Исторический мирный договор, заключенный в прошлом году между властями и «Революционными вооружёнными силами Колумбии», похоже, окончательно завершает гражданский конфликт, длившийся в этой стране более полувека. Его жертвами стали более 200 тысяч человек, еще около 7 миллионов были вынуждены покинуть свои дома. За усилия, направленные на прекращение противостояния, президент Хуан Мануэль Сантос был удостоен Нобелевской премии мира.

Euronews: Из Колумбии пришли хорошие новости — мирное соглашение оформлено. Теперь планируется его реализация?

Хуан Мануэль Сантос, президент Колумбии: Да, произошло кое-что очень важное. 100% оружия, которое находилось в руках ФАРК, было передано Организации Объединённых Наций. Это действительно конец ФАРК, потому что это была вооружённая группировка, а теперь у неё нет оружия. Таким образом, они прекратили существование в качестве повстанческой группировки и стали политической партией. Они перешли в законное поле. Вот что такое мир.

Euronews: Как Вы можете знать, что они сложили 100% оружия, как Вы можете быть в этом уверены?

Хуан Мануэль Сантос: Никто не знает, 100% это или нет, но каждый член повстанческой группировки зарегистрировался. Они подписали обещание, что никогда не будут использовать оружие снова, каждый был зарегистрирован. Это очень серьёзный процесс. Если сравнить этот процесс с другими мирными процессами в других странах, он, вероятно, окажется самым серьёзным и самым детальным в плане контроля за разоружением.

Euronews: Ваши критики говорят, что Вы были снисходительны к ФАРК, пытаясь заключить эту сделку, добиться разоружения. Что Вы на это ответите?

Хуан Мануэль Сантос: Мои критики хотели просто уничтожить ФАРК с помощью военных средств. Это продлило бы войну ещё на 30-40 лет. Или они хотели, чтобы я посадил их в тюрьму на 40 лет. Если вы попросите их отправиться в тюрьму на 40 лет, они никогда не откажутся от оружия. В мирном процессе для достижения мира всегда нужно соблюдать справедливость.

Euronews: Но ирония заключается в том, что, если, как Вы сказали, мир признает этот мирный процесс и способ его реализации, то на Родине Вы не очень популярны, Ваши рейтинги популярности очень низки. Как Вы это объясните?

Хуан Мануэль Сантос: Потому что война — очень простое и очень популярное средство. Я был министром обороны и действовал очень эффективно — вот почему я был избран президентом. А мириться — это значит, что вы садитесь со своими врагами и начинаете заключать сделки, чтобы достичь мира. Люди не любят ФАРК, потому что они совершили много преступлений за последние 50 лет. Поэтому то, что человек, который, в целом, действовал эффективно против повстанцев, сел за стол переговоров и пошёл на уступки, не очень популярно и не всегда находит понимание. Позвольте мне сказать вам, что мир намного лучше войны, и Колумбия будет процветать после заключения этого мирного соглашения, как никогда раньше.

Euronews: Вы так говорите, но в следующем году пройдут выборы, Вы не сможете принять в них участие, а представители оппозиции заинтересованы в том, чтобы разорвать эту сделку. Тем не менее, Вы уверены, что соглашение продолжит действовать и после ухода Вашей администрации?

Хуан Мануэль Сантос: Мир сейчас необратим. Тот, кто победит на выборах, не сможет все вернуть назад. Думать о том, что ФАРК снова сможет вооружиться, вернуться в горы и продолжить стрельбу.

Euronews: Но они очень расстроены тем, что ФАРК будут предоставлены места в правительстве. Это, например, они могут отменить.

Хуан Мануэль Сантос: Сегодня Конституция позволяет членам ФАРК стать депутатами парламента. И эта часть мирного соглашения типична для любой точки планеты. Если вы сравните то, что мы сделали в Колумбии, с другими мирными процессами, то увидите, что это первый случай в истории, когда в вооружённом конфликте повстанческая группа складывает оружие и соглашается быть судимой и осуждённой. Такого никогда раньше не было. Безнаказанности не будет.

Euronews: Несмотря на то, что этот мирный процесс — колумбийский, вам пришлось полагаться на поддержку международного сообщества. Вы недавно встречались с Дональдом Трампом в Белом доме — как вы оцениваете его поддержку мирного процесса?

