Взгляд на обратную сторону событий на Украине

Американцы были тщательно ограждены от доступа к информации об уродливой и скрытой стороне Майдана на Украине в 2014 году, в результате которого был свергнут законно избранный президент и при поддержке США установлен люто настроенный против России режим, который спустил с цепи вооруженных неонацистов. По словам Гилберта Доктороу, авторы французского документального фильма решились рассказать об этой суровой реальности.

Гилберт Доктороу

Во французском документальном фильме говорится о давно отрицаемой правде о том, что Украина находится в цепких руках крайне правых националистов, которые стремятся навязать то, что британский ученый Ричард Саква назвал монистическим видом государственности, который не приемлет национальные меньшинства или неоднородность. Многоцветная политика — это совсем не то, за что боролись на Майдане.

Точно так же, как и коммунизм, который был на Украине до 1992 года, этот новый экстремальный национализм может навязывать свою волю только с помощью насилия или угрозы насилия. По определению, он является антитезой европейских ценностей толерантности и мультикультурализма.

Эта политика запугивания наглядно, кадр за кадром, продемонстрирована в документальном фильме Поля Морейры «Украина: Маски революции», показанному по телеканалу Canal +. То, что эти репрессии происходят в рамках идеологии, которая включает в себя элементы фашизма, если вообще не нацизма, в фильме отражено, но не играет решающей роли в создании мощного впечатления, которое он производит.

Но то, что показывает Морейра — каким бы удивительным для западной аудитории ни оказалось содержание его фильма — на самом деле представляет собой самые азы журналистики, т.е. показ событий, которые достаточно хорошо известны внутри Украины, даже если эта обратная сторона событий на Майдане была скрыта от большинства европейцев и американцев.

Взгляд на обратную сторону событий на Украине

Морейра — профессиональный кинодокументалист, но не специалист по Украине. Он делал фильмы во многих странах, включая Ирак, Израиль, Бирму и Аргентину. В начале этого документального фильма он говорит на Canal+, что заинтересовался темой восстания на Майданt, потому что «чувствовал симпатию к этим людям, которые день за днем выходили зимой на улицы».

«Они хотели в Европу, подальше от России. Они хотели отставки коррумпированного президента [Виктора] Януковича. Они надеялись на то, что у них будет больше справедливости и меньше неравенства. Но меня поразил один факт — я увидел фотографии, кадры, как американский дипломат [Виктория] Нуланд раздает на Майдане булочки. Свободный Мир и его кинокамеры на стороне повстанцев».

Были также и диссонирующие с общим фоном фото неонацистских символов и флагов. Для того, чтобы оценить результаты протестов на Майдане и что стало теперь на Украине после Майдана, Морейра решил увидеть все своими глазами.

Фильм основан на интервью с лидерами правых военизированных групп и крайне националистическими политиками, а также с другими украинцами по обе стороны конфликта. Он показывает нападения на полицию уличных бойцов Майдана еще до свержения Януковича 22 февраля 2014, и кровавую расправу в Одессе 2 мая 2014 года над 46 русскоязычными демонстрантами, которые выступали против нового режима.

Он показывает резкий протест со стороны националистических экстремистов около здания парламента в Киеве и недавнюю блокаду боевиками Правого сектора поставок продовольствия и других товаров в Крым, жители которого подавляющим большинством голосов проголосовали после путча 2014 года за отделение от Украины и воссоединение с Россией. Крымская блокада являлась нарушением политики правительства Украины, но она не была остановлена киевскими властями.

«Печенюшки» секретаря Нуланд

Морейра вкрапляет в фильм кадры, показывающие, как события до и после февральского переворота 2014 года контролировались чиновниками США. Дважды мы видим помощника госсекретаря по делам Европы Нуланд раздающей печенье на Майдане для поднятия духа демонстрантов в декабре 2013 года. Мы видим политиков США, в том числе сенатора Джона Маккейна, на трибуне во время протестов на Майдане с лидером неонацистской партии «Свобода» Тягнибоком.

В другой сцене Нуланд свидетельствует перед Конгрессом в мае 2014 года и отвечает на вопрос республиканца Дана Рорабахера из Калифорнии, знала ли она о том, что в уличном насилии, которое привело к отставке Януковича, участвовали неонацисты. На уклончивые ответы Нуланд Рорабахер спросил ее, были ли там помимо — как на популярных фото с Майдана — матерей и бабушек с цветами — весьма опасные уличные бойцы и неонацистские группы.
Нуланд ответила, что там «были представлены почти все цвета Украины, в том числе некоторые уродливые цвета.» На что Рорабахер ответил, что воспринял ее ответ как «да».

