В 2018 году начнется строительство газопровода «Северный поток — 2». Каковы последствия и перспективы эксплуатации «Северного-потока — 2» для Украины? Будет ли Киева предпринимать какие-либо действия, чтобы повлиять на строительство или введение газопровода в эксплуатацию?

На эти вопросы изданию Украина.Ру ответил сопредседатель киевского Центра энергетических стратегий Дмитрий Марунич.

— Украина ничего не может предпринять. Её не приглашают на тендер по поставке оборудования или строительство газопровода. Единственное, что может Украина — это просить Еврокомиссию, обращаться в соответствующие структуры Евросоюза, в энергосообщества, чтобы каким-то образом заморозить этот проект или наложить на него какие-либо ограничения.

Это всё, что может сделать Украина в данной ситуации. И в принципе — она это делает. «Нафтогаз» писал письмо в Вену в энергосообщество, президент и премьер-министр Украины неоднократно заявляли, что это антиукраинский проект.

Но поскольку это не проект правительств (в нем участвуют частные субъекты предпринимательской деятельности, в частности Shell), повлиять на это сложно. Единственный способ, которым Еврокомиссия может повлиять на этот процесс — распространить на трубопровод требования третьего энергопакета, то есть ограничить его возможную загрузку, как это было сделано с «Северным потоком — 1». На всё остальное Еврокомиссия не имеет никакого права давить — это было бы не по-рыночному и не по-европейски.

Почему «Северный поток – 2» –  нерешаемая проблема для Украины?

Насколько мне известно, консорциум будет пытаться обойти требования Третьего энергопакета. Возможно, через создание виртуального хаба в море, где газ будет продаваться еще не достигнув границы ФРГ (трубопровод «Северного потока — 2» должен выйти на сушу в ФРГ) газ уже будет продан неким европейским субъектам. Я не могу утверждать, что будет именно так, но такая вероятность есть. Надо иметь в виду, что «Северный поток — 1» получил статус TEN (Трансъевропейские сети) и на него требования третьего энергопакета не распространялись, но они распространялись на трубопроводы Opal и NEL. Прежде всего, на трубопровод Opal, по которому газ транспортируется далее в центральную Европу. Так вот из-за того, что ограничения на Opal присутствовали, консорциум (и «Газпром» в частности) не мог и не может в настоящее время в полной мере загрузить «Северный поток — 1». И из-за этого страдает экономика проекта. Вопрос с Opal на данный момент решается, но это отдельная тема.

Для Украины создание «Северного потока — 2», конечно, ничего хорошего принести не может. В Киеве всё время напоминают о том, что это антиукраинский проект. И руководство «Нафтогаза» заявляло, что для них введение в эксплуатацию «Северного потока — 2» повлечет негативные последствия. Потому что совокупная мощность «СП- 1» и «СП — 2»составит порядка 110 млрд кубических метров газа в сторону Европы. Плюс трубопроводная система Белоруссии способна прокачивать до 40 млрд кубических метров газа в год, если присовокупить газопровод «Ямал — Европа».

Всё это в совокупности — больше, чем пропускная способность украинской ГТС в сторону стран Евросоюза. Правда, сейчас она используется менее чем на половину. В прошлом году объем транзита составил всего лишь порядка 62-63 млрд кубических метров. Поэтому, если будет построен «Северный поток — 2», и если «Газпрому», и его партнерам удастся обойти ограничения третьего энергопакета, и трубопровод будет загружен в значительной степени, то может сложиться ситуация, когда транзит российского газа в страны Евросоюза через Украину упадет драматически. Понятно, что он не исчезнет полностью, поскольку есть такие страны, как Молдавия. Туда бессмысленно качать газ через «Северный поток — 2».

Почему «Северный поток – 2» –  нерешаемая проблема для Украины?

Какой-то транзит Украина все-таки будет осуществлять. Но очевидно, что резкое снижение объемов транзита поставить на грань рентабельности работу значительных объемов украинской ГТС. То есть если транзит упадет ниже 35 млрд кубов, что вполне реалистично при введении в эксплуатацию «СП — 2», то тут Украина может столкнуться с серьезными трудностями. Возможно, придется выводить из эксплуатации отдельные участки трубопровода, что заставит Украину пересмотреть схему транзита газа внутри страны, а это неприятное дорогостоящее мероприятие.

В случае ввода в эксплуатацию «Северного потока — 2», Украину ждут снижение доходов от транзита и снижение рентабельности работы компании «Укртрансгаз» — увольнение персонала, закрытие целых производственных подразделений.