Киевляне — за отставку мэра Кличко.

По городу расставили кучу белых палаток, откуда идет политическая агитация за отставку Кличко. Гражданские активисты из организации «Сила громад» добиваются досрочных выборов мэра. Сегодня Киев признан центром строительных афёр: сотни новых домов имеют проблемы с документами, десятки домов просто не будут достроены. Киевляне знают, что Виталий Кличко закрывает глаза на строительный криминальный бизнес. Но не все так просто: для перевыборов градоначальника надо набрать 400 тысяч голосов, не меньше, и при этом нужно быть киевлянином, с официальной пропиской. Агитаторы требуют показать паспортные данные, чтобы зарегистрировать человека в журнале противников мэра, а голосов за импичмент явно не хватает. На рекламной агитке написано на украинском: «Киев — не боксерский ринг, Кличко — не хозяйственник».

«Куда же вы смотрели раньше?» — спрашиваю. Агитатор в ответ замечает философски:

— Мы все можем ошибаться.

Палатка стоит не где — нибудь. а в центре, возле метро « Театральная», где неподалеку, в киевском ресторане нас с приятелем, прилетевшим из Израиля в Киев, обслужили на русском, меню подали на русском и ни одного слова по-украински официанты не произнесли. Право клиента незыблемо и неукоснительно соблюдается.

— Ну и когда это у вас все закончится?— спрашивает товарищ, имея в виду общую обстановку.

— Кто же его знает? Очень хочется, чтоб побыстрее, — отвечаю без особой надежды.

Киев облагораживают к «Евровидению»

Центр города тем не менее продолжают убирать к «Евровидению». В столице стало заметно чище, как-то приличнее, а город наводняется иностранцами: звучит много английской речи. Арку «Дружбы народов» раскрасили в цвета радуги. Киевляне шутят, что, мол, это к июньскому гей-параду власти усиленно готовятся.

Киевляне в предпраздничные дни сидят на лавочках, подставляя лица солнцу. Старики говорят, что на улице теплее, чем в квартирах. Долгожданное тепло приближается неумолимо, а с ним и надежда людей на человеческую жизнь, по которой тут истосковалось большинство. Никто не говорит о войне, никто не произносит фамилию Порошенко, не слышно заветного слова «безвиз». Все как-то утихло. На улицах практически повсеместно, женщины в синих жилетах орудуют граблями, создавая клумбы, высаживая многочисленные цветы: зацвели тюльпаны и ирисы.

На дорогах вместо проржавевших, старых желтых маршруток появились, хотя и в небольшом количестве, новенькие бусики. Горожане говорят, что этот транспорт — с барского плеча самого президента, который сегодня поминал жертв Чернобыльской катастрофы вместе с президентом Белоруссии Александром Лукашенко.

— Хотим жить на своей земле, устали от города, — говорит моя молодая соседка Аня, мать троих детей. — Очень хочется подальше от Киева, но здесь — работа, и как все это совместить — не знаем. Вот хорошо, что на майские дали столько выходных дней. Поедем картошку сажать, в село. Не у всех, однако, есть это спасительное село: многие останутся в городе.

Накануне майских в Киеве появились первые велосипедные парковки. Однако их очень мало и ездить в автопотоке на велосипеде — очень сложное дело, потому как специальных дорожек для этого нет. Велобайкеры очень рискуют, потому что могут в любой момент оказаться под колесами авто.

Но пока Киев готовится отпраздновать майские и пребывает в мажорном настроении, в преддверье музыкального песенного конкурса, Донбассу устроили блэк-аут, а теперь и вовсе хотят отключить подачу воды.

Вспоминая Одессу

Помню, как прилетела из Москвы как раз ночью 2-го мая 2014-го года и узнала, что в Одессе в Доме профсоюзов сожгли людей. 47 человек. Незыблемые ментальные границы тогда разделили граждан страны на два враждующих лагеря: тех, кто за сожженных одесситов и тех, кто радовался убийству. Группа ликующих тогда была в разы больше и при этом обладала преимуществом: полной поддержкой новых украинских властей. По всем каналам в Киеве рассказывали, что люди подожгли себя сами, а на передаче у Савика Шустера (где он сейчас — никто не знает) многие киевляне аплодировали и заходились радостью по поводу сожженных «ватников» и «колорадов». Говорить об убитых вслух три года назад в Киеве мало кто решался, да и сегодня не очень хотят здесь вспоминать 2 мая 2014-го. Майские праздники вот уже три года тут горячие и ждать можно чего угодно. Мир. Труд. Май. Сегодня в Киеве эти слова звучат разве, что как издевка: настолько они обесценены. И пока Киев готовится к «Евровидению», в Одессе сотне переименованных при Саакашвили улицам, вернули прежние названия, а улицы «Небесной сотни» в Южной Пальмире и вовсе не будет. Очень хочется надеяться, что граждане Украины не хотят больше мести, убийств, насилия, новых жертв, а народ захочет мира по-настоящему. Первое мая тут не рискнули отменить.

Полина Орловская

Оригинал публикации