В сентябре 2015 года Морейра освещал проходившую в Киеве ежегодную конференцию «Ялтинская европейская стратегия» и попытался экспромтом взять интервью у видных представителей США, таких как Нуланд и бывший глава ЦРУ генерал Дэвид Петреус, который стоял за «всплеском» 2007 года в Ираке и в настоящее время является активным сторонником поставок Украине наступательных вооружений.

Морейре удалось добиться от генерала в отставке Стэнли Маккристала только слов о том, что задачей дня было укрепление положения боевиков и связей с правительством Украины. Морейра тогда спросил Маккристала, знал ли он об имевшем место за неделю до этого нападении военизированных подразделений на Верховную Раду. Прежде чем уйти, Маккристал с пренебрежительным улыбкой ответил, «Это проблема…»

Несмотря на то, что в документальном фильме Морейры представлены бесспорно правдивые материалы — многие из них имелись в общем доступе — они стали откровением для многих людей на Западе знакомых только с фотографиями в поддержку Майдана и комментариями основных средств массовой информации Запада. Поскольку фильм противоречил и не вписывался в устоявшиеся стереотипы, он сразу же стал «скандальным».

За день до показа фильма на Canal +, 31 января, в газете Le Monde была опубликована строгая отповедь под названием «Поль Морейра дает нам искаженное представление об украинском конфликте».

Бенуа Виткин, репортер этой газеты по Украине, писал, что крайние националисты были только частью вооруженного восстания и обвинил Морейру в слишком большом внимании к их роли в событиях на Майдане и его последствиях. Виткин отметил, что «результаты выборов для Правых смехотворны» и опроверг тезис о том, что они являются теперь «новыми хозяевами на улицах Украины».

Ключевая роль нацистов

Однако вряд ли стоит сомневаться в том, что неонацисты и прочие крайние националисты сыграли ключевую роль в эскалации протестов на Майдане и в переходе этих протестов в насильственные выступления, которые вынудили Януковича отказаться от своей должности. Например, командир «сил самообороны» Майдана Андрей Парубий был хорошо известен как неонацист, основавший в 1991 году Социал-национальную партию Украины. Партия сочетала радикальный украинский национализм с неонацистской символикой. Парубий также сформировал военизированное крыло партии — «Патриоты Украины» — и выступал за присвоении звания Героя Украины сотрудничавшему с нацистами в годы Второй мировой войны Степану Бандере, чьи военизированные отряды уничтожили тысячи евреев и поляков в погоне за расовой чистотой Украины.

После переворота 22 февраля Парубий стал одним из четырех ультраправых украинских националистов, которым отдали контроль над министерствами, в его случае — министерством национальной безопасности. Он принял многих боевиков Правого сектора в Национальную гвардию и отправлял неонацистские формирования, такие как батальон «Азов», на восток Украины для подавления сопротивления этнических русских, выступавших против новых порядков в Киеве.

В фильме Морейры также показано, как военизированные отряды Правого сектора проводят агрессивные демонстрации на улицах около парламента, и сцены их незаконной блокады границы с Крымом, где они буквально контролировали улицы и дороги.

Другой аргумент газеты Le Monde, призванный показать, как мало Правый сектор добился на выборах, не учитывает значения его крупномасштабной подрывной деятельности и жестоких нападений, целью которых было запугать парламент и правительств. Но эта реальность на Западе замалчивается.

Виткин также обвиняет Морейру в том, что он не упоминает о «российской агрессии» против Украины, которая, по словам Виткина, объясняет радикализацию части украинского населения и решение Киева о вооружении батальонов добровольцев Правого сектора. Но неонацисты играли роль в протестах на Майдане задолго до российского вмешательства в дело оказания поддержки русскоязычному населению на востоке Украины и в Крыму. Президент России Владимир Путин провел ключевую стратегическую встречу с целью определить, как реагировать на путч, уже 23 февраля 2014 года, т.е. на следующий день после переворота. Путин и Россия отреагировали на то, что они посчитали поддерживаемым США свержением демократически избранного правительства на их границе; они не провоцировали кризис.

