Для ленивого Киева, который неспешно начинает рабочий день в 10 часов утра, рабочую неделю завершает обеденным перерывом в пятницу, который старается себя не тревожить мирскими проблемами с Рождества католического до Крещения православного, темп вдруг навалившейся политической жизни — целое испытание.

СМИ буквально фонтанируют ошеломляющими новостями. Продление Минских соглашений на 2016 год. Прилет в украинскую столицу постоянного члена Совбеза РФ Бориса Грызлова, невзирая на «войну с Россией» и прекращение с ней же авиасообщения, санкции, шманкции…

Тайные переговоры Порошенко с посланником Москвы. Настолько тайные, что пришлось занавешивать их пасторальными картинками из Галичины, дабы не раздражать и без того раздраженных радикалов. «Мозговой штурм» помощника президента РФ Владислава Суркова и заместителя госсекретаря США Виктории Нуланд. Пирожками, говорят, угощались. Русскими. С пылу с жару. Про начинку умолчали. Шесть часов «штурмовали» украинский вопрос. Украину на пирожки не позвали. И, главное, молчат как рыба об лед — что в итоге? К чему пришли и от чего ушли? Каков хитрый план и кто кого сливает?

Украина. Критические дни

Обалдеть, что делается! Но и обалдеть как следует не успеть. Фонтан новостей не иссякает. Не замерзает. Незаметно подкралась парламентская неделя. Голосование за изменения в украинскую конституцию. За особый статус мятежных территорий Донбасса. Украину принуждают к миру. Мягким дипломатическим путем. 300 депутатов должны отдать голоса за обновленную конституцию. По большому счету об этом договорились Россия и Запад. Это и есть та самая игла, которая в яйце, которая в утке, которая на смереке.

Вокруг этого и кипит, и пенится, и выплескивается через край. С одной стороны — украинская партия войны, жаждущая продолжения военного банкета. С другой — камень преткновения в виде Минских соглашений, однозначно предусматривающих и особый статус для ДНР и ЛНР, и особое выборное законодательство для республик. Внезапно оказалось, что выбор у украинского парламента невелик: или проголосовать, или сорвать голосование.

Проголосовать — означает отказаться от войны. Сорвать голосование — означает демонстративно пойти против договоренностей России и Запада. Бросить в печи войны еще тысячи жизней. И сломать еще десятки тысяч. Без всякого шанса на победу. Победа — только в воспаленном воображении симпатиков партии войны. Для них апофеоз победы — Донецкий аэропорт имени Прокофьева. Который не смогли удержать никакие «киборги». Превращенный в руины. Как нельзя лучше соответствующий лозунгу «Донбасс будет либо украинским, либо безлюдным!».

Никакой другой победы партия войны не мыслит. И добиться победы не в состоянии. Любой марш-ползок к ней гарантированно заканчивается «котлом». Даже неонацист Андрей Билецкий, командир пресловутого полка «Азов», не так давно предсказал очередной «котел» под Бердянском в случае эскалации конфликта. Дмитрий Ярош — тот вообще пристрастился к вышиванию икон и обезглавил «Правый сектор». Ушел с головой в строительство новой партии.

Вояк из батальона «Торнадо» судят за организацию банды, мародерство, пытки, изнасилования. Их личный Нюрнберг. Это о качестве сил т.н. АТО. «Небесная сотня» давно стала «Небесной армией». Это о количественной стороне войны. О «потерь нет».

Ну а главная военная тайна украинской партии войны — Украина вообще не способна воевать без поддержки извне. На боевых знаменах начертаны крылатые слова: «Заграница нам поможет! Запад — с нами!» А если не поможет и не с ними, партия войны мгновенно становится толпой опасных маргиналов, управляющих вооруженными бандитами.

Осенью прошлого года, когда изменения в украинскую конституцию голосовались в первом чтении, у здания Верховной Рады случилась кровавая заваруха с участием «Свободы». С метанием гранаты. Ну и где он теперь, Олег Тягнибок, лидер «Свободы»? Что вообще слышно про «Свободу? На что влияет теперь «Свобода»?

