Отношения России и Украины достигли низшей точки за всю историю независимости двух государств. После диверсий в Крыму, вызвавших новый виток информационной войны, впервые с момента распада СССР в Москве и Киеве обсуждают возможность разрыва дипломатических связей. Последствием такого шага может стать сворачивание реализации минских соглашений по урегулированию в Донбассе. Кроме того, новым испытаниям подвергнутся отношения между Москвой и Западом, так и не признавшим Россию жертвой украинской диверсии в Крыму и призывающим к деэскалации обе стороны. При этом собеседники «Ъ» в Киеве, близкие к силовым структурам, признают: попытка диверсии в Крыму действительно имела место, однако это была инициатива самодеятельных «патриотов» — украинское государство к ней отношения не имеет.

Им даже не хватает смелости признаться

После попыток диверсий в Крыму и предупреждения российского премьера Дмитрия Медведева о возможности разрыва дипотношений с Украиной Москва и Киев вступили в новую фазу «войны нервов». Инциденты на полуострове дали повод непримиримым силам с обеих сторон вернуться к сверхжестким заявлениям.

На этом фоне российские официальные лица приводят все новые данные в подтверждение «украинского следа». Прокурор Крыма Наталья Поклонская пообещала, что «в отношении каждого установленного лица, которое, по версии следствия, причастно к совершению этого ужасного преступления, будут избираться самые жесткие меры пресечения». По словам госпожи Поклонской, последние события в Крыму иллюстрируют «преступную сущность» руководителей Украины.

«Им даже не хватает смелости признаться в том, что они совершили»,- заявила прокурор Крыма, пообещав, что «скоро терпение народа Украины закончится».

Где доказательства, где фото, где видеозаписи?

Однако встречные заявления украинской стороны показывают, что она не намерена отсиживаться в обороне.

«Продолжается громкая кампания-фиаско российских спецслужб и горе-пропагандистов под названием «атака украинцев на Крым»,- написал в Facebook глава Совета национальной безопасности и обороны Украины Александр Турчинов.

Он предложил отправить в Москву «несколько ящиков с мылом для создания качественных муляжей и продолжения пропагандистских «мыльных опер».

Названный российской стороной организатором диверсий в Крыму сотрудник главного управления разведки Минобороны Украины Владимир Сердюк в интервью украинскому телевидению заявил, что на самом деле служил «офицером-психологом».

«Ни к разведке, ни к спецслужбам я отношения не имел и не имею», — сообщил он, добавив, что после демобилизации в сентябре прошлого года занимается в Киеве собственным бизнесом.

С официальным опровержением выступило и Минобороны Украины. Еще одного фигуранта дела о диверсантах, Андрея Захтея, украинские СМИ называют «пособником российских оккупантов», «провокатором», который «поддерживал российскую агрессию в Донбассе».

Спор Москвы и Киева дошел и до Нью-Йорка, где события в Крыму были рассмотрены на срочном заседании СБ ООН.

«Где доказательства, где фото, где видеозаписи? Есть только слова»,- негодовал постпред Украины в ООН Владимир Ельченко.

Мина под «Минском»

В ситуации, когда Москва и Киев излагают две противоположные версии событий в Крыму, изрядно уставший от украинского кризиса Запад оказался в непростом положении.

Разрыв дипотношений между Россией и Украиной, которого не исключил Дмитрий Медведев, может не только заморозить их двусторонние связи на неопределенное время, но и создать непреодолимые препятствия на пути реализации Минских соглашений по урегулированию конфликта в Донбассе. Между тем Минские договоренности стали детищем лидеров «нормандской четверки» (Россия, Украина, Франция, Германия) и получили поддержку Администрации президента Обамы.

Переговоры лидеров «нормандской четверки», которые планировалось провести «на полях» предстоящего в начале сентября саммита G20 в Китае, были призваны подтолкнуть забуксовавший процесс реализации минских соглашений.

Предыдущая встреча «нормандской четверки» на уровне глав МИДов, которая прошла в середине мая в Берлине, выявила серьезные разногласия по ряду ключевых вопросов. В частности, камнем преткновения стал вопрос о местных выборах в Донбассе. На фоне тупиковой ситуации с реализацией Минских договоренностей международные наблюдатели сообщали об обострении ситуации в зоне конфликта, что придавало идее встречи лидеров «нормандской четверки» особую актуальность.

Однако последние события в Крыму внесли кардинальные перемены в расписание «нормандской четверки», сняв вопрос о встрече ее лидеров с повестки дня — по крайней мере, на ближайшую перспективу.

Комментируя сообщения о событиях в Крыму, президент Путин заявил: «Спецслужбы предотвратили проникновение диверсионно-разведывательной группы Министерства обороны Украины. И конечно, в этих условиях встречаться в нормандском формате, тем более в Китае, бессмысленно».

Формально Минские договоренности касаются не Крыма, а Донбасса. Тем не менее логика Москвы состоит в том, чтобы послать Западу четкий сигнал с требованием оказать давление на украинские власти, от которого они до последнего времени воздерживались. По версии Москвы, после событий в Крыму один из членов «нормандской четверки» — Украина — перешла в разряд государств, готовых прибегнуть к террористическим атакам против другого члена квартета — России.

