Болезнь государственного значения

28 августа кабинет министров Узбекистана распространил информационное сообщение о госпитализации 78-летнего президента республики Ислама Каримова. В сообщении не приводилось никаких подробностей заболевания политика, а лишь уточнялось, что лечение потребует «определенного времени».

С учетом не самого юного возраста узбекского лидера этой новости можно было бы не придавать особого значения, если бы не одно но — за более чем четверть века, что Каримов управляет Узбекистаном, это первое официально подтвержденное сообщение о его болезни. Слухи о недомоганиях президента циркулировали и ранее, но они на официальном уровне никогда не комментировались.

Многие эксперты полагают, что нынешнее сообщение может означать, что Узбекистан близок моменту первой в своей независимой истории передачи власти. Впрочем, это дело будущего, близкого или далекого. Сегодня же есть повод вспомнить биографию человека, при котором родился современный независимый Узбекистан.

Советская карьера простого узбекского парня

Ислам Абдуганиевич Каримов появился на свет 30 января 1938 года в Самарканде. О его детстве доподлинно известно мало, в результате чего существует сразу два варианта биографии Каримова в юношеские годы — по одной, он был образцовым учеником, по другой — хулиганом и темной личностью.

Как бы то ни было, в 1955 году выходец из семьи служащих окончил школу и поступил в Среднеазиатский политехнический институт по специальности «инженер-механик». После его окончания в 1960 году Каримов был принят на работу на завод «Ташсельмаш», где занимал должности помощника мастера, мастера и технолога завода. Затем молодой специалист работал инженером, конструктором и ведущим инженером-конструктором на Ташкентском авиационном производственном объединении имени Чкалова.

Советское руководство уделяло большое внимание подготовке в республиках национальных кадров. На способного молодого инженера, владеющего тремя языками (узбекским, таджикским и русским), обратили внимание и стали продвигать его. Каримов получает второе высшее образование по специальности «экономист» и в 1966 году приходит на работу в Госплан Узбекской ССР.

Госплан стал для Каримова «школой жизни» — за период «эпох застоя» он прошел в этой организации путь от главного специалиста до первого заместителя председателя Госплана республики.

Новый управленец для хлопковой республики

На заре перестройки Каримов оказался в весьма выгодном положении — молодой, но уже достаточно опытный управленец не имел прямого отношения к клану всесильного Шарафа Рашидова, многолетнего главы Узбекской ССР. «Хлопковое», или «узбекское дело», связанное с коррупцией в узбекской верхушке, стало одним из символов перестройки.

Взамен прежних руководителей Узбекистана Москве нужны были новые кадры. Одним из таких и стал Ислам Каримов, возглавивший Минфин республики.

В 1986 году Каримова перевели на пост первого секретаря Кашкадарьинского обкома КП Узбекистана, что многими было расценено как опала. Однако за три года работы в Кашкадарьинской области Каримов зарекомендовал себя как умелый руководитель, не замеченный в злоупотреблениях. Кроме того, этот регион обладает мощным топливо-энергетическим сектором, что позволило Каримову установить связи со специалистами в данной отрасли, которые в будущем станут влиятельными фигурами в «Газпроме». Связи личного характера сыграют хорошую службу Каримову после обретения Узбекистаном независимости.

В 1989 году лидер Узбекистана Рафик Нишанов стал председателем Совета Национальностей Верховного Совета СССР. Его преемником на посту первого секретаря ЦК Компартии Узбекистана становится Ислам Каримов.

В 1990 году Каримов стал президентом Узбекистана. В то же время стал членом ЦК и членом Политбюро ЦК КПСС, то есть вошел в узкий круг наиболее влиятельных советских руководителей.

От единства к независимости за 10 дней

Вплоть до событий августа 1991 года за Каримовым не было замечено каких-либо сепаратистских настроений. В начале 1991 года он агитировал жителей Узбекистана голосовать на референдуме за сохранение СССР, и республика показала на волеизъявлении 93,7% голосов за при явке 95,4%.

Однако уже 31 августа 1991 года, через 10 дней после провала ГКЧП, Каримов первым из среднеазиатских лидеров объявляет о независимости своей республики.

