В апреле 2017 года промышленность Украины вновь продемонстрировала резкое падение, сократив производство на 6,1% по сравнению с 2016 годом. Результат за четыре месяца — минус 2%, и это после снижения в 2015-2016 годах на 17%. Согласитесь, что ожидалось другое. Ожидали роста. Пусть небольшой, но рост. Однако имеем, что имеем.

Стало ли это неожиданностью, и значит, когда ВВП растёт благодаря сельскому хозяйству, а перерабатывающая промышленность сокращает свою долю?
Простой ответ: оздоровление экономики происходит не так, как должно происходить, или оздоровление нет вообще, потому что структура экономики ухудшается. За фасадами макроэкономической стабильности, также не совсем убедительной, ускоряется процесс структурной деградации.
Изменение структуры экономики, под которой в данном случае имеется в виду соотношение вклада различных видов деятельности в формирование добавленной стоимости в стране, — это то, что лучше всего показывает, куда движется экономическая система.

Украина сейчас в состоянии, когда требует длительный период экономического восполнение — не менее десяти лет непрерывного роста минимум на 5% ежегодно.
Средние темпы роста стран, которые успешно прошли путь реконструкции и продолжительного роста, были такие: Польша в 1995-2010 годах — 4,4%, Турция в 2000-2015 годах — 4,3%, Словакия в 2000-2012 годах — 4, 4%. 

Каждая из этих стран имела свою специфику развития, однако в них были подобные изменения экономической структуры. В частности, перерабатывающая промышленность росла более высокими темпами, чем ВВП этих стран. То есть именно перерабатывающая промышленность в период развития была основой роста. Периоды длительного экономического роста стран сопровождались ростом трудовых ресурсов благодаря естественному приросту, иммигрантам или перераспределению работников в пользу перспективных секторов с высокой производительностью труда. Такие факты подтверждают теорию, согласно которой основными факторами экономического роста в период экономического восполнения рассматриваются эластичность, изобилие рабочей силы и опора на промышленность.

Наши же тенденции указывают на обратные процессы. Так, в 2013-2016 годах по официальным данным количество экономически активного населения уменьшилась на 2,8 млн человек, а трудовых эмигрантов, покинувших страну, выросло на 1,2 млн человек. Промышленное производство в 2013-2016 годах просело на 19,6% без учёта оккупированных территориях. В частности, перерабатывающая промышленность упала на 17,6%. Особенно отличились металлургия и химия, точнее — производство азотных удобрений. На металлургию повлияли события в Донбассе, в частности, прекращение экономических связей с оккупированными территориями. Однако история с производством минеральных удобрений другая. На Украине есть платёжеспособный потребитель — растениеводство.

В стране добывается до 20 млрд куб м газа, который является сырьём для выпуска азотных удобрений. Однако производство остановлено на большинстве предприятий за высоких цен на сырьё. Так решил «Нафтогаз» и никто не «поправил». 

Соответственно значительно уменьшился вес промышленности в национальной экономике в основном в пользу сельского хозяйства. Так, по 2010-2016 годы в структуре ВВП доля перерабатывающей промышленности уменьшилась с 13,2% до 12% в фактических ценах, а сельского хозяйства — выросла с 7,4% до 11,6%.

Учитывая специфику Украины, рост веса сельского хозяйства может выглядеть как ожидаемое и не такое уж и негативное, но если это происходит не благодаря промышленности, которая к тому же сокращается в абсолютных величинах.

Итак, есть две тенденции, противоречащие движению структурных индикаторов стран, прошедших и проходящих период успешного экономического развития, поэтому наш экономический рост в 2017 году на 2,4% или, по последним прогнозам, на 1,8% очень хрупкий. Он не подкреплён необходимыми структурными изменениями. Это означает, что экономика ещё не встала на путь устойчивого выздоровления. Периоды роста и спада по-прежнему являются рефлексией нашей несовершенной экономической структуры на изменения мировой сырьевой конъюнктуры.

Так будет постоянно, пока Украине это позволят внешние обстоятельства и пока не произойдёт переход к новой структуре экономики. Это означает, что в текущей экономической политике нужно уделить значительно больше внимания факторам производства: капиталу, трудовым ресурсам и предпринимательскому духу.

Последнее падение промышленности следует рассматривать как очередной сигнал, что дела идут не совсем в том направлении, и экономические приоритеты стоит пересмотреть. Последние должны запрограммировать структурные изменения материального производства в стране. Для этого массив мер экономической политики прежде всего надо сконцентрировать на стимулировании инвестиционной активности субъектов экономики.

В условиях Украины, кроме защиты базовых экономических свобод, это означает и активную экономическую деятельность публичного сектора. Страновые риски и слабая предпринимательская среда без участия государственного сектора, представленного транспортными и энергетическими корпорациями, не могут дать процессу нужный масштаб.

Некоторые справедливо спросит: а что же иностранные инвестиции? Так, без таких квалифицированных инвестиций, которые несут технологии и экспертизу, реконструкция экономики на Украине не будет. Однако, как показывает практика, они придут тогда, когда увидят экономический рост и местные истории успеха. А это всегда было задачей самой страны, которая хочет перемен.

Директор ГП «Укрпромвнешэкспертиза» Владимир Власюк
Оригинал публикации