Победа Джамалы на конкурсе «Евровидение-2016» в Стокгольме стала настоящей сенсацией и большой неожиданностью для многих. Радость за успех харизматичной исполнительницы с сильным голосом и необычной для конкурса песней была омрачена не только незаслуженными упреками из Москвы, но и сомнениями в том, сможет ли разоренная войной в Донбассе страна достойно провести «Евровидение-2017». И чем больше времени проходило, тем более оправданными становились эти сомнения.

Тяжкий путь «Евровидению-2017»

Сначала власти страны и Национальная телекомпания Украины увязли в долгих спорах о том, какой город примет у себя «Евровидение-2017». Объявление результатов отбора неоднократно откладывалось. Уходило драгоценное время на подготовку сложного телевизионного шоу. Прозрачностью отбор городов-кандидатов не отличался. Между тем у тех, кто мало-мальски знаком с кухней «Евровидения» и Украиной, не было никаких сомнений: подходящая инфраструктура — международный аэропорт с рейсами во многие крупные города Европы, наличие большого числа гостиниц и, наконец, вместительная концертная площадка — есть только в Киеве.

Одновременно, словно желая отвлечь внимание от резонных вопросов, связанных с подготовкой, некоторые политики и активисты на Украине спровоцировали ненужную дискуссию о том, а что если Россия отправит в Киев исполнителя из украинского «стоп-листа». Но ведь очевидно, что Европейский вещательный союз (EBU) — правообладатель «Евровидения» — выступил бы против подобного запрета и не позволил бы его реализовать. Не только потому, что он противоречил бы духу конкурса, но и потому, что для EBU очень важно участие России.

Затем — в ноябре 2016 года — из-за споров о финансировании «Евровидения-2017» подал в отставку генеральный директор НТКУ Зураб Аласания. И вот теперь, ровно за три месяца до финала конкурса, большая группа команды по его организации в Киеве, в том числе исполнительные продюсеры, покинула проект. В коротком и сухом пресс-релизе EBU призвал украинских партнеров — несмотря на смену персонала — выдержать сроки для успешной подготовки и проведения «Евровидения». Но эти строчки прозвучали, скорее, как крик отчаяния. Ведь коней на переправе не меняют.

Хаос с билетами

А Украина словно не сделала выводов из конкурса по отбору места проведения «Евровидения-2017». Аналогичная ситуация повторилась с выбором фирмы-партнера по продаже билетов. Назначенная на 6 февраля дата продажи была отложена на неделю — якобы из-за возражений участников тендера. Возможно, это действительно так. Правда, также как и в случае с выбором Киева, право продавать билеты получил фаворит — Concert.ua. Одновременно на европейских сайтах фанатов «Евровидения» появилась информация о том, что организованные в клубы поклонники конкурса на этот раз лишены права льготной покупки билетов.

Для тех, кто в не курсе. Также как и у футбольных клубов, в большинстве стран-участниц конкурса есть официальные организации фанатов «Евровидения». Их члены имеют право на получение специальной аккредитации на конкурс, а также на билеты по льготной цене. Под предлогом противодействию коррупции фанаты «Евровидения», судя по всему, будут лишены такой возможности в Киеве. Почему схема распространения льготных билетов без проблем работала в странах-лидерах мирового антикоррупционного рейтинга, как Швеция или Дания, вопрос, видимо, риторический.

По информации из Киева, самые дорогие билеты на «Евровидение-2017» стоят около 500 евро — выше, чем на конкурсах в Осло, Копенгагене или в Стокгольме. Однако это вряд ли является свидетельством высокого уровня жизни украинцев. И трудно отделаться от навязчивой мысли, что теперь лучшие места в зале займут не фанаты конкурса, создающие его неповторимую атмосферу, а тучные мужчины зрелого возраста в дорогих часах и их значительно более молодые, одетые в платья от лучших мировых дизайнеров длинноногие спутницы. Конечно, можно и таким образом отдать дань девизу конкурса «Celebrate Diversity» — «Воздадим должное многообразию», но вряд ли это будет отвечать духу «Евровидения».

Отказавшись от конкурса, Украина сохранила бы лицо

Очень хочется верить, что, несмотря на все трудности, в мае в Киеве состоится красивое шоу, удовольствие от которого получат не только телезрители, но и участники, и гости города. Пока все говорит об обратном. Очевидны объективные трудности страны, уже три года находящейся практически в состоянии войны.

Поэтому большинство любителей конкурса с пониманием бы отнеслись к отказу Украины от проведения «Евровидения-2017», если бы он последовал сразу после победы Джамалы. В истории конкурса такое уже было. В 1980 году «Евровидение» прошло в Нидерландах, так как Израиль, представители которого выиграли в 1978 и 1979 годах, заявил, что не в состоянии организовать второй конкурс подряд.

Вероятно, некоторое время Украине пришлось бы терпеть насмешки в свой адрес, особенно от восточного соседа. Россия, кстати, вряд ли бы получила право на проведение «Евровидения-2017». Скорее всего, по договоренности с Австралией — серебряным призером 2016 года — конкурс отдали бы одной из западноевропейских стран. Но не в этом дело. Шумиха в СМИ и соцсетях быстро бы улеглась.

А вот демонтаж оказанного Украине доверия на протяжении почти целого года — гораздо хуже. Во многих проблемах, связанных с подготовкой «Евровидения-2017», Украина виновата сама. Самый большой музыкальный телевизионный конкурс в мире всегда был зеркалом того, что происходит в Европе. А в случае с Украиной — того, что происходит в этой стране.

Андрей Бреннер
Оригинал публикации