Немецкий журнал «Шпигель» обнародовал сенсационные материалы. Оказалось, что тюремные голодовки, якобы «тяжелая болезнь» и выход на сцену майдана в инвалидной коляске — все это грандиозный спектакль, устроенный немецким пиар-агентством. Кто и сколько потратил на раскрутку Тимошенко?

Ласковый взгляд, тихий голос, смиренно сложенные руки — Юлия Тимошенко бережно сохраняет приклеившийся к ней образ политической страстотерпицы. Свару Саакашвили с Аваковым комментирует так, что кажется — прилети ей стакан в голову, она б и второй раз ее подставила, а нет — так покаялась бы и ушла б в отставку.

А ведь все «эти люди» — выходцы из ее партии «Батькивщина» — и премьер Яценюк, и глава МВД Аваков. И когда, напрягая, как утверждалось, сильно больную спину, Тимошенко билась в двери тюремной больницы, эти двое, как никто, пытались помочь ей выбраться на свободу. Когда это, наконец, случилось, именно Яценюк стал первым, чей номер набрала Юлия Владимировна.

Мнимая больная: спектакль, исполненный Тимошенко в тюрьме, оказался пиаром

Майдан дал свободу Тимошенко. Но прежде Тимошенко стала одним из заочных символов майдана, причем, не только для противников Януковича на Украине, но и, не без помощи ее соратников — для Запада, который изначально не очень-то жаловал бывшего украинского премьера.

Как сообщает журнал «Шпигель», в распоряжении которого оказались любопытные документы, в 2011 году, в тот момент сбежавший от уголовного преследования за границу Аваков вышел на German PR and Consulting Group. На счет этой лоббистской конторы его фирма Investor Italia перечислила четверть миллиона евро в качестве первого транша (второй предполагался в том же размере) на организацию в западных медиа кампании «Свободу Тимошенко».

«Аваков тогда был в бегах, он был бизнесменом. Он не был при чиновничьей работе. Соответственно, нет чиновничьей работы — нет коррупции. Вопрос в том, насколько честны эти деньги… зарабатывание. Потому что, как вы понимаете, в бегах он был не потому, что был великим демократом. А потому что были проблемы с бизнесом, налоговыми историями, с финансовыми историями. Вот эти деньги как раз и могли бы всплыть», — говорит политолог и журналист Янина Соколовская.

Аваков нанял немецких пиарщиков с тем, чтобы они поработали над имиджем Тимошенко. Чтобы газовая принцесса, сделавшая состояние на контрактах с Россией, в глазах западного истеблишмента превратилась в узницу совести и жертву режима, за которую нужно заступиться. Завершиться операция должна была к октябрю 2012 года, чтобы она успела поучаствовать в парламентских выборах.

Вот в этом доме расположен офис GPRC, которой управляют некие Константин Пановко и Игорь Побережский. У них нет даже странички в интернете. Видимо, работают только для узкого круга посвященных. Накануне здесь отвечали, что никого нет. Но, может быть, сейчас кто-то появился?

Мнимая больная: спектакль, исполненный Тимошенко в тюрьме, оказался пиаром

«Добрый день. Вас беспокоит телеканал «Россия-1». А могу я поговорить с господином Пановко или с господином Побережским?» — спрашиваем. «Это возможно только по предварительной договоренности по телефону», — отвечают нам. «Скажите, а сейчас никто не мог бы прокомментировать нам статью из «Шпигеля» о госпоже Тимошенко?» — задаем еще один вопрос. В ответ раздается: «К сожалению, нет».

Для комментариев они недоступны, но информационные архивы сохранили следы бурной деятельности господ Пановко и Побережского, которые сделали лицом своего PR-проекта дочь Тимошенко — Евгению. «Моя мама умрет в тюрьме», — сообщила она газете Bild, которая опубликовала первое интервью. После этого шестеренки закрутились так, что уже весной 2012 года Пановко бодро отчитывался перед заказчиками — судьба заключенной в центре внимания СМИ, политиков и Бундестага.

Когда Тимошенко объявила в тюрьме голодовку, федеральный президент Гаук отменил визит в Киев. Запад требует от Януковича отпустить ее на лечение в Германию. Важную роль в реализации этой задумки сыграли врачи берлинской клиники Charite, которые должны были обследовать Тимошенко. В одном из писем GPRC даны четкие указания: «Врачи приезжают, говорят, что Юлия Тимошенко тяжело больна, и больше ничего». В нем сказано, что журналисты и политики сделают «свои выводы» самостоятельно. Выводы были сделаны — «политзаключенная» Тимошенко становится для Запада мощным рычагом давления на Януковича и раскачивания ситуации на Украине.

Но президент сопротивлялся, так что перебраться из тюрьмы в Раду в 2012 году у нее не получилось. В конце концов, Брюссель и Берлин напрямую увязали судьбы Тимошенко и украинской евроинтеграции, и есть все основания утверждать, что нежелание отпускать на свободу злейшего врага, было, если не главным, то одним из соображений, которыми руководствовался Янукович, отказываясь от ассоциации с Евросоюзом.

Мнимая больная: спектакль, исполненный Тимошенко в тюрьме, оказался пиаром

И в том, что случилось с Украиной сразу после этого, есть скромная заслуга берлинской конторы GPRC. Свои полмиллиона евро они отработали. А то, что Тимошенко, Яценюк и Аваков не смогли остаться друзьями — так это другая история, совсем про другие деньги.

Михаил Антонов

Оригинал публикации