Выборы в России теперь регулярно сопровождаются народным творчеством — что идет на пользу всему процессу, добавляя соли и перца. Вот и на этот раз c началом агитации в Сети появилась «Песня самозадвиженца» — творение пермяка Кости Завалина. «Глаза едят предвыборные плакаты», «вот очередного кандидата натягивают: кто он такой, зачем — непонятно»,- сетует автор и делится «одним предложением: давайте будем самозадвигаться». Мол, «власти — здрасьте: забор покрасьте», а в целом от политического процесса и своего участия в нем лучше бы держаться подальше. К кандидатам от народного барда отдельное требование — поменьше выпячивать себя.

«Самозадвигательная» инициатива вполне соответствует летнему тону кампании, который, несмотря на многообещавший предвыборный старт, остается пока вяловатым и апатичным. Плакаты, правда, натянуты, теледебаты идут — но едва ли отвлекают внимание населения от подготовки к школе и сборов урожая. А то и вовсе раздражают.

— Понимаю, пока кампания малоинтересна и даже вроде бы ясно, кто победит. Но ведь она развивается,- успокаивает Игорь Минтусов, глава Российской ассоциации политических консультантов.- Самые главные скандалы и сюрпризы кандидаты и их команды приберегли на потом, когда народ хотя бы немножко приготовится к осени. Думаю, последние две недели гонки окажутся куда занимательнее.

Что ж, может быть. К тому же оценки текущей предвыборной гонки разными экспертами диаметрально расходятся: одни говорят о возвращении состязательной политики в Россию, другие — о ее окончательном закате. По-видимому, такой разброс взглядов зависит от того, с чем сравнивают день сегодняшний: кто сравнивает с кампанией 2011 года, тот находит явный прогресс, кто с ожиданиями «самых честных выборов» (как позиционировали нынешнюю кампанию еще до ее старта) — разочаровывается.

Без перегрузок

Что касается прогресса, то тут даже статистика подтвердит: сейчас лучше, чем пять лет назад. Скажем, число зарегистрированных партий на выборы в Госдуму увеличилось в два раза (14 против 7), а количество жалоб кандидатов в ЦИК, напротив, уменьшилось по разным регионам в несколько раз (в традиционно критичном Питере — в рекордные четыре раза по сравнению с последними выборами в местное Заксобрание). Однако выяснилось, что избирательный процесс, освобожденный от «волшебства» экс-главы ЦИК, не становится сам по себе интересным. Как правильно ни считай, немаловажно все-таки и то, что ты считаешь.

А с этим известная проблема: из 14 зарегистрированных партий однозначно проходными, по всем опросам, оказываются все те же «Едро», КПРФ, «Справро» и ЛДПР. На фоне такого постоянства избирателям остается довольствоваться двумя интригами — «о пятой партии» и «о втором месте». Первая интрига связана с тем, пройдет ли, скажем, «Яблоко», «Парнас» или «Партия роста» — в общем, хоть кто-то «правый» — в Госдуму. А вторая — сможет ли ЛДПР обойти КПРФ. Пока Владимир Вольфович (если верить все тем же соцопросам — а к ним еще с прошлой кампании много претензий) взял бодрый старт, оттеснил на периферию "Справедливую Россию" и рвется обставить КПРФ. Коммунисты, впрочем, сильнее одномандатниками, так что еще могут дать сдачи.

Надежда на массовый приход в Думу беспартийных самовыдвиженцев с треском провалилась. Сопредседатель совета движения «Голос» Аркадий Любарев считает «чудовищными» озвученные ЦИК цифры: желавшие пройти в Госдуму беспартийные получили 181 отказ и только 23 регистрации на выборах. Самой большой проблемой для самовыдвигавшихся кандидатов стал сбор подписей в свою поддержку — что хорошо показало, как безо всякого админресурса с помощью предусмотрительно составленного закона можно контролировать реализацию гражданами избирательных прав. Оказывается, в России с нашей плотностью социальных связей (особенно в августе) собрать подписи 3 процентов избирателей округа себе в поддержку — абсолютно непосильная задача. Не только кандидаты, но и партии с ней не справились (все 14 зарегистрированных были по закону освобождены от этой процедуры, а четыре, собиравших подписи, тут же сошли с дистанции).