Взгляд на обратную сторону событий на Украине

Аналогичным образом Виткин отвергает обвинения Морейры в причастности США к подъему неонацистов и отвергает принятие Морейрой результатов крымского референдума, в ходе которого 96 процентов избирателей высказались за отделение от Украины и за воссоединение с Россией. Однако результаты этого референдума были поддержаны результатами опросов, проведенных до и после референдума, в том числе образцами опросов общественного мнения, проводимыми правительством США. Не может быть никаких серьезных сомнений в том, что подавляющее большинство крымчан хотело выйти из состава Украины и видели практическую пользу в воссоединении с Россией. [См. материал «Крымчане продолжают говорить «нет» Украине» на сайте Consortiumnews.com]

Усиление пропаганды

Другими словами, ключевой репортер Le Monde по Украине осуществляет нападки на Морейру по сценарию, написанному в Вашингтоне, который больше похож на пропаганду, чем на реальность. В этом смысле, французские левоцентристы — как это видно по материалам Le Monde — не в меньшей степени находятся под влиянием неоконсервативной идеологии, чем многие демократы в Соединенных Штатах.

Таким образом, Виткин бросает-таки один букет Морейре за его отношение к событиям 2 мая 2014 года в Одессе — жестокого убийства несогласных с Майданом демонстрантов, которые пытались найти убежище внутри здания профсоюзов, которое было затем подожжено:

«Даже если он переоценивает роль «Правого сектора» и возлагает ответственность за эту драму на эту партию слишком безапелляционно, фильм полезен в том плане, что он подробно останавливается на этом эпизоде, случившемся после событий на Майдане, на который часто просто не обращают внимания».

Однако Виткин снисходительно издевается над самопиаром Морейры в качестве «рыцаря в белом, который разоблачает старые истины, которые молчаливо передавались из уст в уста, что просто не приводило ни к какому результату. Этот опытный кинодокументалист взялся за реальную тему. Он решил «увидеть все своими глазами», как он говорит. Но увидел он только то, что хотел увидеть».

Ответ Морейры газете Le Monde и двум другим критическим статьям в его адрес появился на французском языке на сайте blogs.mediapart.fr и в английском переводе на сайте newcoldwar.org. Морейра говорил о давлении украинских властей на Canal +, оказанное с целью предотвратить выход в эфир этого документального фильма.

Он также подтвердил свой тезис о том, что правые военизированные отряды являются большой угрозой для украинской демократии, и что отрицать их существование и опасность, которую они представляют, только для того, «чтобы не играть на руку российской пропаганде — это значит самому превратиться в пропагандиста». Морейра обвинил Виткина как автора статьи в «чрезвычайно жестком выражении мыслей».

После выхода фильма в эфир, Открытое письмо Полю Морейра было опубликовано на сайте французского еженедельного Nouvel Observateur, про который говорят, что он является печатным бюллетенем церковного прихода для французских интеллектуалов».

Семь из 17 подписавших письмо журналистов, работают во французских государственных СМИ — France 24 и Radio France International. Письмо начинается и заканчивается жалящими упреками в адрес Морейры, но основное его содержание отличается путанностью изложения.

Например, в письме признается реальность центрального вопроса, поднятого в документальном фильме Морейры: наличие проблемы с военизированными формированиями на Украине. Однако, как и Виткин, авторы письма хотели увести обсуждение от этой реальности и найти оправдания войне, которая привела к вооружению этих военизированных отрядов тяжелым вооружением и превратила их в опасность для будущего страны, т.е., переключить на обвинения в «российской агрессии».

Непринятие референдума

Как и Виткин, авторы письма отвергают результаты крымского референдума, указывая на присутствие российских войск на полуострове. Но они сами игнорируют результаты неоднократных опросов и информационных сообщений со стороны незаинтересованных третьих лиц в прошлом году, которые придают действительность результатам референдума 2014 года.

Они признают, что правые военизированные отряды были проблемой, но утверждают, что в 2015 году они были взяты под контроль. Это сомнительное утверждение, учитывая продолжающуюся политическую нестабильность в Киеве и явное влияние экстремистов на парламент, которые срывают усилия правительства по выполнению условий Минских соглашений. Авторы письма обходят молчанием кадры в фильме Морейры, показывающие как «правые» устраивают блокаду крымско-украинской границы.