Хуан Мануэль Сантос: Его заявления на пресс-конференции были очень ясными. Мирный процесс…

Euronews: Он не упомянул мирный процесс на пресс-конференции…

Хуан Мануэль Сантос: Он сказал, что поддерживает Колумбию. Была поддержка в Конгрессе — Республиканская партия проголосовала за увеличение поддержки в постконфликтный период. Более ясными в своих намерениях они и быть не могли. К счастью, у нас были очень хорошие двусторонние отношения как с демократами, так и с республиканцами. И в ходе моего первого визита в Вашингтон мы ратифицировали эти отношения.

Euronews: Вы также сотрудничаете с Соединёнными Штатами в борьбе с наркотиками, и это, похоже, привлекло большее внимание Дональда Трампа, чем мирное соглашение. Он был довольно категоричен в своем подходе к борьбе с наркотиками, он сказал: «Стены работают". Вы согласны с ним?»

Хуан Мануэль Сантос: Торговля наркотиками — это цепочка, в которой мы должны бороться с каждым звеном с помощью соответствующих методов. Мы должны очень строго относиться к посредникам, к людям, которые зарабатывают деньги. Но мы должны быть менее жёсткими в отношении крестьян или потребителей здесь, в Европе, потребителей в Соединённых Штатах, которые также является частью проблемы. Это совместная ответственность — США и Европа также несут ответственность. То, к чему стремится Колумбия, — это более эффективный и прагматичный подход к войне с наркотиками».

Euronews: Встраиваются ли стены в этот прагматизм?

Хуан Мануэль Сантос: Если вы построите стену, наркотики потекут в обход, поэтому нужен более прагматичный подход, чтобы быть более эффективными. Лучшие стены, которые вы можете построить, — это экономическое развитие в Центральной Америке, в Южной Америке, чтобы у людей не было стимула ехать на север, в Соединенные Штаты или Европу. Лучшая стена — это экономическое развитие в этих странах.

Euronews: Если говорить об экономическом развитии, торговля кокаином — это огромная проблема для Колумбии. Колумбия является крупнейшим экспортёром кокаина в мире.

Хуан Мануэль Сантос: Да, а США и Европа остаются крупнейшими потребителями.

Euronews: Они работают с вами рука об руку в этом?

Хуан Мануэль Сантос: Мы работаем рука об руку с США, с Европой. Это глобальная проблема, которую нужно решать в глобальном масштабе. Одна страна не может выиграть войну с наркотиками, две страны не могут выиграть войну с наркотиками. Это должен быть многосторонний подход, и именно этого мы пытаемся добиться в Колумбии, чтобы снова бороться с каждым звеном в цепи наркоторговли.

Euronews: Вы упомянули Евросоюз в качестве партнера. ЕС выделил €95 млн на мирное строительство. На что Вы собираетесь потратить эти деньги?

Хуан Мануэль Сантос: На многое — разминирование, например. После Афганистана мы — вторая страна в мире по площади, которую нужно разминировать. Мы должны дать альтернативу крестьянам и людям, которые живут в районах конфликта, нужно строить дороги, школы, больницы. Мы должны обучить членов повстанческих группировок, помочь им стать нормальными гражданами. Это серьёзная задача в постконфликтном процессе.

Euronews: Очевидно, путь к мирному соглашению был непростым. Какие у Вас были примеры для подражания, когда вы настаивали на этой сделке? И еще — каковы Ваши сильные и слабые стороны?

Хуан Мануэль Сантос: У меня много слабостей, как у любого человека. Может быть, я иногда нетерпелив, может быть, я злюсь, когда что-то не получается или что-то не происходит. Этот мирный процесс не был простым, он был очень сложным. Мы изучили много мирных процессов, и мы взяли от каждого то, что применимо к Колумбии. Что-то — от мирного процесса с Ирландской республиканской армией, что-то — от мирного процесса в Южной Африке, что-то — от Сальвадора, что-то — от Шри-Ланки. У меня была группа очень хороших опытных советников, которые помогали мне с самого начала. Если у вас есть цель, и вы хотите её достичь, вы должны постоянно к ней стремиться. Когда на флоте нас учили навигации, нам говорили — у вас должен быть порт назначения и вы должны использовать ветры, чтобы добраться до этого порта. Именно так мы и действовали в мирном процессе.

Оригинал публикации