20 апреля Окружной суд Гааги огласил решение, согласно которому признано, что гаагский арбитраж, обязавший Россию выплатить $50 млрд экс-акционерам ЮКОСа, не имел надлежащей для этого компетенции. В июле 2014 года арбитраж постановил, что российская сторона в начале 2000-х годов совершила полномасштабную атаку на нефтяную компанию «ЮКОС» и ее бенефициаров с целью обанкротить ее и овладеть ее активами.

В Международном центре правовой защиты, защищающем интересы России по этому делу, позднее пояснили, что на момент вынесения арбитражем постановления Россия не ратифицировала договор к Энергетической хартии (ДЭХ), на которую ссылались истцы. ДЭХ был подписан в 1994 году, вступил в силу в 1998 году, но Россия применяла его на временной основе в той степени, в которой такое временное применение не противоречило ее законодательству.

В ноябре 2014 года Россия подала в Окружной суд Гааги три ходатайства об отмене арбитражных решений, вынесенных Гаагским арбитражным судом по искам бывших акционеров ЮКОСа.

В разъяснении решения гаагского Окружного суда по каждому из трех ходатайств говорится, что рассмотрение данного дела не входило в юрисдикцию членов арбитража. Кроме того Окружной суд обязал акционеров ЮКОСа выплатить издержки, понесенные Российской Федерацией в ходе этих разбирательств. Предварительно они оцененны в 16 801 евро.

Неожиданное и ожидаемое: решение суда Гааги требует осмысления

Защитники российской стороны уже заявили, что полностью удовлетворены решением Окружного суда Гааги. Было ли такое решение ожидаемым для экспертов и общественности?

«Оно оказалось ожидаемым и неожиданным одновременно. Неожиданное, потому что западные страны демонстрировали решительность в том, чтобы «наказать» Россию — сделать ее более сговорчивой. А ожидаемым решение стало, потому что было принято по закону. Поэтому и складываются такие двойственные ощущения», — сказал в комментарии изданию Украина.Ру Алексей Мухин, гендиректор Центра политической информации.

С тем, что решение было ожидаемым с юридической точки зрения и неожиданным с политической, согласен и Сергей Марков, первый заместитель председателя Комиссии ОП РФ по развитию общественной дипломатии и поддержке соотечественников за рубежом, директор Института политических исследований.

Он отметил, что ЮКОС — российская компания, и то, что экс-акционеры российской компании судятся «где-то там», можно назвать офшорной юрисдикцией.

«Однако с политической точки зрения данное дело должно было оказать давление на российское правительство. Вопрос стоял в том, сумеет ли государство защитить бюджет России от посягательств. И с этой точки зрения решение суда Гааги, отошедшее от данной политической линии, является не только неожиданным, но и в какой-то мере парадоксальным — оно требует осмысления. В чрезмерную юридическую независимость всех этих арбитражных судов верить нет никаких оснований. Все эти юридические инстанции по ключевым вопросам вынуждены выполнять волю западных ключевых центров (правительство США, Великобритании, МВФ, Европейская комиссия, политическое руководство НАТО), ели решения этих центров являются консолидированными», — сказал Сергей Марков в комментарии изданию Украина.Ру