Хотя за Брексит жители Великобритании проголосовали более полугода назад, сами переговоры об условиях выхода страны из ЕС все еще не начались. Мешала неопределенность с тем, кто имеет право инициировать их начало, правительство или парламент. И вот теперь все споры закончены.

Восемь из 11 судей Верховного суда поддержали решение Высокого суда Лондона, постановившего в ноябре 2016 года, что для начала выхода Великобритании из Евросоюза необходимо решение парламента. Когда два месяца назад столичный суд вынес такой вердикт, сторонники Брексита были очень недовольны — увидев в нем попытку затянуть, а то и остановить процедуру выхода страны из ЕС. Но теперь, после решения Верховного суда, деваться уже некуда. Правительству Терезы Мэй не разрешили самому начать переговоры по 50-й статье Лиссабонского договора о ЕС, запускающей процедуру выхода страны из сообщества. Правительство считало, что может воспользоваться королевской прерогативой (сейчас полномочия монарха у главы правительства) — то есть правом заключать и разрывать международные соглашения. Однако судьи согласились с тем, что выход из ЕС касается не только международных обязательств, но и множества британских законов, принятых за время и с учетом нахождения страны в Евросоюзе. А их изменение — это уже право парламента, так что он и должен давать добро на Брексит.

Правительство уже пообещало в ближайшие дни внести в палату общин соответствующий законопроект.

«Наша задача — выполнить волю британцев», — сказал Дэвид Дэвис, министр по делам Брексита.

Сомнений по поводу исхода голосования в парламенте практически нет. Еще в начале декабря палата общин одобрила план правительства по выходу (тут была уловка — не само начало переговоров с ЕС, а план того, когда можно будет к ним приступить). Тогда за проголосовало 448 депутатов, против — 75, при условии, что официальные переговоры с ЕС начнутся не позднее конца марта. Правительство должно было предоставить свой вариант выхода — и 17 января Мэй огласила его содержание. Именно этот план теперь, после решения суда, и поступит в парламент, где будет одобрен. После чего и начнутся переговоры с ЕС — которые, как прогнозируется, займут около двух лет, то есть в самом быстром случае Великобритания покинет союз к концу 2018 года. Если, конечно, покинет. Что же может помешать?

Нежелание большей части островной элиты покидать ЕС. А точнее, конфликт между той частью, которая хочет вывести страну из евроинтеграции, и теми, кто видит будущее Великобритании в глобализации. Приход к власти в США Трампа сделал это противостояние еще более сильным. Те, кто хочет вывести страну из ЕС, опираются на позицию большинства простого народа — все-таки за Брексит проголосовало 52%, и это преимущественно коренные англичане и не жители Лондона. За ЕС выступает как Лондон, так и иммигранты, и шотландцы. При этом понимания того, как именно выходить из ЕС и сколько это будет стоить, сейчас нет ни у кого.

Как известно, Мэй сейчас предложила самый жесткий вариант выхода — при котором страна покидает не только общий рынок, но и таможенный союз. Этот вариант устраивает и Брюссель, то есть Германию и остальных евроинтеграторов, потому что они хотят на примере Великобритании показать, что выход из ЕС может быть только полным, чтобы тем самым отбить охоту к бегству у других. При этом в Брюсселе хотят еще и максимально сильно наказать Лондон, сделав цену выхода как можно более высокой. Понятно, что английское правительство будет отстаивать национальные интересы и переговоры будут тяжелыми — но вот сколько они реально займут времени?

Тут очень многое зависит от выборов в других европейских странах. В этом году евроскептики усилят свои позиции в Голландии, Франции и Германии. Если им удастся прийти к власти хотя бы в одной из стран — например, в Нидерландах — то процесс ослабления ЕС усилится. И это будет способствовать ускорению переговоров с Лондоном и самого Брексита. Кроме того, на ослабление ЕС будет играть и Трамп, так что евроинтеграторам предстоит поистине тяжелейший год.

Но понятно, что в любом случае они выстоят, ЕС не рухнет в 2017 году. Более того, евроинтеграторы-атлантисты перейдут в контратаку — опираясь при этом на те силы на острове, которые выступают против Брексита. То есть в первую очередь на Сити (финансовый центр мира) и Шотландию. И пока будут идти переговоры между английским правительством и Еврокомиссией об условиях Брексита, в самой Великобритании могут произойти события, меняющие расстановку сил.

