Стоит ли говорить, что это породило бурю эмоций в среде сторонников украинской евроинтеграции? Впрочем, внезапным это заявление может стать только для тех, кто в процессе политических пертурбаций последних двух лет окончательно утратил способность помнить, что либо, дольше чем одну неделю.

И в связи с этим заявлением, думаю, нелишним будет напомнить некоторые примеры отношения к Украине высокопоставленных европейских чиновников. В первую очередь, перед тем, как немного напомнить историю подобных высказываний, перечислим предшественников Юнкера на посту главы Еврокомиссии. Итак, с того момента как Украина вступила на скользкий путь евроинтеграции Жан-Клод Юнкер — уже четвертый главный чиновник ЕС. В 1995-99 Еврокомиссию возглавлял земляк Юнкера, бывший премьер Люксембурга Жак Сантер, а следующие пять лет — итальянец Романо Проди, уже после него в течение десяти лет (2004-2014) Еврокомиссию возглавлял португалец Жозе Мануэль Баррозу, пока его не заменил Юнкер.

И все они поочередно говорили либо нет вступлению Украины в Евросоюз, либо более мягко отсылали на несколько десятилетий вперед. Если почитать украинскую прессу 20-летней давности, то возникает стойкое ощущение того, что время замерло в одной точке. К примеру, в июне 1995 года в одной из крупнейших украинских газет «Зеркало недели» писали следующее: «В двустороннем заявлении, подписанном Жаком Сантером и Леонидом Кучмой, говорится о том, что Еврокомиссия «немедленно выделит 85 миллионов экю для предоставления макрофинансовой помощи Украине и немедленно примет меры с целью дополнительной поддержки платежного баланса на сумму до 200 миллионов экю».

Пощечина от Юнкера

Господин Сантер напомнил также о намерениях Европейского Союза формировать отношения надежного партнерства с Украиной и поддержать усилия страны в направлении рыночной экономики, реформы энергетического сектора и ядерной безопасности «всеми финансовыми средствами, имеющимися в его распоряжении, включая не только макроэкономическую поддержку, но и техническую помощь».

Правда ведь, напоминает 2015 год, только уже в исполнении Юнкера и Порошенко: «Европейский Союз поддерживает Украину. Мы демонстрируем солидарность с Украиной. Год назад мы подписали соглашение об ассоциации и только в прошлом году мы выделили Украине 2,15 млрд евро. Украина — это европейская страна, но ей необходимы реформы. Ключевыми изменениями должны стать борьба с коррупцией, децентрализация, прозрачность в тарифообразовании»? Кстати тут стоит задуматься насчет способности Евросоюза вообще повлиять на чьи-то реформы. 20 лет все поддерживают и поддерживают, а результат все тот же: коррупция, экономический кризис, а теперь еще и война в придачу.

Но мы не о том. Какой год украино-европейских отношений не взять, всегда хватало заявлений о неизменной поддержке. Вот даже ассоциацию оформили, правда, после Мексики (2000), Марокко (2000), Иордании (2002), Египта (2004), Алжира (2005) и многих других настолько же европейских стран. Но подписать соглашение об ассоциации Украине все же удалось раньше, чем Колумбии, Эквадору и Перу, по которым переговоры еще не закончены. Ну как видно, раздают ассоциацию едва ли не всем желающим.

А вот когда заходит речь о членстве в Евросоюзе, то тут европейские чиновники, как уже говорилось выше, не кривят душой — говорят либо однозначное «нет», либо отсылают в далекое будущее. Тот же Жак Сантер, например, стал одним из авторов книги «Пределы Европы», вышедшей в 2004 году. В книге доказывалась вот такая незатейливая концепция: «На Востоке есть потребность в буферной зоне между ЕС и Россией, которая может быть сформирована из стран, не принадлежащих ни к одному из блоков». Тут стоит добавить, что среди авторов этой книги, кроме Сантера, множество представителей европейской политической элиты. В частности тогдашний президент Европарламента Пэт Кокс, один из последних премьер-министров ГДР Ханс Мудроу, бывший премьер-министр и президент Португалии Марио Соарес, бывший премьер-министр Франции Мишель Рокар, британский лорд Инглвуд, бывший вице-премьер Бельгии Вилли де Клерк и другие политики

Тогда в 2004, в год выхода книги, можно было прикрыться рассуждениями о происках отставников, если бы действующий на тот момент глава Еврокомиссии Романо Проди не заявлял в интервью и выступлениях, что Украине нет места в расширенном Евросоюзе. Однажды фраза Проди о том, что шансов на вступление в ЕС Украина имеет не больше, чем Армения или Новая Зеландия, вызвала шквал возмущений у евроориентированной общественности Украины.

