Победа сторонников выхода Великобритании из ЕС на референдуме 23 июня спровоцировала в стране пятикратный рост числа преступлений на почве ненависти — об этом свидетельствует обнародованная полицией статистика.

Параллельно с этим соцсети заполнили сообщения о фактах дискриминации по отношению к мигрантам. Оскорбления и требования вернуться в страну происхождения адресованы полякам, румынам, выходцам из бывшего СССР и с Ближнего Востока. Учитывая, что число таких случаев стремительно растет, премьер Дэвид Кэмерон и комиссия ООН по правам человека вынуждены призывать подданных Соединенного Королевства к толерантности. По мнению собеседников «Ъ» в Лондоне, причиной роста ксенофобии стало чувство вседозволенности, которое появилось у некоторых сторонников Brexit после референдума.

О пятикратном росте числа правонарушений и преступлений на почве национальной ненависти в Великобритании с момента проведения референдума рассказали в британской полиции. За неделю был зафиксирован 331 инцидент, в то время как средний показатель — 63.

Тем временем в социальных сетях после 23 июня начали распространяться сообщения о том, что дискриминация по этническому признаку в Британии становится все более явной. «Я хочу, чтобы меня обслуживал официант-британец. Пожалуйста, не отправляйте к моему столику европейцев», — написано в пожеланиях к онлайн-бронированию, которое выложил в социальные сети сотрудник одного из лондонских ресторанов.

О таких случаях противники ксенофобии оперативно сообщают в сообществе Post Ref Racism («Расизм после референдума»), у которого более 5 тыс. подписчиков в Facebook и более 7 тыс.- в Twitter. «Вы, европейские мерзавцы, приезжаете в нашу страну и занимаете рабочие места. Вы не приносите денег, а только забираете их и отправляете в свою страну третьего мира», — такое сообщение, как утверждают администраторы Post Ref Racism, пришло голландцу, который уже 12 лет живет в Великобритании. У противников ксенофобии уже появился свой символ — булавка, приколотая к одежде.

«Я призвал британские власти остановить ксенофобские атаки и убедиться, что против всех подозреваемых в расизме и нападениях на иностранцев возбуждены уголовные дела», — сообщил глава комиссии ООН по правам человека Зейд Раад аль-Хусейн. По этому поводу уже выступил и премьер Дэвид Кэмерон. «Мы не допустим нетерпимости, — предупредил он. — Давайте не забывать, что эти люди внесли огромный вклад в развитие нашей страны».

«Коммерсантъ»: Граждан стран ЕС просят выйти из Британии

Самые громкие случаи ксенофобии связаны с польской диаспорой — на стене польского социально-культурного центра, действующего в Лондоне с 1967 года, появилась оскорбительная надпись, а в городе Хантингтон неизвестные подбросили в почтовые ящики польским мигрантам ламинированные карточки с надписью «Мы выходим из ЕС — больше не будет польских паразитов». Как сообщил 27 июня посол Польши в Британии Витольд Собкув, полиция уже начала расследования этих случаев. «Мы шокированы и глубоко обеспокоены недавними случаями проявления ксенофобии по отношению к польской диаспоре и другим мигрантам», — заявил он. «Многие британцы подходят ко мне и говорят: активизировавшаяся ксенофобия — это безумие, мы не согласны с этим, — рассказала «Ъ» представитель Федерации поляков Великобритании Элизабет Кардинал.- Общество расколото, но мы должны продолжать работать вместе». Также о случаях дискриминации в Великобритании сообщили многие СМИ стран Балтии. «В самый первый день после референдума меня спросили: неужели ты еще здесь? Почему ты до сих пор не собрала чемодан?» — сказала в беседе с «Ъ» Лайма Бренчс, гражданка Латвии, живущая в графстве Линкольншир. По ее словам, подобные реплики в свой адрес после Brexit неоднократно слышала и ее русская коллега.

«Люди, которые начали притеснять мигрантов, думают, что итоги референдума позволяют им это делать, ведь на их стороне большинство, — рассказала «Ъ» исполнительный директор Русской ассоциации иммигрантов Великобритании Наталья Николаева. — Это не так. Я знаю много людей, которые голосовали за выход из ЕС, но совершенно не разделяют ксенофобские взгляды». Кроме того, госпожа Николаева обратила внимание на то, что британцы часто путают русскоговорящих с поляками и румынами, из-за чего с неприязнью приходится сталкиваться и мигрантам из бывшего СССР. «Англичане не любят поляков за то, что они занимают рабочие места и занижают цены, — сказала представитель русской диаспоры. — Например, если рядом с английской мастерской откроется польская, первая совсем потеряет клиентов: у поляков и дешевле, и качественнее».

Директор правозащитной организации The Monitor Group Суреш Гровер в беседе с «Ъ» подтвердил информацию о росте ксенофобии в стране. «Если раньше мы фиксировали одно или два подобных обращения в неделю, то теперь за тот же период у нас 20-30 звонков», — добавил он. По его словам, «рост ксенофобии начался около трех недель назад, но после подведения итогов референдума все стало еще хуже». Виновными в участившихся случаях дискриминации мигрантов собеседник «Ъ» считает политиков: экс-мэра Лондона Бориса Джонсона, главу Партии независимости Соединенного Королевства Найджела Фараджа и других идеологов Brexit.

Господин Гровер также обратил внимание на то, что большая часть проявлений ксенофобии зафиксированы в Англии и Уэльсе, а в Шотландии и Северной Ирландии, где победили противники Brexit, таких случаев заметно меньше. «Ксенофобские взгляды чаще всего открыто выражают мужчины, но мы уже начали получать информацию и о школьниках начальных классов, преследующих своих сверстников по расовому признаку», — сообщил Суреш Гровер.

«В феврале, когда началась подготовка к референдуму, премьер Кэмерон отменил пособия для граждан ЕС, которые живут в стране менее четырех лет, надеясь остановить приток мигрантов в страну», — напомнил в беседе с «Ъ» старший научный сотрудник Центра европейских исследований РАН Владимир Оленченко, после чего отметил: этого оказалось недостаточно, чтобы избежать ксенофобии. «Британцы рассуждают так: бюджет формируется из их налогов, и значительная часть этого бюджета уходит на пособия, которые зачастую получают мигранты. Они исходят из того, что если мигранты уедут, эти деньги могут остаться коренному населению, — пояснил «Ъ» господин Оленченко. — Однако такой ход мыслей наивен: мигранты тоже платят налоги, и после их отъезда поступления в бюджет пропорционально уменьшатся».

Кирилл Кривошеев

Оригинал публикации