Несмотря на череду инцидентов, в результате которых были разрушены несколько больниц на северо-западе страны, переговоры по-прежнему продолжаются, что — при таком масштабе жертв среди гражданского населения — поистине граничит с чудом.

Так же как и несколько недель назад, Асад и оппозиция неустанно обмениваются обвинениями в нарушениях перемирия и отсутствии воли к конструктивным мирным переговорам. Невзирая на все старания Москвы и Вашингтона спасти женевские переговоры, противоречия, разделяющие правительство и оппозицию, остаются неразрешенными.

Переговоры по Сирии: дилемма Алеппо

Стороны, судя по всему, так и не сдвинулись с места в вопросе о дальнейшей судьбе сирийского президента — этот аспект остается камнем преткновения на всех непрямых переговорах по Сирии, что стало очевидным уже на женевской встрече 2012 года. И пока Россия и США старательно отодвигают его на задний план, акцентируя внимание на первостепенной важности прекращения военных действий, Асад неуклонно ужесточает и без того жесткий контроль над правительством. Парламентские выборы, прошедшие в Сирии в середине апреля, продемонстрировали несостоятельность слухов о либерализации режима и планах предоставления мест в парламенте оппозиционным деятелям: партия Баас продолжает играть доминирующую роль в политической жизни страны. И оппозиция, и большинство западных стран объявили результаты выборов грубой фальсификацией, что, естественно, не способствовало сближению противоборствующих позиций.

По неофициальной информации, Россия и США, взгляды которых на сирийский мирный процесс за последние месяцы значительно сблизились, работают сейчас над новой конституцией страны. Один российский дипломат, знакомый с ситуацией изнутри, подтвердил автору настоящей статьи, что работа ведется уже достаточно давно. Предполагается, что новая конституция значительно ограничит полномочия сирийского президента, что снизит актуальность отстранения Асада от власти, поскольку по окончании переходного периода он перейдет в разряд маргинальных политиков.

Москве и Вашингтону еще предстоит убедить и Башара Асада, и оппозицию принять новую конституцию — задача колоссальной сложности, особенно с учетом нового витка насилия в Алеппо, весьма значительно снижающего вероятность продолжения политического процесса. 5 мая Россия и США достигли договоренности о прекращении военных действий в Алеппо на 48 часов, однако повстанцы проигнорировали это соглашение, продолжив массированное наступление на контролируемые правительством города и тем самым подтвердив, что международные посредники лишь ограниченно владеют ситуацией.

Результатом этого наступления стали самые масштабные потери Ирана в Сирии: за одни сутки погибло 13 бойцов Корпуса стражей Исламской революции (КСИР), еще 18 были ранены и как минимум шестеро — взяты в плен повстанцами. Согласно официальным сообщениям Тегерана, солдаты КСИР были захвачены повстанцами врасплох в период действия режима прекращения огня, установленного накануне. Кое-кого в Тегеране уже раздражают бесплодные попытки России стимулировать политический процесс, предпринимаемые на фоне снижения военного присутствия Москвы в Сирии: в результате Иран остается на передовой неутихающего конфликта в одиночестве. Официальные лица Ирана заняли оборонительную позицию, стараясь не выказывать своего разочарования действиями Кремля в Сирии. Али Акбар Велаяти, советник по международным делам аятоллы Али Хаменеи, часто наносящий визиты в Москву, был даже вынужден заявить иранской прессе, что Россия действует в соответствии со стратегическим планом, известным официальному Тегерану.

Нестабильная ситуация в Алеппо свидетельствует о том, что контроль Асада над этим регионом никак нельзя считать прочным и устойчивым. Согласно прогнозам аналитиков, изолировав повстанцев в городе, правительство принудит их к капитуляции под угрозой голода. Однако некоторые боевые группы — прежде всего Джабхат ан-Нусра — весьма воодушевлены успехом недавних вооруженных действий. Прекрасно понимая, что исход событий в Алеппо решит в конечном итоге судьбу сирийского перемирия, они, разумеется, предпринимают попытки расшатать мирный процесс.

Даже при том, что поддерживаемый Саудовской Аравией Высший комитет по переговорам вышел из женевских переговоров, участники процесса не оставили своих попыток добиться соблюдения режима прекращения огня от обеих сторон конфликта. Фронт Джабхат ан-Нусра в заключении соглашений не участвует, однако всегда имеет возможность воспользоваться обязательствами о прекращении огня, взятыми на себя другими боевыми группами. В данном случае ан-Нусра выигрывала от прекращения военных действий, продемонстрировав свое военно-политическое превосходство над вооруженными формированиями, участвующими в заключении соглашений, и зарекомендовав себя в качестве надежного союзника в борьбе против Асада.