Это решение было подтверждено на референдуме 29 декабря 1991 года, где более 98% участников проголосовали за независимый Узбекистан с той же решимостью, с какой ранее они ратовали за сохранение Союза.

В декабре 1991 года Ислам Каримов был вновь избран президентом Узбекистана, на сей раз уже как независимого государства.

Каримов стал главой очень непростого государства, в котором клановые связи играют огромную роль. Кроме того, в стране, где почти 100% населения исповедуют ислам, стало стремительно усиливаться влияние радикалов.

Кроме того, в советский период основой узбекской экономики было производство хлопка. С распадом СССР и разрушением прежних экономических связей страна оказалась на грани коллапса.

Ислам без радикалов, партнерство с Россией без русских

С самого начала президент Каримов стал строить жесткую вертикаль власти, опираясь на силовиков. Любые попытки дестабилизации обстановки жестко пресекались, будь то оппозиционные акции протеста или вылазки вооруженных исламских радикалов.

При Каримове ислам стал играть важную роль в жизни Узбекистана, но при этом президент подчеркивал, что государство остается светским. В независимом Узбекистане произошла фактическая реабилитация лидера Узбекской ССР Шарафа Рашидова, что позволило Каримову заручиться поддержкой мощных местных кланов.

При Каримове такое понятие, как «русский Узбекистан», постепенно исчезло. Русский язык исчез из оборота, русские кадры сменились национальными. Антироссийских лозунгов на государственном уровне не звучало, однако период нахождения республики в составе Российской империи и СССР стал оцениваться в исторических работах негативно, а отряды басмачей, действовавшие в 1920-х годах, были объявлены «национально-освободительным движением».

Такую линию вряд ли можно было бы назвать дружественной по отношению к России, но Каримову, благодаря личным связям, заложенным еще в советские годы, удавалось сохранять баланс.

От России к США и обратно

Узбекистан Каримова лавировал на международной арене. В 1994 году страна вошла в Организацию договора о коллективной безопасности, но спустя пять лет вышла из нее, выразив недовольство усилением российского военного присутствия в регионе.

После этого начался «роман» Узбекистана с США, продолжавшийся до событий в Андижане 2005 года.

Вспыхнувшие беспорядки были подавлены властями с применением оружия, что вызвало гневную реакцию в США и странах Запада. Каримов, объявивший, что за волнениями стояли вооруженные исламские экстремисты, увидел в подобной реакции «союзников» попытку Вашингтона сменить режим в Узбекистане.

После этого Каримов решительно сделал разворот в сторону России, предложив американцам покинуть предоставленную им для проведения операции в Афганистане военную базу. В итоге на Западе в течение нескольких лет активно публиковались материалы, в которых президент Узбекистана назывался одним из самых жестоких диктаторов мира.

Лучше Каримов, чем война

29 марта 2015 года 77-летний Ислам Каримов в очередной раз был избран президентом Узбекистана. За него проголосовали свыше 90% избирателей. В отличие от предыдущих случаев, критика этих выборов на Западе прозвучала значительно тише.

Объясняется это просто — война с «Исламским государством» (террористической группировкой, деятельность которой на территории РФ запрещена по решению Верховного суда) идет сразу в нескольких странах мира, и Узбекистан оказался в «зоне риска». Малейшая дестабилизация обстановки в республике способна превратить ее в новый пылающий очаг вооруженного противостояния. В этой связи Каримов даже для многих поборников «демократических ценностей» является меньшим из зол.

В 1992 году Ислам Каримов выпустил книгу под названием «Узбекистан: свой путь обновления и прогресса». Узбекистан действительно пошел своим путем — там не появлялось золотых статуй вождя, как в Туркменистане, однако жесткость местных порядков способна шокировать не только европейца, но даже и жителей России.

О том, какую роль сыграл последний советский и первый независимый лидер Узбекистана, можно будет говорить лишь после того, как его эпоха окончательно уйдет в историю. Но, по крайней мере, находящийся в очень непростом регионе Узбекистан сумел не скатиться в войну — а в наше время это уже немало.

 

Андрей Сидорчик
Оригинал публикации