Самоубийства, болезни и неосторожное обращение с оружием. Таковы основные причины небоевых потерь украинской армии в АТО, как утверждает официальная статистика Министерства обороны.

Согласно этой же информации крайне редко встречаются случаи, когда бойцы погибают в результате отравления алкоголем. В 2016-м Минобороны насчитало только 10 таких погибших при общем количестве небоевых потерь — 256 военных. Следует отметить, что в том году впервые небоевые потери украинской армии превысили боевые (211 человек).

В то же время едва ли не все опрошенные автором статьи источники информации сходятся в одном: злоупотребление алкоголем является основной причиной большинства небоевых потерь.

Алкоголь, суицид и ПТСР

«Умер от сердечного приступа» или «умер от сердечной недостаточности». Часто именно под такой формулировкой скрывают смерти военных, произошедшие вследствие злоупотребления спиртными напитками, пишет автор статьи. Об этом автору рассказал один из врачей бригады, в прошлом году находилась на фронте.

В свою очередь бывший начальник пресс-центра оперативного командования "Север" Анатолий Прошин также признал, что истории со смертями бойцов за злоупотребления алкоголем — не редкость. «В каждой волне мобилизации у нас было по 2-3 таких случая», отмечает он.

«Есть случаи, когда "аватары" (так в ВСУ называют пьяных бойцов — ред.) захлебнулись своей рвотой, есть такие, которые падали с брони», — говорит председатель Ивано-Франковского областного союза участников АТО, бывший военнослужащий 26-й бригады ВСУ Андрей Долик.

Появление в армейских рядах мужчин, которые постоянно злоупотребляют алкоголем, это недоработки военных врачебных комиссий в военкоматах, считает Долик. И добавляет: они массово пропускали хронических алкоголиков во время 4-й, 5-й и 6-й волн мобилизаций, потому что нужно было выполнить план набора.

«Украинская правда»: Небоевые потери в АТО - не тема для обсуждения

«Я был во второй волне, — вспоминает Долик. — Когда нас вывели с передовой, то где-то месяц до демобилизации мы учили четвёртый волну, которую только призвали. У меня сложилось такое впечатление, что подавляющее большинство бойцов привезли прямо из ЛТП (лечебно-трудовой профилакторий, в которых во времена СССР отправляли на принудительное лечение от алкоголя, — УП). Заехали в ЛТП, всех постоянных забулдыг выгребли, посадили в автобус и отвезли в армию».

Существует ли официальная статистика злоупотребления алкоголем военными, и какая часть мобилизованных и контрактников больны «хроническим алкоголизмом», узнать не удалось. Министерство обороны, военная прокуратура и Генштаб не пошли на общение с УП при подготовке этого материала.

Зато сам Анатолий Матиос в одном из своих интервью годичной давности подтвердил, что небоевые потери случаются в том числе из-за «якобы болезни сердца»:

«Кто в военно-медицинских комиссиях работает? Президент? Нет, врач районной амбулатории, который за сто-двести гривен здорового Ивана делал больным, а больного, не имевшего денег заплатить, отправлял воевать… А теперь он пришел туда, и он пьет. Случай был, когда на пьяную голову один "герой" кинул гранату в буржуйку. Тринадцать человек легло! Куда их записать? Какой украинец это хочет слушать?»

Проблема усугубляется тем, что командиры не имеют правовых методов воздействия на «аватаров» в зоне АТО. Остановить украинских бойцов, находящихся в состоянии алкогольного опьянения и представляющих угрозу для личного состава, законным способом невозможно.

Так, в соответствии с Дисциплинарным уставом ВСУ военнослужащего в состоянии опьянения имеет право задержать только начальник органа управления ВСП в гарнизоне и держать на гауптвахте. Вот только выезжать на вызовы в зоне АТО ВСП отказывается. Неспособны навести порядок среди военных пьяниц и местные полицейские.

«Украинская правда»: Небоевые потери в АТО - не тема для обсуждения

Согласно официальной информации Минобороны, самоубийство стоит на первом месте среди причин небоевых потерь в АТО. В 2016 году из 256 случаев смертей военных не на поле боя 63 произошли из-за суицида.

Еще одна серьезная проблема — посттравматическое стрессовое расстройство (ПТСР). С ним  столкнулись от 20% до 80% участников АТО. И если это не привело к трагическим последствиям на передовой, то может проявиться уже в гражданской жизни.

Фальшивые герои

Разные источники рассказывают и о истории, когда боевые потери считают как боевые, и о случаях, когда фальсифицируют причину смерти военнослужащего. Проверить полученные показания очень сложно. Тема небоевых потерь ВСУ оказалась даже более закрытой, чем вооружение армии.

Открыто говорить об этом отказались военнослужащие, медики, психологи. Вот типичный ответ, который приводит автор статьи. получил от одного военного:

«Да, много потерь не от врага. Один такой случай (когда небоевую потерю выдали за боевую, — УП) был в нашем батальоне в 2016 году на Новый год. Тогда разоблачили ложь, и потом спикер АТО даже извинялся и опроверг предыдущую информацию. И таких случаев много», — сообщил украинский военный на условиях анонимности.

Автор статьи уверен — реальные данные существуют, но статистика искажается, позорные явления в армии — скрываются, а погибших не в бою военных представляют как погибших на поле боя.

Данные, которые представляют одни и те же украинские ведомства разным СМИ, отличаются. Со временем по неизвестным причинам количество небоевых потерь уменьшается, как будто украинские «герои» не только «не умирают», но и возрождаются. Официальные объяснения расхождений в статистике получить не удается, отмечается в статье.