Особенно настойчиво авторы письма отвергают «теорию свержения правительства в феврале 2014 года крайнее правыми военизированными группами.» При этом, эти же журналисты, претендующие на обладание обширными знаниями в области новейшей истории, умышленно игнорируют существенные доказательства, указывающие на то, что снайперы на Майдане, действия которых привели к эскалации насилия 20 февраля 2014 года, были провокаторами из Правого сектора, выступавшими под чужим флагом с намерением вызвать гнев у демонстрантов, и правительственной полиции «Беркут», некоторые из сотрудников которой также были преднамеренно убиты.

Авторы письма также не обращают должного внимания на важнейшую роль лидера правых Дмитрия Яроша и его формирований в разрыве соглашения Европейского союза с Януковичем от 21 февраля 2014 года, в котором попавший под огонь критики президент согласился на сокращение своих полномочий и проведение новых выборов.

Взгляд на обратную сторону событий на Украине

Они отдают должное освещению Морейрой Одесской бойни, но туманно говорят при этом, что это не единственный случай на Украине, который не был расследован должным образом. Они говорят о том, что французская и международная пресса широко освещали зверства в Украине, но это заявление вряд ли заслуживает доверия.

Можно было бы сделать вывод о том, что эти 17 журналистов написали свое Открытое письмо, чтобы сохранить себе свою работу во французских государственных СМИ и свое право въезда на Украину, что очень важно для их карьеры. Но история на этом не заканчивается.

Один из 17 подписавших это письмо журналистов — Гулливер Крэгг, работающий на телевизионном канале France24, также опубликовал в других изданиях очень любопытную статью о документальном фильме Морейры. Другое его эссе было написано для Kyiv Post и размещено на еще более сомнительном сайте stopfake.org, который посвящен «борьбе со сфабрикованной информацией о событиях на Украине», особенно с какими-либо свидетельствами, выставляющими поддерживаемый США режим в негативном свете.

Эссе Крэгга начинается и заканчивается резкими словами в адрес Морейры. Тем не менее, в середине текста он говорит резкие слова в адрес украинских властей, которых он обвиняет в создании собственных катастроф в области пиара в результате их ошибочной политики, например, «назначении подозреваемого в неонацистских связях Вадима Трояна на пост начальника полиции в Киевской области осенью 2014 года или назначении лидера Правого сектора Дмитрия Яроша официальным советником Министерства обороны».

«Или разрешая батальону «Азов», который теперь входит в состав Национальной гвардии, использовать в их логотипе неонацистский символ Wolfsangel (Капкан (для волков)). Или не наказывая — как говорит Морейра в своем фильме — украинских националистов за их роль и действия во время Одесской трагедии».

Крэгг признает, что это может привести не знакомых с ситуацией людей к выводу о том, что крайне правые имеют слишком большое влияние в Украине. Более того, он обвиняет непосредственно президента Петра Порошенко и премьер-министра Арсения Яценюка в том, что они просто этого не понимают, и в том, что они не меняют своего поведения и системы назначения людей на государственные должности.

И хотя Крэгг возвращается к своему выводу о том, что Морейра слишком раздувает проблемы, он соглашается с тем, что крайне правые группировки в Украине обладают определенным влиянием и что факт наличия у них оружия является причиной для беспокойства, «законной темой для иностранных журналистов».

Критика Украины

Крэгг продолжает: « Руководители и СМИ Украины должны заниматься этим вопросом и стимулировать национальные дебаты. Как нам определять крайне правых? Где кончается патриотизм и начинается ханжество? Где проходит грань между активистом и экстремистом? Политики должны решать эти вопросы и выступать против тех, чьи взгляды не совместимы с европейскими ценностями, которые Украина, по ее словам, поддерживает. И, самое главное, в иностранных СМИ должно говориться о том, что они это делают».

Таким образом, хотя и с неохотой, даже некоторые из критиков Морейры вышли из своих боевых стоек и выдвинули конструктивные предложения. Заставив их это сделать, Морейра сослужил достойную похвалы службу.

И все же, при том, что французские журналисты основных СМИ сочли необходимым преследовать одного из своих за нарушение про-майдановского «группового мышления», основные средства массовой информации США просто продолжают игнорировать уродливые реалии Украины с тем, чтобы лучше соответствовать тому, что предписывают установки Госдепартамента.

Ничего подобного документальному фильму Морейры не появлялось ни на телевидении США, ни в основных американских газетах. Обратная сторона Майдана и, в частности, роль неонацистских групп и других экстремистов в подстрекании и совершении переворота, обсуждалась почти исключительно в альтернативных и независимых СМИ, в основном, в Интернете.