Пощечина от Юнкера

Впрочем, и тогда отмечали, что в 2004 году непреклонный Проди уйдет и тоже переместиться в разряд бывших, слова которых, как и авторов книги «Пределы Европы», мало что значат. Казалось бы, действительно, следующий глава Еврокомиссии Жозе Мануэл Баррозу не был столь категоричен, как его предшественник. Поначалу у власти на Украине оказался вроде бы вполне угодный ЕС Виктор Ющенко, так что закрывать двери перед носом у, как тогда говорилось, новой Украины было бы не этично.

Вот Баррозу и любил повторять, что двери ЕС не закрыты, и Украина еще не сейчас, но когда-нибудь да вступит в Евросоюз. Немного позже, когда отношения с новым президентом Виктором Януковичем обострились, подобная формула подавалась уже с намеком: мол, вступить в ЕС Украина может, конечно, но не с таким президентом. Когда же в Киеве произошел переворот, а Баррозу настала пора покинуть свой пост, на прощанье он разоткровенничался и заявил, что если Украина и вступит когда-нибудь в ЕС, то явно не в ближайшем будущем. Теперь же его приемник Юнкер уточнил — через 25 лет. Как видим чиновники ЕС, в принципе, вполне последовательны и для того, чтобы не замечать этого, нужна какая-то особая мотивация.

Однако, не смотря на подобное отношение, курс на евроинтеграцию не только не переосмыслен за 20 лет, но сегодня наоборот стал настоящей священной коровой. Причины тут, как мне видится, в следующем. Для украинских элит, вполне достойно живущих здесь и сейчас, нужна некая отдаленная цель, которая превращает современное существование страны лишь во временный эпизод, что отчасти переносит ответственность за решение многих современных проблем в светлое европейское будущее. А пока это будущее не настало, можно сохранять привычный образ жизни.

И чем дольше будет тянуться это подвешенное состояние, тем лучше. Что же касается обывателей, то ввиду отсутствия культуры государственности в стране, рекордно низкого уровня доверия к государственным институтам, ненависти к элитам, для обывателей очень важно попасть на попечение к более авторитетной и успешной государственной системе. Кто-то умный и сильный, должен взять на себя заботу о многих миллионах украинцев. И вот в этом амплуа для них и выступает ЕС, сказочный и лучезарный, творящий добро и обещающий многие богатства. Отказаться от такой заманчивой идеи — значит погрузиться во все печальные реалии Украины. Потому неудивительно, что рациональные аргументы здесь работают слабо и даже на прямые заявления европейских чиновников такие украинцы предпочитают закрывать глаза.

Стоит отметить, что все же не все ведут себя подобным образом. Популярность ЕС среди украинских граждан в довоенное время постепенно снижалась, а вот число противников Евросоюза наоборот стабильно росло. Так, если в 2000 году, еще на заре евроинтеграции, 56% граждан высказывали поддержку идее вступления в ЕС, то к 2013 году их доля уменьшилась до 41%. Доля противников евроинтеграции росла еще быстрее: от 9% в 2000 году до 28% в 2013. И только война и отделение наиболее евроскептических регионов позволила вновь добиться повышения доли сторонников евроинтеграции до 56%. Но для этого, повторюсь, понадобилась война.

Пощечина от Юнкера

Что же касается отношения самого ЕС, то мы можем видеть, как высказанные еще в начале 2000-х идеи в книге «Пределы Европы» (а на самом деле эти идеи значительно старше) уже реализованы на Украине. То, что сами украинцы воспринимают как некий процесс, имеющий развитие, для ЕС выглядит как вполне стабильная ситуация, в которой Украина уже стала буфером и определенным противовесом для России. Конечно, война это большая неудача для Евросоюза, но если удастся добиться какого-то замирения, то современная Украина вполне уже выполняет свои задачи и служит олицетворением успеха европейской политики.

Что касается сроков, названных Юнкером, то к тому моменту он уже явно покинет свой пост, а новый чиновник может их перенести еще раз. И так до бесконечности. Просто украинцам предстоит понять, что их путь евроинтеграции уже привел к решающим результатам. Впрочем, верить в светлое будущее удобней.