Президент Путин объяснил логику Москвы так: «Мы, безусловно, мимо таких вещей проходить не будем. Хотел бы обратиться к нашим американским и европейским партнерам. Думаю, для всех очевидно, что сегодняшние киевские власти не ищут способа решения проблем на переговорах, а переходят к террору».

Новые риски для Москвы

Впрочем, международная реакция на события в Крыму не позволяет сделать вывод о том, что западные партнеры готовы согласиться с российской версией случившегося и оказать то давление на Киев, на которое рассчитывает Москва.

Преобладающий тон заявлений руководителей США, ЕС и Запада в целом сводится к тому, что обе стороны должны избегать дальнейшей эскалации и не прерывать работу над реализацией Минских соглашений по Донбассу, в которой Москва после последнего заявления президента Путина по событиям в Крыму как минимум взяла паузу.

Поговорив с украинским президентом Петром Порошенко по телефону, вице-президент США Джозеф Байден призвал его избегать эскалации напряженности с Россией. Как следует из заявления Белого дома, распространенного по итогам беседы господ Порошенко и Байдена, Вашингтон намерен использовать политические и дипломатические средства «для восстановления суверенитета и территориальной целостности Украины, в частности, путем полного воплощения в жизнь Минских соглашений».

Схожую позицию заняла глава дипломатии ЕС Федерика Могерини, пообщавшаяся по телефону с министром иностранных дел Украины Павлом Климкиным.

«Мы призываем все стороны в полной мере участвовать в реализации Минских соглашений»,- говорится в сообщении пресс-службы госпожи Могерини.

А глава МИД Канады Стефан Дион выразил обеспокоенность «действиями и риторикой, которые способствуют напряженности», добавив: «Мы не видели никаких доказательств, которые подтвердили бы недавние российские обвинения».

«Самодеятельность» радикалов

При этом собеседники «Ъ» в Киеве, близкие к силовым структурам, признают: попытка диверсии в Крыму действительно имела место, однако это была инициатива самодеятельных «патриотов» — украинское государство к ней отношения не имеет. Власти Украины оказались в деликатном положении. Признать даже частичную правоту российских обвинений они не хотят, боясь испортить свой имидж в глазах Запада и продемонстрировать, что силовые структуры не контролируют радикальные группировки. Поэтому на официальном уровне взят курс на «тотальное отрицание» — в публичном пространстве Киев продвигает версию, что инциденты в Крыму были от начала до конца российской фальсификацией.

В то же время источник «Ъ», знакомый с ходом расследования, предпринятого Киевом, не стал скрывать: «К сожалению, это тот случай, когда нет дыма без огня. И русским будет что и кого предъявить западным собеседникам, когда те попросят доказательств. Наша линия защиты, видимо, будет выглядеть так: радикальные патриоты на свой страх и риск решили прославиться, совершив «подвиги» в Крыму. Государство Украина никакого отношения к их самодеятельности не имеет».

Запад не желает вникать в войну компроматов

Как считают опрошенные «Ъ» эксперты, в ситуации, когда Запад предпочел самоустраниться от ответа на вопрос, кто стоит за эскалацией в Крыму, и не желает вникать в войну компроматов, победу в новом информационном противостоянии между Россией и Украиной может одержать та сторона, которая проявит большую сдержанность. И тем самым продемонстрирует готовность последовать призывам ключевых мировых игроков не идти на дальнейшее обострение.

В Киеве дают понять: украинская сторона не станет инициатором разрыва отношений, тем самым пытаясь перевести мяч на половину Москвы. При этом украинские политики и депутаты пытаются возложить ответственность за возможную дальнейшую эскалацию на Москву. По мнению председателя постоянной делегации Украины в ПАСЕ, депутата Верховной рады Владимира Арьева, разрыв дипотношений сделает практически невозможным продолжение диалога в минском и нормандском форматах. «И это инициатива не Украины, а России, которая подтвердит, что она не собирается урегулировать ситуацию путем переговоров»,- уверен Владимир Арьев.

Опрошенные «Ъ» российские эксперты считают, что перспектива разрыва дипотношений с Киевом может стать для Москвы сильным инструментом, позволяющим заставить Запад усилить давление на Киев с требованием выполнять минские соглашения. В то же время, если Москва реализует свои угрозы, это может вызвать дополнительные трения с европейцами и американцами.

«Разрыв дипотношений c Киевом, если он произойдет по инициативе Москвы, поднимет новую антироссийскую волну на Западе, дав дополнительные аргументы противникам отмены санкций. Их логика будет такая: Москва закрывает дипломатические каналы, что подтверждает ее нежелание договариваться»,- пояснил «Ъ» директор Российского совета по международным делам Андрей Кортунов.

При этом господин Кортунов призывает не считать разрыв дипотношений, если он произойдет, прекращением минского процесса, поскольку «каналы для его продолжения в любом случае сохранятся».

