Опередил РФ Китай, а следом за нами идет Южная Корея. Это происходит, отметили в банке, на фоне стабильного улучшения фундаментальных показателей emerging markets.

«Наш полугодовой рейтинг 68 развивающихся рынков показывает, что Китай и Россия лидируют в рейтинге крупных экономик, — сообщает Bloomberg со ссылкой на текст обзора. — Фундаментальные показатели развивающихся рынков продолжают улучшаться, агрегированный рост и сальдо текущих счетов улучшились по сравнению с декабрем когда был опубликован предыдущий рейтинг».

Россия, подчеркнули в Bank of America, сохраняет вторую позицию, несмотря на низкие цены на нефть и одни из самых низких темпов роста ВВП, благодаря сильному платежному балансу и налогово-бюджетной политике. В декабре прошлого года в рейтинге Россия заняла также второе место.

Второй год лидерства в рейтинге Bank of America в тройке с Китаем и Южной Кореей полезен для привлечения инвестиций, так как визуально ставит нас, в каких-то компонентах, в один ряд со странами, которые действительно добились промышленного бума, комментирует новость шеф-аналитик ГК "ТелеТрейд" Пётр Пушкарёв. Другие банки, фонды и даже частные инвесторы в определённой мере учитывают все эти рейтинги, принимая решения, куда направить свои средства и в каких регионах перспективнее рассматривать проекты — так там устроены механизмы принятия решений, у них такой мани-менеджмент.

Как ни странно, по большей части нелепые обвинения России во вмешательстве в политические процессы других стран, могут играть нам в этом плане на руку — не в минус, а в плюс, так как с точки зрения, опять же, ряда бизнесменов вся эта раздутая шумиха свидетельствует о силе и влиятельности.

Но надо отдавать себе отчёт, что высокое второе место России в рейтинге стран с развивающейся экономикой—это никак не показатель текущего или даже намечающегося экономического роста, который по-прежнему не сильно оттолкнулся от нуля, указывает эксперт. А в основном наше лидерство в рейтинге—дань сильно улучшившимся за два года признакам финансовой стабильности, чем мы обязаны чудесам крайне успешной в этом плане монетарной и регулирующей политики Банка России. Выход на рекордно низкую инфляцию и удивительная уже, едва ли не становящаяся привычной даже устойчивость рубля, который смог в очень и очень большой мере отвязаться в своих движениях за последний год от цен на нефть, чего никогда и не было, всё это безусловно внесло главный вклад в эту рейтинговую позицию.

Рубль на сегодня устойчивее юаня или бразильского реала, при том, что мы сохранили и большую часть валютных резервов, ещё и докупали и докупаем золото, всё это создаёт большую подушку финансовой прочности.

Но, указывает Пётр Пушкарёв, иностранные инвесторы гораздо больше готовы рассматривать пока российские активы, особенно гарантированные государством  или облигации компаний с госучастием, как выгодный финансовый инструмент, куда можно спокойно разместить деньги под 7,5-8% годовых — и всё это за счёт удержания высоких процентных ставок, которые работают на привлечение среднесрочных и долгосрочных спекулятивных активов. Это нужно, это хорошо и это полезно, это заменяет государству и крупным российским компаниям финансовые линии, доступ к которым оказался ограничен в результате санкций, и это даёт ресурсы и поле для манёвра, но этими деньгами ещё нужно грамотно воспользоваться, пока они здесь. Потому что число желающих вкладываться именно в реальный сектор нашей экономики, особенно в инновации, пока гораздо меньше, чем покупателей наших финансовых активов.

Причём, продолжает аналитик, покупают-то в основном именно гарантированные государством или крупными компаниями фиксированные выплаты, но мы не видим желающих размещать деньги в российский фондовый рынок — два года стагнации наших индексов, после чего они обновили минимумы, то есть для инвесторов акции наших компаний не интересны и они выглядят даже опасно в плане возможности заметного падения котировок, прежде чем начнётся какой-то серьёзный может рост, и это по сравнению с растущими бумагами на многих других биржевых площадках.

В целом, уверен Пётр Пушкарёв, мы не должны обольщаться, Россия всё ещё очень далеко располагается не только в рейтинге инноваций, 45-е место после 47-го в этом плане радовать особо не может, но и в рейтинге условий ведения бизнеса от Всемирного банка, где мы всё ещё на 40-м месте, отставая не только от Румынии, Болгарии, Армении, но в том числе от Беларуси и Казахстана, или например от расположенной на 10 месте Македонии. Конечно, можно вспомнить о том, что всего 3 года назад мы располагались там и вовсе на 92-й строчке, на 6 строчек ниже Косова и на те же строчек выше Намибии, то есть прогресс налицо и он заметен внешним наблюдателям.

По показателям простоты регистрации бизнеса сейчас Россия занимает 26 место в мире, по простоте регистрации прав собственности 9 место, по обеспечению исполнения контрактов 12 место. В то же время по уровню защиты инвесторов это 53 место, по уровню ведения международной торговли 140 место, по возможности подключения к системе электроснабжения 30 место, по простоте получения разрешений на строительство 115 место.