Мятущаяся душа наблюдателя за избирательным процессом пока еще успокаивается на фигуре Эллы Памфиловой: новый глава ЦИК не только ратует за честные выборы, но и прислушивается к неправительственным НКО и правозащитникам, к тому же «Голосу» (заметим, бдительный телеканал НТВ накануне старта предвыборной гонки уже уличил эту организацию в «антироссийской деятельности»). Но страна-то у нас большая, а полномочий у ЦИК, решившего действовать по закону, стало на редкость мало. Запомнился последний конфликт ЦИК с новгородским избиркомом, председатель которого отказался регистрировать на выборах «Яблоко» из-за сомнений в подлинности печати. Москва потребовала «Яблоко» зарегистрировать, а региональному председателю Борису Алексееву рекомендовала уйти с занимаемой должности. В итоге партию зарегистрировали, а вот Алексеев остался, ведь по закону ЦИК не может никого увольнять — только делать замечания. Памфилова в ответ пообещала после выборов в рамках плановой ротации обновить 2/3 региональных комиссий, косвенно подтвердив, что нынешние выборы придется пережить с упорными алексеевыми в большинстве регионов.

— Есть такая вещь, как закон бюрократической процедуры,- считает Юлий Нисневич, научный руководитель Проектно-учебной лаборатории антикоррупционной политики НИУ ВШЭ.- Если эта процедура — скажем, подсчета голосов на выборах — уже многократно и на разных уровнях нарушалась, то разлажен весь механизм и починить его в два счета не получится. Он останется ломаным и при малейших перегрузках будет сбоить. Не случайно нынешнюю кампанию перенесли на сентябрь — игру, как говорят в футболе, засушили на старте: «перегрузки», накал политических страстей теперь будут минимальными. Не исключено, что в России сегодня более или менее честной может получиться только очень тихая и скучная кампания.

Товарищи и джентльмены

С начала нынешней гонки снова в моде подписание специальных «меморандумов о честных выборах», скажем, такой документ «ратифицировали» восемь партий в Тульской области, а также абсолютно все партии и кандидаты в Дагестане и Чечне. Главы регионов таким образом демонстрируют свое «джентльменство» и понимание политического момента, но совсем без скандалов не обходится: ЦИК уже сообщил, что готовит «черный список» регионов — нарушителей избирательного законодательства. К антирекордсменам причислены Московская область (затребовавшая, кстати, максимальное число открепительных удостоверений), Республика Марий-Эл, Алтайский край, Санкт-Петербург и Самарская область (на карандаше также Пензенская и Вологодская области). Самые драматичные отношения у центра с Самарой: губернатору Николаю Меркушкину уже вынесено несколько грозных предупреждений за использование админресурса.

По-видимому, этот ресурс как раз самый дешевый в условиях текущей малобюджетной кампании, и когда его запрещают, ничего нового не появляется. Политтехнологи говорят о возвращении методов позднесоветской агитации: прямых разговоров с народом, проведения разовых дешевых акций. Онлайн-дневники молодых кандидатов в федеральный и региональный парламенты полнятся впечатлениями о встречах с избирателями, особенно сельскими (теперь из-за лепестковой нарезки округов ни один горожанин не может укрыться от сельского электората): «Сложно с ними говорить», «кто-нибудь может представить себе жизнь в населенном пункте, где нет магазина, школы, фельдшера и участкового и свои порядки устанавливают цыгане и наркоманы, живущие на соседней улице?», «народ весь и всем недоволен, но проголосуют, как скажут…». В этом смысле текущие выборы могут стать неплохой политической школой для тех людей, которые впервые пытаются избраться на высшие законодательные должности. В 2011 году многие из них прошли школу наблюдения на выборах — теперь пробуют себя в новой роли и вне зависимости от исхода кампании, конечно, серьезно продвинутся в понимании российских реалий.