Это могут быть, во-первых, внеочередные парламентские выборы. Очередные намечены на 2020 год, но нынешняя расстановка сил в парламенте не отвечает той реальности, которая сложилась после референдума о Брексите. Палата общин была избрана в 2015-м, а референдум прошел в 2016-м — но в парламенте изначально преобладали противники выхода страны из ЕС (а единственная партия, целиком агитировавшая за выход, Партия независимости Соединенного Королевства, представлена одним депутатом). Их и сейчас там большинство — немалая часть правящих консерваторов не хотела Брексита, но после референдума вынуждена голосовать в его поддержку, чтобы не потерять доверие избирателей.

Пока что партия выполняет свое обещание выполнить «волю народа», но при этом разногласия внутри партии могут привести к ее расколу. Сложная ситуации и в главной оппозиционной партии, лейбористской — она агитировала за то, чтобы остаться в ЕС, но сейчас тоже вынуждена голосовать за выход.

Против Брексита в парламенте лишь либеральные демократы (у которых восемь мест) и шотландские националисты (у них 56) — и понятно, что их голосов не хватит для срыва переговоров с ЕС. Но если переговоры будут идти тяжело и сложно для Лондона — а в этом невозможно сомневаться — в рядах консерваторов может произойти раскол. Дрогнет и часть лейбористов — и тогда вотум недоверия правительству Мэй может стать реальностью. Что приведет к досрочным выборам, на которых могут победить выступающие за ЕС лейбористы в союзе с либеральными демократами. Или та часть консерваторов, которая будет настаивать на сохранении страны в союзе.

Смена власти не приведет к отказу от признания итогов референдума по Брекситу, но может привести к тому, что новое правительство выберет самый мягкий вариант выхода, затянет переговоры. Да и сам в этом случае ЕС может пойти навстречу. Особенно если одновременно нужно будет ради сохранения союза делиться полномочиями и с другими столицами, например Парижем.

Понятно, что в этом случае евроориентированные элиты будут играть с огнем. Ведь когда до людей дойдет, что их волю игнорируют, британцы будут еще активнее голосовать за Партию независимости — и так выигрывавшую выборы в Европарламент, но благодаря отсутствию в Великобритании голосования по партспискам на парламентских выборах получившую в палате общин всего одного депутата. Впрочем, стать правящей партия Фараджа все равно не сможет — у нее нет необходимого количества ярких политиков для победы в округах.

Зато остановить Брексит могут попытаться еще одним способом — референдумом о независимости Шотландии. В 2014 году сторонники ее отделения уступили тем, кто выступал за сохранение единства острова, более 10% голосов — и тогда речь шла о том, что в ближайшие пару десятилетий новый референдум проводиться не будет. Но Брексит меняет все, ведь 2/3 шотландцев проголосовали против расставания с ЕС. В Эдинбурге уже заявили, что «если правительство Великобритании не будет слушать народ Шотландии, может быть еще одно голосование по вопросу о независимости. Референдум, вероятно, пройдет где-то в период с марта 2017 года по март 2019 года». Если Великобритания выходит из ЕС, то Шотландия выходит из Великобритании — угроза развала страны станет более чем реальной.

А о том, что против Брексита категорически выступает Сити, то есть финансовый центр не только Великобритании, но и всего мира, и говорить не приходится. Кроме того, все понимают, что без Великобритании Евросоюз будет становиться все более и более германским проектом, что совершенно не устраивает атлантистов как в Брюсселе, так и в США. Победа Трампа и голосование по Брекситу воспринимается глобальной англосаксонской элитой как временное поражение, а вовсе не как повод для отказа от глобализации.

Так что слишком много обстоятельств против осуществления желания простых англичан вывести свою страну из ЕС. Впрочем, если тенденция, начатая Брекситом и подхваченная Трампом, продолжит развиваться на Западе по нарастающей — Великобритания действительно покинет Евросоюз в ближайшие пару лет.

Петр Акопов
Оригинал публикации