В то же время данные источников УП объясняют, почему фальсифицируют официальные причины гибели военнослужащих в случае боевой смерти. В таких случаях преследуют две цели: снять ответственность с командиров и других военнослужащих, а также дать возможность семье получить денежную компенсацию.

По закону в случае гибели военнослужащего семья имеет право получить единовременную выплату в размере 500 прожиточных минимумов (до недавнего времени это было около 600 000 гривен). Эти деньги не выплачиваются, если боец ​​погиб из-за совершения им преступления, совершение действий в алкогольном или наркотическом опьянении, самоубийства или иного умышленного повреждения.

При этом едва ли не все опрошенные автором источники информации сходятся в одном: злоупотребление алкоголем является основной причиной большинства не боевых потерь.

Журналист представил выписки из пяти уголовных дел, связанных с небоевыми потерями. По этическим соображениям фамилии погибших военных не приводятся.

 

ДЕЛО №1
7.10.2014, трасса Бахмут-Дебальцево

Военнослужащие на автомобиле «Урал 4320» уехали с места временной дислокации в направлении полевой кухни роты. В это время нацгвардейцы на блокпосту получили информацию о движении грузовика с вооруженными лицами, осуществляющими обстрел блокпостов. Водитель «Урала» решил проехать блокпост без остановки.

Военнослужащие Нацгвардии, выполняя команду подполковника «К бою», с целью недопущения «прорыва» неустановленного транспортного средства через блокпост и дальнейшего вооруженного нападения, открыли огонь. Прапорщику, который среди других военнослужащих находился в «Урале», причинены тяжкие телесные повреждения в виде огнестрельного пулевого ранения головы, от которого он погиб на месте происшествия.

Приговор: водитель осужден на 5 лет лишения свободы, от отбывания наказания освободили с испытательным сроком 2 (два) года.

Сообщение в СМИ: военные перевозили «Уралом» раненых, на грузовике были опознавательные знаки медицинской службы, попали под обстрел российских боевиков из засады.

 

ДЕЛО №2
11.03.2015, Краматорск

При возведении бетонного блиндаж на территории воинской части подполковник безосновательно привлек к работам 4 военнослужащих, не обеспечил постоянный и надлежащий контроль за соблюдением требований безопасности при выполнении работ и лично находясь непосредственно у здания штаба воинской части последовательность работ по перемещению и установке конструкций, имеющих большую парусность НЕ проконтролировал, безопасное их установки и устойчивость не обеспечил, повышение скорости ветра более 10 м / с не зафиксировал, данные работы не остановил, что повлекло разрушение металлической конструкции укрытия и дальнейшее поочередное неконтролируемое падение двух железобетонных плит, последняя из которых упала на старшего сержанта, от тяжких телесных повреждений погиб на месте.

Приговор: 2 года лишения свободы, осужденному назначили наказание в виде 2 (двух) лет служебного ограничения.

Сообщение в СМИ: На малой родине в последний путь провели сержанта, погибшего в АТО во время «путинского перемирия».

 

ДЕЛО №3
24.10.2015, взводный опорный пункт, Луганская область

Военнослужащие вместе употребляли спиртные напитки. Когда они находились в состоянии алкогольного опьянения, между ними произошел конфликт, в ходе которого первый схватил автомат, но второй выхватил у первого это автомат, и в ходе потасовки произошел выстрел — короткая очередь. Одна из пуль попала в голову первому. Чтобы скрыть убийство по неосторожности, второй поджег блиндаж, чем нанес материальный ущерб на 450 000 гривен.

Приговор: 2 года дисбата.

Сообщение в СМИ: погибший вошел в «Пантеон новейших героев» родного города.

 

ДЕЛО №4
3.08.2015, взводный опорный пункт, Донецкая область

Обвиняемый вернулся в расположение роты на опорный пункт. По дороге он приобрел бутылку виски «Джек Дэниелс» и 6 банок пива «Тайлер». Остальные трое военных принесли с собой бутылку водки емкостью 1 л и 2 бутылки пива емкостью 2 л каждая. В блиндаже все вышеперечисленные лица начали употреблять алкогольные напитки. После употребления алкогольных напитков все легли на свои кровати.

Два военных поссорились, схватились за автомат, произошел выстрел, погиб третий военный, который в это время спал.

Приговор: 9 лет лишения свободы.

Сообщение в СМИ: военнослужащий погиб при выполнении боевого задания.

 

ДЕЛО №5
25.02.2016, Приморский район Мариуполя

Обвиняемый с погибшим по месту прохождения службы, находясь в блиндаже, употребляли спиртные напитки по случаю празднования дня рождения. Между ними были нормальные дружеские отношения, конфликтов не возникало. При употреблении между ними возникла ссора, поскольку погибший назвал обвиняемого алкоголиком и возможным сепаратистом, на что тот сильно обиделся, отметив, что за это может и застрелить. После этого он взял со стены над кроватью в том же блиндаже закрепленный за ним автомат и застрелил потерпевшего.

Количество совершенных выстрелов не помнит, выпустил почти весь магазин. Убивать его не хотел, а хотел только напугать потерпевшего.

Приговор: 11 лет лишения свободы.

Сообщение в СМИ: До последнего вздоха воин защищал мир на территории Украины, похоронили Героя на родине.

 

Среди проанализированных «Украинской правдой» судебных решений есть ряд дел, которые похожи по развитию событий: военные выпили, поссорились, один застрелил другого. При этом автор не нашел дел, где было бы назначено наказание за не боевые потери в результате самоубийства, алкогольного отравления или смерти военнослужащих в результате болезни. Общее количество приговоров — несколько десятков — выглядит каплей в море на фоне общей количестве небоевых потерь: около тысячи.

 

Источник