Парламенту предстоит рассмотреть еще ряд законопроектов по сотрудничеству Украины с МВФ. Об этом заявил представитель Президента Украины в Верховной Раде Артур Герасимов. Он подчеркнул, что «необходимо рассмотреть ряд законодательных инициатив главы государства, которые являются составляющей условий сотрудничества с Международным валютным фондом». А. Герасимов отметил, что речь идет о законопроекте № 3768 о внесении изменений в некоторые законодательные акты Украины относительно внедрения системы автоматизированного ареста денег по гражданскому и хозяйственному судопроизводству, а также о документе № 2413а «О внесении изменений в некоторые законодательные акты Украины относительно консолидации функций с государственного регулирования рынков финансовых услуг». Кроме этого, парламент намеревался рассмотреть 8 законопроектов в рамках сотрудничества с МВФ. Ранее заместитель лидера фракции «Блок Петра Порошенко» Алексей Гончаренко заявлял, что Украина рассчитывает на очередной транш от МВФ уже в июле текущего года.

О том, почему для получения транша МВФ необходимо принятие все новых и новых законов, корреспондент ГолосUA беседовала с политологом Алексеем Якубиным.

— Алексей, почему периодически из уст представителей власти звучат заявления, что Украина выполнила все требования МВФ, а потом опять появляется необходимость принятия все новых законов для получения денег?

— Это интересная ситуация, когда у нас под брендом МВФ, под этим «зонтиком», проталкиваются откровенно лоббистские законы. Происходящее, на самом деле, связано с тем, что правительство нашло определенный способ ведения лоббистской деятельности. И, параллельно с этим, перекладывает все «негативы» также на МВФ, мол, не мы виноваты, этого от нас требуют.

У нас получается так, что МВФ — это универсальный способ объяснения любого негатива. Но, на самом-то деле, методы реализации требований Фонда — результат договоренностей правительства и представителей МВФ. Эксперты Фонда устанавливают только узкие критерии по поводу сбалансированности бюджета, а как правительство этого достигнет, оно само предлагает. Грубо говоря, именно правительство инициирует все эти изменения, но потом прикрывается требованиями МВФ. При правительстве Яценюка так было, не изменилось ничего в этом отношении и сейчас.

— Но МВФ все же выдвигает какие-то определенные требования…

— По поводу самого МВФ ситуация очень сложная. У Фонда есть свои маркеры, по которым они оценивают успешность или не успешность программы. В контексте Украины таким маркером должен быть экономический рост. В МВФ понимают, что это невозможно без решения конфликта на востоке страны, хоть наша власть и утверждает, что это никак не связанные вещи, МВФ на это не смотрит. На самом деле смотрят, потому что понимают, что возобновление или усиление конфликта чревато тем, что Украина может оказаться перед сложными финансовыми проблемами.

Вот и получается, что ситуация с «зависшим» траншем — показатель некоего недоверия МВФ по отношению к миротворческим усилиям Киева. В МВФ хотят получить больше гарантий по поводу этих вещей. Быть уверенными, что они кредитуют страну, которая вдруг не окажется в огне. Или в такой ситуации, когда будет не совсем понятно, на что пошли эти деньги.

— Получим ли мы этот транш?

— По информации, имеющейся у меня, Украина его может и не получить. А если и получит — в очень сокращенной форме. Руководство МВФ оценивает структурные «маяки», которые Украина «проваливает». Без решения конфликта на востоке любая программа МВФ обречена финансировать кризис в нашей стране.

— Что еще во внутренней политике Украины может не устраивать Фонд?

— МВФ не финансирует коррумпированные правительства. Конечно, это в какой-то мере стереотип, потому что были моменты, когда Фонд кредитовал коррумпированные правительства, например, давал деньги Эквадору. Когда в этой стране сменилось правительство, оно опротестовало кредиты МВФ, мотивируя это тем, что в МВФ знали, на что дают средства. Получается, в кредит была заложена какая-то «коррупционная рента».

— В нашем случае такой вариант развития событий возможен?

— Я об этом и говорю. После скандала с Эквадором МВФ пытается отслеживать такие вещи. Чтобы не случилось, что они дадут кредит, поменяется политическая конъюнктура, и Украина откажется платить кредиты, взятые правительствами Яценюка и Гройсмана. Поэтому в МВФ стараются не просто слушать, что им говорят в Украине, а отслеживать эти «маяки», собирать какую-то другую информацию. Стараются себя обезопасить, с точки зрения возвратности кредита.

— Когда мы можем получить этот «урезанный» кредит?

— Возможно, ближе к концу лета, либо не получим его вовсе. Программа и решение в целом будут отложены до осени.

— Некоторые экономисты считают, что Украина не пострадает в случае отказа МВФ в очередном транше. Что думаете об этом вы?

— То ядро кредита, которое есть, все равно было бы направлено на погашение долгов. Грубо говоря, МВФ из одного кармана достает деньги, в другой их кладет. Поэтому, действительно, если Украина не получит этот транш, глобально ничего не произойдет. Для нашей страны важнее сейчас другое. В мире постепенно начинают расти цены на сырье, в первую очередь прокат, сталь, что оказывает большее влияние на некую стабилизацию, которую мы сейчас наблюдаем, чем кредит МВФ. Мы денег МВФ не получаем еще с прошлого года.

Беседовала Марина Иванова

Оригинал публикации