Есть ещё и весьма условный, конечно, и ангажированный может быть, но рейтинг восприятия коррупции, который говорит не в нашу пользу, и который пускай и слишком сгущает краски, но он по-прежнему отражает реальные проблемы, а главное он влияет на имидж и особенно на настроения бизнесменов, не имеющих большого собственного опыта ведения дел в нашей стране.

В данном случае стоит говорить не об одной, а о двух новостях, указывает, в свою очередь, генеральный директор ИК «Форум» Роман Паршин. Хорошая заключается в том, что Россия действительно заняла второе место в рейтинге, плохая — Китай впереди. Причем тут стоит отметить, что первенств Китая по сути не ни коим образом не связано с ростом интереса к экономике Поднебесной — она по-прежнему является ключевым генератором рисков в мировой экономике, связанных с продолжающимся охлаждением, падением объемов внешней торговли (и экспорта, и импорта) и рисков кредитного кризиса в связи с колоссальным долговым бременем производителей. Все, увы, несколько прозаичнее — интерес к России подостыл даже на фоне грозящего экономической катастрофой Китая.

Но не все так плохо, считает эксперт. Обратимся к цифрам. За 5 месяцев 2017 года чистый отток иностранного капитала из России вырос в 2,2 раза по отношению к аналогичному периоду прошлого года. Всего участниками экономической деятельности было выведено 22,4 млрд долларов (в январе-мае 2016 года — 10,3 млрд долларов). Цифры в принципе огромные даже с учетом не самых лучших итогов последних трех лет. Однако, как ни странно, текущие показатели свидетельствуют не о потере интереса к российской экономике, а как раз наоборот, о росте. Дело в том, что в основном отток обеспечивался за счет операции банковского сектора по размещению иностранных активов и погашению ранее сформированных резидентами внешних долговых обязательств.

Сильный рубль, игнорировавший в течение января-мая и волатильность на нефтяном рынке, и интервенции Минфина, и изменения ставки со стороны ЦБ, позволили российским компаниям активно закрывать валютные долги, сформированные ранее, указывает Роман Паршин. Более того, эти же компании в течение указанного периода расконсервировали замороженные ранее программы обновления основных производственных средств, износ которых в ряде секторов экономики достигал к началу года 80%. Исходя из этого, можно говорить, что отток капитала из России впервые за 3 года формировался не за счет иностранного капитала, а в основном резидентами, нарастившими свою активность в связи с укреплением рубля к основным мировым валютам.

При этом уже упомянутая нефть, в течение пяти месяцев, колебавшаяся в относительно комфортном диапазоне 48-55 долларов за баррель, также обеспечивала приток капитала, а так же обеспечивала высокие темпы интереса инвесторов к российской экономике, который выражался не только в спросе на российские долговые бумаги и голубые фишки, но и на объемах прямых инвестиций в крупнейшие инфраструктурные проекты. При этом всем на протяжении пяти месяцев мы наблюдали чистый приток капитала практически во всех секторах экономики, хотя, конечно, именно экспортоориентированные по-прежнему оставались флагманами роста.

И все же не так все просто и хорошо. На его взгляд, тут стоит назвать три важнейших фактора. Первый — это высокие риски разворота нефти. Да, с конца четвертого квартала 2016 года нефть на волне достигнутого соглашения в формате ОПЕК+ окрепла, но продление действия этого соглашения в мае, как показывает текущая ситуация, не оказала на рынок ожидавшегося позитивного влияния, напротив, сейчас мы находимся вблизи годовых минимумов, а на прошлой неделе баррель и вовсе достиг самого низкого с начала года значения ниже 45 долларов.

Нефть продавливает вниз неверие инвесторов в способность ОПЕК и независимых экспортеров реально влиять на уровень предложения энергоресурсов под натиском США. Уже 23 недели сряду Baker Hughes фиксирует рост числа буровых установок, сейчас их уже более 940, а это в годовом исчислении, ни много ни мало, двукратный рост. Очевидно, что Америка уже начала спутывать карты ОПЕК и перешла к наращиванию добычи вопреки мнению о том, что при цене ниже $60 за баррель, сланец просто нерентабелен.

Второй фактор, продолжает аналитик, это геополитические риски. Конфликт интересов США и России в Сирии и на Украине, вопреки ожиданиям, ни коим образом не охладился с приходом в белый дом Трампа. Новые санкции в адрес России и противостояние на геополитической арене в первом полугодии только усиливалось. Вероятность дальнейшего обострения сверхдержав усиливает риски для инвесторов, что не позволяет улучшить инвестиционный фон и делает инвестиции еще более рискованными. 

Ну и третий фактор — 2018 год: Кремль сохраняет интригу в преддверии больших выборов. Сам факт отсутствия определенности относительно того, каким образом будет обеспечена преемственность власти так же не добавляет уверенности инвесторам. Выборы будут происходить в условиях уже упомянутого острого геополитического противостояния, продолжающегося кризиса в экономике и роста протестных настроений среди населения, однако Кремль продолжает сохранять интригу. По мере того, как будет установлена хоть какая-то ясность, к инвесторам будет возвращаться уверенность, резюмирует эксперт.

Анна Королева

Источник публикации