СССР был убит 8 декабря 1991 года — несмотря на страшные раны, полученные в августе того же года, Союз еще можно было спасти.

Но Ельцин, Кравчук и Шушкевич, вдохновленные «серым кардиналом» Геннадием Бурбулисом (человеком номер два в тогдашней России, которого Михаил Горбачев до сих пор считает главным виновником краха СССР), решили распустить Союз — это ни в коей мере не отвечало тогдашнему союзному законодательству, но власти у Горбачева к тому моменту практически не осталось.

Главы России, Украины и Белоруссии констатировали смерть СССР — фактически отключив единое государство, устроив ему насильственную эвтаназию. С тех событий прошло четверть века — и все это время граждане России считают распад СССР неправильным.

«Взгляд»: Четверть века спустя – вперед, к Союзу

В марте 1992 года о нем сожалели 66 процентов, сейчас, согласно данным последнего опроса «Левада-центра», 56. За эти годы лишь однажды, в конце 2012 года, количество сожалеющих опустилось ниже половины, до 49 — а максимальное их число было в 2000-м: 75 процентов. То есть несмотря на смену поколений, несмотря на то, кризис в стране или рост доходов, все равно большинство граждан считает распад СССР неправильным и считает, что его можно было избежать — число уверенных в этом также стабильно превышает половину (сейчас — 51 процент). Примерно одинаково и количество тех, кто считает гибель СССР исторической неизбежностью (то есть разделяет установку, господствовавшую в 90-е и сохранившуюся как полуофициальную и сегодня) — таких примерно треть (29 процентов по последнему опросу).

То, что люди уверены в жизнеспособности СССР, очень показательно — и гораздо важнее, чем то, что именно они считают главными причинами его гибели. Их, впрочем, тоже стоит перечислить — на первом месте стабильно идет «безответственный и ничем не обоснованный «беловежский сговор» Ельцина, Кравчука и Шушкевича» (прямо так это сформулировано даже в опросе либеральнейшего «Левада-центра») — сейчас так думают 29 процентов. В первую тройку главных причин входят также «заговор враждебных СССР зарубежных сил» (опять-таки формулировка «Левады») и «недовольство населения руководством СССР, М. Горбачевым и его окружением»: 23 и 21 процента соответственно.

Все остальные причины (от провалов национальной политики до экономических трудностей) называются реже: от 10 до 15 процентов. Главное и так понятно — большинство считает, что СССР не умер по естественным причинам, а был убит. И это убеждение само по себе является важнейшим политическим фактором нашей жизни.

Потому что убеждения людей на самом деле напрямую влияют на направление движения страны — и понятно, что Путин проводит евразийскую интеграцию не только потому, что таковы его взгляды или это отвечает национальным интересам России, но и потому, что этого хотят люди.

Но сначала — в поисках какого утраченного чувства находятся русские?

«Взгляд»: Четверть века спустя – вперед, к Союзу

Всего есть пять главных причин сожаления о распаде СССР

  • На первом месте — потому что «была разрушена единая экономическая система», так считают 53 процента. Можно предположить, что, отвечая на этот вопрос, многие имели в виду не столько «единый комплекс народного хозяйства от Украины до Средней Азии», сколько социально-экономический уклад, то есть социалистический строй, социальное равенство (потому что никакого отдельного вопроса про социальный строй нет).
  • 43 процента жалеют, что «люди потеряли чувство принадлежности к великой державе» — этот показатель упал за последние два года с 56 процентов, но это можно объяснить тем, что именно за последние годы чувство гордости за свою страну (точнее, за то, как она защищает свои интересы) стало возвращаться к нашим гражданам, и уже далеко не все считают «державную гордость» признаком только советской эпохи.
  • Почти треть отметили то, что после распада СССР «возросло взаимное недоверие, ожесточенность» (31 процент) и «утрачено чувство, что ты повсюду как дома» (30 процентов). 28 процентов недовольны тем, что «разрушаются связи с родственниками, друзьями» — то есть люди понимают, что у них исчезла часть Родины. Что с этим делать?
    Народ на этот счет отнюдь не безмолвствует. Восстанавливать — не буквально СССР, а единую страну. Именно об этом говорят результаты ответов на вопрос «Какую форму отношений между республиками бывшего Союза вы бы лично поддержали?».
  • Всего 13 процентов высказались за независимое существование всех республик. Даже если добавить к ним 21 процент тех, кого устраивает сохранение СНГ в его нынешнем виде, и 8 процентов неопределившихся, получится, что почти 60 процентов выступают за ту или иную форму реинтеграции постсоветского пространства, или, говоря по-русски, за собирание большой России.
  • При этом за буквальное восстановление СССР — 12 процентов, хотя еще в начале нулевых годов таких было четверть опрошенных. А сейчас 25 процентов считает правильным «объединение нескольких республик, по желанию, в более тесные союзы» и еще 21 процент выступает за «более тесное объединение всех республик бывшего СССР по типу Евросоюза». Тут, конечно, не очень корректные, по сути, пересекающиеся формулировки — но смысл ясен. Большинство выступает за последовательное сближение и объединение части или даже всех постсоветских государств — и понятно, что эту политику должна и может осуществлять именно Россия.

 

Так что процесс реинтеграции — начатый созданием Евразийского экономического союза, продолженный возвращением Крыма и политикой по вытеснению атлантического влияния с постсоветского пространства — будет продолжаться и дальше. Он будет набирать силу, при этом, возможно, будет совсем не линейным, будет приобретать на своем пути все возможные формы, которые для него предоставят складывающиеся обстоятельства.

Источник