Переговоры по Сирии: дилемма Алеппо

Недвусмысленным свидетельством растущих амбиций Джабхат ан-Нусры стало недавнее заявление лидера аль-Каиды Аймана аз-Завахири, призвавшего мусульман всего мира принять участие в сирийской войне. Еще важнее то, что этот призыв дезавуирует слухи о возникших разногласиях между аль-Каидой и ее сирийским отделением. Это, безусловно, играет на руку антиэкстремистским силам, поскольку репутация Джабхат ан-Нусры как местного подразделения аль-Каиды служит критерием, позволяющим хотя бы в каком-то приближении отличить умеренных повстанцев от джихадистов. В этом контексте заявление аз-Завахири укрепляет позиции России, выражающей сомнения в заинтересованности некоторых умеренных повстанческих групп в мирном процессе — как раз на том основании, что они согласуют свои действия с ан-Нусрой.

С прекращением военных действий и последующим вступлением в силу «режима тишины» в Сирии фронт Джабхат ан-Нусра стал единственной значительной вооруженной группировкой на северо-западе страны, участвующей в активном вооруженном противостоянии. Этого не могут не понимать отдельные боевики, далеко не все из которых одобряют участие оппозиции в мирных переговорах с Асадом, что поддерживает их симпатии к группе, выступающей за джихад. Благодаря успеху серии атак в окрестностях Алеппо, где повстанцам удалось — невзирая на российские авианалеты — захватить несколько городков, находившихся под контролем проправительственного шиитского ополчения, популярность ан-Нусры в Сирии может достичь беспрецедентных масштабов.

Есть еще один фактор, объясняющий растущее влияние Джабхат ан-Нусры, — это столкновения последней с Исламским государством на юге страны, доказывающие необоснованность слухов о спайке между этими двумя группировками — во всяком случае, на настоящий момент. На самом деле концентрация мирового сообщества на борьбе с Исламским государством обеспечила Джабхат ан-Нусре условия для укрепления своих позиций и привлечения боевиков из-за рубежа, считающих, что «проект ИГ» находится на грани полного уничтожения.

Россия и США, постоянно трактуя ан-Нусру и ИГ как источники тождественных угроз, судя по всему, так и не смогли выработать адекватную стратегию обеспечения режима прекращения огня в регионах, где Джабхат ан-Нусра и выступающие за прекращение огня формирования действуют в непосредственной близости друг от друга. План отделения ан-Нусры от других групп повстанцев до сих пор реализовать не удалось — поэтому Джон Керри и Сергей Лавров объявили, что направят усилия на изолирование Джабхат ан-Нусры и лояльных ей формирований от остальной оппозиции и попытаются сформировать надежный механизм обеспечения долгосрочного прекращения военных действий.

На настоящий момент именно вероятность активизации ан-Нусры к югу от Алеппо является основным фактором, угрожающим стабильности режима прекращения огня в Сирии. Один из лидеров аль-Каиды, Саиф аль-Адель, и недавно прибывшие в Сирию другие активные участники этой организации указывают, что гибель множества командиров Джабхат ан-Нусры лишь сплотила ее ряды, пополнившиеся новыми опытными командирами, способными возглавить крупное наступление. Спровоцированное ан-Нусрой возобновление военных действий поставит под удар другие повстанческие группировки, не оставив им иного выбора, кроме вступления в вооруженный конфликт в рядах одной из сторон.

Переговоры по Сирии: дилемма Алеппо

Похоже, что Россия и США предпочитают игнорировать тот факт, что их план прекращения военных действий в результате возымел в Алеппо эффект, противоположный задуманному. Такой поворот событий не означает, что прекращение огня невозможно в принципе, — он лишь выявил тот факт, что алгоритмы обеспечения безопасности, применявшиеся в регионах, где вооруженные группировки характеризуются более гомогенной структурой, неэффективны в случае с Алеппо, где боевики, подписавшие соглашение о прекращении огня, действуют в непосредственной близости и контакте с теми, кто это соглашение не поддерживает.

Международные посредники твердо намерены выработать механизм мониторинга и положить конец насилию в Сирии. Однако эта процедура скорее всего потребует расширенного присутствия миротворческих сил, то есть практики, от которой большинство стран уже отказались. России и США необходимо создать план мирного урегулирования ситуации в Алеппо, коренным образом отличающийся от миротворческих алгоритмов, применявшихся в других районах Сирии. Пока это не сделано, время работает против них.

Юрий Бармин, аналитик по России и ее стратегии на Ближнем Востоке, магистр философии международных отношений, Кембриджский университет, эксперт РСМД

Оригинал публикации