Желавшие пройти в Госдуму беспартийные получили 181 отказ и только 23 регистрации на выборах. Самой большой проблемой стал сбор подписей в свою поддержку

— В том числе поэтому я и говорю, что политика возвращается,- поясняет Алексей Макаркин, первый вице-президент «Центра политических технологий».- Она необязательно должна возвращаться скандалами, важно то, что к ней приобщаются новые люди — те же одномандатники, идущие под флагами разных партий. Да и традиционные гранды нашей политики постепенно оживляют риторику, рекрутируют новых людей. У КПРФ в списках появился писатель Сергей Шаргунов, у «Справедливой России» — телеведущие Роман Бабаян и Анатолий Вассерман. Да даже экс-санитарный врач Геннадий Онищенко и телеведущий Петр Толстой в рядах «Единой России» — это что-то новое. «Парнас» усилил агитацию и заручился поддержкой «национально ориентированного» блогера Вячеслава Мальцева, «Патриоты России» стали интереснее. Есть на кого посмотреть.

Призыв людей из телевизора в партийные ряды, впрочем, уже приевшийся прием, и, как всегда, до абсурда его довела ЛДПР, сделав «доверенными лицами» партии Алексея Гомана и Катю Лель и отправив их с агитпоездом по стране. А вот с интернетом партии пока общаются хуже, чем с телевизором. Среди живых аккаунтов в самой популярной агитационной соцсети — «В контакте» — по преимуществу странички коммунистов и яблочников. Коммунисты, кстати, выигрывают: у них и обзоры политических программ оппонентов, и жесткая карикатура, и излюбленный ныне жанр исторических разоблачений («Кто сказал, что в сталинские времена власть душила мелкий бизнес? Это все либеральные домыслы — на самом деле не душила, а помогала!», и члены сообщества в ответ дружно поддакивают). Здесь уже приходится говорить об упущении либералов: привыкнув, что часть Facebook все равно за них, на других полях они почти не работают.

Их прогноз

К началу предвыборной гонки очень кстати подоспели результаты очередной волны исследования настроений российских элит. Предыдущие изыскания команды социологов из Университета Мичигана и НИУ ВШЭ наделали шума в докладе 2013 года для Валдайского клуба «Российская элита — 2020», сообщив об ура-патриотической консолидации и о растущем антиамериканизме наших провластных кругов. В 2016 году та же команда, совместно с Гамильтон-колледжем, снова опросила 243 представителя российского истеблишмента из высших эшелонов исполнительной, законодательной и силовой российской власти (плюс представители госкорпораций и влиятельные люди науки-искусства). Среди прочего спрашивала о политических взглядах и прогнозах.

— Консолидация элит продолжается,- пояснил соавтор исследования, социолог Эдуард Понарин.- Национальные интересы сейчас так или иначе волнуют всех, что имеет важные последствия для внутренней политики: большого разброса политических позиций на выборах ждать не стоит, споры ведутся вокруг частностей, а в целом все надеются удержать статус-кво.

Соответственно выяснилось, что кто-кто, а наши элиты перемен от выборов не ждут. По их оценкам, с 80-процентной вероятностью в ближайшие 10 лет конкурентов или каких-то альтернатив «Единой России» не появится. 43 процентам больше всего по душе сложившаяся в России политическая система, 23 не против сменить ее на «СССР с человеческим лицом», и только 19 процентов ратуют за «демократию западного типа».

Впрочем, самой большой угрозой собственной безопасности российский истеблишмент считает не терроризм или США, а «неспособность решить внутренние проблемы», так что, надеясь на статус-кво, элита проявляет тревогу: как бы, засидевшись на одном месте, не отстать от жизни.

Ольга Филина

Оригинал публикации