Редакции таких известных газет США как The Washington Post, The New York Times и The Wall Street Journal, следили за тем, чтобы в их колонках и публицистических обзорах изо дня в день события излагались исключительно в принятом в официальном Вашингтоне стиле. Противоположные мнения подавлялись и, в итоге, вообще бесследно исчезли из основных СМИ.

Одним из немногих исключений в печатных СМИ стала газета The Nation, ответственный редактор которой, а также почетный профессор русской истории в Принстоне и Университете Нью-Йорка Стивен Коэн публиковал подробные критические статьи о фактических и интерпретационных ошибках общепринятого освещения событий.

В других случаях, неортодоксальные взгляды были доступны только упорным искателям истины, исследующим альтернативные порталы СМИ. Назову лишь одну разгромную критическую статью одностороннего освещения событий в основных СМИ, которую Джим Наурекас опубликовал на сайте медиакритики Fair.

Излишне говорить, что критические мнения о Майдане и его неонацистских элементах не получили почти никакого внимания в американских вещательных СМИ. Ни один американский канал до сих пор не проявил такого гражданского мужества как Canal +.

Неоднородность Украины

Несмотря на все мое восхищение мужеством и самоотверженностью Поля Морейры при создании такого ценного документального фильма, речь в котором идет о весьма тревожных аспектах политических реалий в Украине после Майдана, он все же аутсайдер в этом вопросе и упустил несколько очень актуальных фактов об украинском обществе, которые лежат на поверхности. Его критики пропустили те же самые моменты из-за своей идеологизированности или отсутствия аналитических навыков.

Дело в том, что население Украины весьма неоднородно. Основной раскол между украиноговорящими жителями западной части страны и русскоговорящими жителями восточных областей Украины никуда не делся. Более, чем парадоксален тот факт, что у четырех из пяти лидеров украинских экстремистов и националистов, у которых Морейра брал интервью и которые вообще появляются в его фильме, родной язык — русский. Таково было до недавнего времени смешение семейных традиций и этнической принадлежности на Украине. Добавьте к этому множество других нацменьшинств, в том числе венгров и румын, которые особенно многочисленны в некоторых территориальных общинах.

Взгляд на обратную сторону событий на Украине

Амбиции послемайданного киевского правительства, а также национал-экстремистов, которые оказывают на него давление путем запугивания своими военизированными отрядами, заключается в формировании монистической национальной идентичности. Такое подавление неукраинских этнических меньшинств может быть достигнуто только путем насилия и угроз применения насилия.

В этом смысле, военизированные отряды являются лишь верхушкой айсберга. Насилие и запугивание сегодня насквозь пронизывает украинское общество. Оно принимает форму убийства журналистов и редакторов газет. Тем временем произошли изменения и в статусе Украинской Православной Церкви Московского Патриархата, а также в названиях улиц и городов. В качестве дополнительной демонстрации враждебности в отношении этнического и политического многообразия, Украина стала свидетелем насильственного разрушения военных памятников «неправильным» героям с тем, чтобы стереть из памяти общие российско-украинские традиции и навязать новое политкорректное сознание на доселе разнообразную в этническом отношении страну. Задумай Морейра задокументировать и это, ему потребовалось бы добавить к фильму еще один сегмент продолжительностью не менее часа, а то и более.

Вместо этого, Морейра сосредоточился на существовании агрессивных националистических и неонацистских вооруженных движений в современной Украине — реальности, которую не отрицают даже его критики во Франции, даже несмотря на то, что они пытаются закрывать на нее глаза, намекая на «российскую агрессию» и войну в Донбассе.

Их настойчивые утверждения о том, что экстремисты представляют собой лишь небольшую часть военизированных батальонов, не говоря уже об их малой доле в общем населении, что стало понятно по результатам выборов, направлены на намеренное введение населения в заблуждение. Их утверждения имели бы смысл, если бы Украина была действующей демократией. Но способность этих национал-экстремистов запугивать парламент и проводить незаконные блокады как, например, на крымской границе, доказывает, что Украина не является действующей демократией.

Таковы основные моменты, связанные с показанным по Canal + документальным фильмом и последствиями, которые этот показ вызвал. За это мы выражаем свою глубокую признательность г-ну Морейра и руководству телеканала.

Перевод: Украина.Ру

Оригинал публикации