Украина. Критические дни

Под радикалов и маргиналов кредитов не дают. Совсем. Партия войны загнана в угол. Принять особый статус территорий, подконтрольных ДНР и ЛНР, она не может по своей природе. Устроить бузу под стенами парламента в день голосования — очень даже может и всеми фибрами души этого жаждет. Понимая при этом: либо придется повторить судьбу «Свободы», либо нужно идти до конца — устраивать еще один вооруженный переворот.

Буйные уже ищут обертку — дескать, народ восстанет, утомленный чередой предательств. В роли восставшего народа готовы выступить подконтрольные партии войны батальоны и завсегдатаи майданов. «Ветеран украинского революционного движения и политики» (так нынче СМИ именуют политических безработных) Тарас Стецькив заявил: «Тактическая альтернатива — выйти из Минского процесса и запустить другой, более выгодный процесс для Украины. Мы тут оказываемся одни против троих. Все хотят закрыть украинский вопрос за счет Украины. Нужно расширить число стран, которые на международно-правовом уровне разрешат этот вопрос».

Идея послать действующие Минские соглашения и сочинить что-нибудь другое будоражит воинствующие умы и адреналинит. Но вот только Украину не спрашивают. И на пирожки не зовут. Как сказал недавно в эфире одного из ведущих украинских телеканалов Вадим Карасев, директор киевского Института глобальных стратегий: «Вы знаете, как относится Запад? Вот есть президент. Он — управляющий этой страной. Он должен обеспечить 300 голосов как управляющий территорией. Потому что мы сегодня настолько слабы, что к нам такое вот отношение».

Карасев долго говорил. И про то, что Донбасс не победить, и про успешную реформу российской армии, и про необходимость загнать людей с оружием «за флажки», и про то, что Россия — сосед и нужно как-то сосуществовать, и про российско-украинскую общность — языковую, культурную, гуманитарную, и про Путина — сильного лидера, и про то, что Россия, вопреки прогнозам, не распадется, и про долговую петлю Украины, и про низкое качество украинского политического класса.

Забавно было на журналистов смотреть. Они с трудом себя держали в руках, чтобы не пугать зрителей отвисшими челюстями и выпученными от изумления глазами. Зрители, впрочем, тоже ошалели. Наверняка решили, что Карасева зазомбировали в России невидимыми фиолетовыми лучами. А Карасев просто понял, что грядут неизбежные и неотвратимые перемены. И со спокойной душой теперь ретранслирует те настроения в высшем эшелоне власти, которые имеют место быть.

Истинные настроения, а не симулякры, которые предъявляются разгоряченной прессе, настроенной на волну войны, питаемую войной и заточенную на подбрасывание дровишек в костер войны. И экс-президент Леонид Кравчук тоже уловил направление ветра. Он — мастер определять, куда дует ветер. Теперь произносит речи по телевизору в защиту особого статуса Донбасса. Мол, это совсем не страшно.

Порошенко поставлен перед выбором без выбора — либо обеспечить выполнение Минских соглашений на уровне парламента, либо ввергнуть Украину в политический кризис, грозящий полным хаосом.

Украина. Критические дни

А Германия между тем торопит с выборами в Донбассе, опасаясь нового витка вооруженного противостояния. «Когда они медлят с выборами, это откладывает перспективы устойчивого решения конфликта. И проблема не в том, что выполнение положений Минских соглашений растягивается во времени, а в том, что обе стороны становятся все нетерпеливее и растет угроза новой эскалации», — убежден глава МИД ФРГ Франк-Вальтер Штайнмайер. Он напомнил, что закон о выборах для территорий, подконтрольных ДНР и ЛНР, должен быть принят украинским парламентом до конца января.

Выдержит ли Украина испытание минскими соглашениями, будет ясно совсем скоро. Называются разные даты парламентского дня икс — 28 января и 2 февраля. 300 голосов пока нет. Есть 290, как утверждает «стратег» Карасев. 280-285 — такую цифру озвучивает лагерь партии войны. Раскаленные страсти еще и закипят. Забрызжут искрами. Народу в эти критические дни предстоит узнать еще много неожиданного.

Ева Меркурьева

Оригинал публикации