С этим мнением согласен доцент РГГУ, один из авторов доклада «Украинский вызов для России» Сергей Маркедонов.

«После событий в Крыму Москва пытается поднять ставки и убедить западных партнеров в необходимости усилить давление на президента Порошенко. Однако разрыв дипотношений с Украиной был бы чреват для России дополнительными рисками, так как неизбежно привел бы к повышению градуса конфронтации с Западом»,- пояснил «Ъ» Сергей Маркедонов.

Что касается минского процесса, то он может быть продолжен даже в случае разрыва дипотношений, считает эксперт.

«Между Россией и Грузией нет дипотношений, однако женевский формат переговоров существует. Точно так же отсутствие отношений между Арменией и Азербайджаном не мешает им вести переговоры при международном посредничестве»,- напомнил «Ъ» Сергей Маркедонов.

Обострение ситуации может помешать смягчению санкций

В том, что Москва не захочет предстать могильщиком минского процесса, убеждены и собеседники «Ъ» в Киеве.

«В последнее время Кремль как раз пытался представить себя в глазах Запада ответственной силой, заинтересованной в политическом урегулировании в Донбассе. Украину же, напротив, он обвиняет в неконструктивном подходе, в нежелании принимать законы о местных выборах и поправки в Конституцию в части децентрализации»,- напоминает «Ъ» депутат Верховной рады, входящий во фракцию «Блока Петра Порошенко».

По его мнению, Москва делает ставку на то, что уже в начале следующего года ЕС смягчит антироссийские санкции. И для того чтобы этого добиться, России логично и дальше «демонстрировать свою приверженность переговорам и уж никак не обострять ситуацию».

Схожую точку зрения обозначил в беседе с «Ъ» и высокопоставленный дипломат, представляющий в Москве одну из ключевых стран ЕС.

«Время сейчас в какой-то мере работает на Россию, Евросоюзу все труднее сохранять консенсус по вопросу о сохранении санкций»,- признает он. И добавляет, что «если до конца года не произойдет драматических событий в Донбассе или вокруг Крыма, некоторые из ограничительных мер могут быть сняты».

Впрочем, резкое обострение отношений между Москвой и Киевом грозит перечеркнуть все эти расчеты. Собеседник «Ъ» высказал удивление, что после инцидентов в Крыму намеки на возможный разрыв дипотношений и введение визового режима стали делать российские официальные лица.

«Мы привыкли слышать подобные высказывания из Киева. И после этого, как правило, призывали украинцев к сдержанности, к тому, чтобы не сжигать мосты»,- рассказывает тот же европейский дипломат.

«Если на сей раз на обострение начнет играть Кремль, это создаст принципиально иную ситуацию, повлияв в том числе и на ход дискуссий по вопросу о возможном смягчении санкций», — добавляет он.

«Нормандский формат» рано хоронить

Тема российско-украинских отношений была в центре внимания переговоров между главой МИД РФ Сергеем Лавровым и его германским коллегой Франком-Вальтером Штайнмайером, завершившихся вчера в Екатеринбурге. В отличие от представителей англосаксонских держав господин Штайнмайер не стал безоговорочно принимать украинскую версию событий в Крыму.

«Мы не имеем полной ясности об этих событиях и ждем расследования и от украинской, и от российской стороны»,- сказал немецкий министр, выразив пожелание, чтобы ситуация «не вышла из-под контроля».

Отвечая своему собеседнику, Сергей Лавров попытался снизить накал страстей, дав понять, что о разрыве дипотношений с Киевом речи пока не идет.

«Не думаю, что мы сейчас находимся в ситуации, когда кто-то заинтересован в разрыве дипломатических отношений. Это крайние меры»,- сказал господин Лавров на итоговом брифинге. Он предложил «не поддаваться эмоциям, а сдержанно обеспечить стабилизацию обстановки».

Впрочем, говоря о крымских инцидентах, глава российского МИДа был настроен гораздо более жестко. По его словам, у Москвы есть неопровержимые доказательства подготовки Киевом диверсий на полуострове, и он выразил готовность представить эти доказательства западным партнерам. При этом господин Лавров обвинил в подготовке терактов украинские силовые структуры, в частности главное управление разведки Министерства обороны.

Российский министр возложил на Киев ответственность и за попытку «в очередной раз переиграть Минские договоренности». При этом он заверил, что Москва по-прежнему настроена на их реализацию. По словам Сергея Лаврова, он обсудил с немецким коллегой «перспективы и возможности возобновления диалога в нормандском формате». И хотя никаких конкретных обязательств со стороны российского министра не последовало, глава МИД ФРГ может быть доволен промежуточным итогом своих посреднических усилий. После отказа президента Путина от проведения встречи в «нормандском формате на саммите G20 могло сложиться впечатление, что Москва вообще отказывается от переговоров с Киевом и западными партнерами. Вчера позиция России выглядела уже гораздо более гибкой.

 

Сергей Строкань, Максим Юсин, Янина Соколовская

Оригинал публикации