белгородом.

При этом украинские власти никогда не скрывали, что найдут и достанут всех, кто пошел против майданной власти.

Сергей Сапожников — «Родник», служил в подразделении «Керчь», которым, по странному совпадению, командовал чудом не выданный на расправу Вадим Погодин. На Донбассе Сергей появился еще весной 2014 года, и воевал до сентября 2017. Воевал геройски, был ранен в руку и тяжело лечился. Украинские власти понимали, что с территории ДНР они «Родника» не получат. А вот из России — запросто!

Осенью «Родник» уехал в Уфу, полностью легализовался — получил так называемое «временное убежище»: единственное, что дает этот статус — не нужно выезжать каждые три месяца на территорию Украины. Затем Сергей оформил разрешение на временное проживание, и стал собирать документы для вида на жительство. В Уфе он жил с женой и тремя детишками — израненный, уставший от войны человек…

Вместо вида на жительство пришел запрос от милиции города под названием Днепр и бывшего ополченца сразу же задержали на два месяца — до конца декабря. Сергея Сапожникова обвинили в грабеже в особо крупном размере, совершенном зимой 2014 года.

Донецкие правозащитники занимающиеся обменом пленных, говорят, что это отработанная практика. На каждого жителя Украины ушедшего в ополчение, за линией фронта лежит папочка с уголовным делом — грабеж, угон машины, поджог и т.д. Украинская милиция не сомневается, что в случае чего, российская полиция пойдет коллегам навстречу. При этом, помогать нашей полиции украинцы не спешат — они не выдали чеченского террориста Осмаева (вдовца недавно убитой Амины Окуевой), не отдали убийцу Гию Церцвадзе, служащего сейчас в «Азове» и многих других.

Европа нас больше не любит? Почему европейские соседи Украины ополчились на Киев
© РИА Новости, Валерий Мельников | Перейти в фотобанк

При таких сложных политических раскладах, МВД РФ стоит брать пример с украинских коллег, и поменьше стараться, не прилагать больших усилий, если есть вероятность, что человека преследуют по политическим мотивам. А других возможностей защитить таких людей у России нет. Об этом позорном парадоксе, на днях рассказал корреспонденту КПКонстантин Затулин, депутат Госдумы и директор Института стран СНГ:

— В России нет ни одного политического беженца, хотя Положение об этом существует, утверждено Ельциным в 1997 году. Оно не работает. В нем есть пункт: «убежище не предоставляется людям из стран с безвизовым режимом». И второй пункт: «не предоставляется гражданам из стран, где существуют устойчивые демократические режимы». Оказывается, один из высокопоставленных руководителей одной из стран СНГ собирался просить убежища в России. Отказывать ему не хотелось, в итоге, в «Положение» доработали до полного обессмысливания.

Как рассказал Константин Затулин, он, как депутат Госдумы, переписал это «Положение о предоставлении политического убежища», назвал его Законом, и изъял два пункта, которые не давали ему функционировать. Сейчас, по словам депутата, проект закона лежит на столе у президента. И если даже представить, что Владимир Путин подпишет его прямо завтра, пока Закон пройдет все согласования, Сергея Сапожникова выдадут Украине, и даже успеют осудить. Но, кроме несчастного «Родника», в России скрываются от украинского правосудия многие тысячи людей. Неужели их тоже, одного за другим, тихо выдадут на Украину? Невозможно такое представить. Никто не поверит в такое предательство до последнего. До конца декабря, когда Сергея Сапожникова нужно будет экстрадировать из уфимского СИЗО на Родину-мачеху.


«Комсомольская правда»

Сергей Стешин