Даже в обстановке геополитической напряженности, острых разногласий и взаимного недоверия Россия и США должны сотрудничать. Взаимодействие Москвы и Вашингтона в таких регионах и сферах, как Ближний Восток, Арктика, экономика, евроатлантическая безопасность, борьба с терроризмом, может положить конец противостоянию, порожденному кризисом на Украине. Такова стержневая идея доклада «Дорожная карта российско-американских отношений», оказавшегося в распоряжении "Ъ". Масштабное исследование, подготовленное совместно Российским советом по международным делам (РСМД) и вашингтонским Центром стратегических и международных исследований (CSIS), содержит практические рекомендации по налаживанию сотрудничества на каждом из направлений. Особую значимость оно обретает в связи с планируемой встречей президентов Владимира Путина и Дональда Трампа на июльском саммите G20 в Гамбурге.

«Когда мы начинали этот проект осенью 2015 года, отношения между Россией и Соединенными Штатами стремительно ухудшались. Напряженность, порожденная кризисом на Украине, усилилась после начала военной кампании в Сирии. Москва и Вашингтон обвиняли друг друга в создании целого ряда глобальных проблем, и взаимодействие между двумя столицами практически прекратилось»,- пишут во вступлении гендиректор РСМД Андрей Кортунов и директор программы «Россия и Евразия» в CSIS Ольга Оликер.

По словам составителей доклада, они отдавали себе отчет: при всех разногласиях две страны разделяют ключевые интересы и ценности. И отказ от сотрудничества во многих сферах нанесет серьезный ущерб российской, американской и глобальной безопасности, поскольку мир сталкивается с реальными угрозами, избежать которых можно только совместными усилиями.

Образовав команды по два человека в каждой (по одному из России и США), участники проекта — эксперты, бывшие и действующие политики — подготовили краткие аналитические записки о возможности прогресса по восьми наиболее важным и спорным направлениям. И хотя в ходе работы выявились значительные расхождения в оценках, «Дорожная карта российско-американских отношений» в итоге сложилась: соавторам удалось совместить подходы и отразить обе точки зрения.

Совместный доклад РСМД и CSIS выглядит как готовое руководство к действию и адресован прежде всего политическому руководству обоих государств.

Первая сфера, о которой идет речь,- экономика. «Из-за украинского кризиса Вашингтон объявил о прекращении официального экономического сотрудничества с Москвой по многим направлениям, в том числе в двусторонней рабочей группе по торговле и инвестициям»,- говорится в исследовании. Как отмечают эксперты, в 2015 году в условиях действия полного пакета санкций объем американского экспорта в РФ уменьшился до $7,1 млрд (в 2013-м он составлял $11,1 млрд), а объем импорта — до $16,4 млрд (с $27,1 млрд). В январе текущего года объем американских инвестиций в РФ едва достигал $3,3 млрд.

Сейчас Соединенные Штаты занимают десятое место среди основных иностранных инвесторов, вкладывающих средства в российскую экономику. Между тем Россия, чей ВВП несопоставимо меньше, нуждается в привлечении инвестиций из США прежде всего в такие отрасли, как сельское хозяйство и фармацевтическая промышленность. Она заинтересована в расширении доступа к передовым американским технологиям (например, бурения нефтяных скважин в Арктике), в финансировании крупных коммерческих проектов, в экспорте своих металлов и иного сырья в США.

Давая рекомендации властям двух стран на краткосрочную перспективу, авторы доклада призывают поощрять диалог на уровне частного бизнеса и регулярные консультации между правительством России и Американской торговой палатой, Американо-Российским деловым советом и деловыми кругами США в России. Что касается долгосрочной перспективы (при условии снятия санкций), то, по мнению экспертов, России и США следует создать Стратегическую экономическую комиссию для руководства двусторонними торговыми и инвестиционными проектами. Нужно также деполитизировать сферу энергетики, взаимодействие в которой стало одной из первых жертв общего ухудшения отношений. «Санкции США нацелены против российского нефтегазового сектора, критически важного для экономики страны»,- напоминают авторы исследования.

Затрагивая затем тему евроатлантической безопасности, они делают акцент на украинском кризисе и проблемах, существующих между Россией и НАТО. Главная их рекомендация по недопущению возобновления вооруженного конфликта в Донбассе звучит так: «Для сохранения надежды на политическое урегулирование всем сторонам надлежит продолжать переговоры во всех возможных форматах, включая нормандский формат, двусторонние российско-американские переговоры, а также прямые контакты между Украиной и Россией». Что касается отношений между Россией и Североатлантическим альянсом, то эксперты советуют «предпринять шаги по улучшению связи и предотвращению трагических инцидентов, например столкновений в воздухе воздушных судов США/НАТО и России».

На Ближнем Востоке у России и США есть как совпадающие, так и расходящиеся интересы. Обе страны рассматривают ИГ («Исламское государство», запрещено в РФ) и джихадистский экстремизм как угрозу политической стабильности в регионе. Однако в Сирии сотрудничество оказалось мимолетным, устойчивой координации действий добиться не удалось.

Москва и Вашингтон не только имеют абсолютно разное видение будущего этой страны, прежде всего правящего режима Башара Асада, но и поддерживают противоборствующие стороны.

Общее у двух держав то, что они выступают за урегулирование в Сирии на основе переговоров. Эксперты рекомендуют России и США в первую очередь выработать совместный подход к преемственности государственных институтов в Сирии, к вопросу реформирования армии и спецслужб, без решения которого передача власти в Дамаске невозможна.

Сфера стратегической стабильности была и остается одной из ключевых в отношениях России и США, по-прежнему обладающих крупнейшими в мире ядерными арсеналами. Между тем произошло два радикальных изменения. Во-первых, больше нет четкой границы между ядерными и обычными вооружениями, существовавшей в годы холодной войны. Во-вторых, ограничения систем стратегической ПРО, которые обеспечивали взаимное гарантированное уничтожение, потеряли силу в 2002 году, когда США вышли из Договора по ПРО. Соответственно, переход к новой системе стратегической стабильности потребует сочетания старых и новых походов. К ним, в частности, относятся договорные обязательства по ограничению и сокращению вооружений, а также меры по укреплению доверия и повышению транспарентности, такие как предоставление исходных данных по ядерным арсеналам без указания их местонахождения.
Почему Россия отказалась от консультаций с США на уровне заместителей министров

Сотрудничество в борьбе с терроризмом и в противодействии насильственному экстремизму (ПНЭ) сохранялось в самые неблагополучные для взаимоотношений России и США годы, говорится в докладе. Однако и здесь подходы сторон различаются, причем кардинально. Вашингтон отошел от парадигмы «глобальной войны против терроризма» и делает акцент на ПНЭ, борясь прежде всего с доморощенными экстремистами. Антитеррористическая деятельность России развернута в двух направлениях: против внутренней угрозы, исходящей от исламистских повстанцев на Северном Кавказе, и против ИГ. Доклад содержит рекомендацию: создать двустороннюю российско-американскую рабочую группу, задача которой сократить как доморощенную радикализацию, так и вербовку иностранных боевиков. Авторы предлагают также обмениваться информацией о незаконных финансовых потоках, питающих терроризм.

Доклад РСМД и CSIS будет опубликован в среду.

Георгий Степанов