В России с 15 января заработала система «Платон». Она взимает плату за проезд с фур грузоподъемностью больше 12 тонн. После введения системы в действие последовали протесты дальнобойщиков во многих городах России.

Однако некоторые эксперты приходят к мнению, что саботаж дальнобойщиков — не совсем их инициатива. В частности, высказывается мнение, что за организацией данных протестов и майдана в Киеве (митингов оппозиции по случаю неподписания президентом Януковичем документов об ассоциации с Евросоюзом) стоят одни и те же люди.

Насколько такая параллель может соответствовать действительности? Издание «Украина.Ру» обратилось с этим вопросом к политологу Сергею Маркову.

— Важно понимать, что у Путина сейчас нет оппозиции. В настоящем смысле этого слова. Все, кто поддержал государственный переворот на Украине, не могут называть себя словом «оппозиция» в России. Это очевидно любому здравомыслящему человеку — мы видим результаты госпереворота на Украине спустя два года. Однако корни майдана и протестов дальнобойщиков в России действительно одни и те же.

Что касается системы «Платон», то такая система должна существовать. Посмотрите на наши дороги. Дальнобойные фуры гоняют по ним с огромным перевесом по оси, и гоняют бесконтрольно. А система «Платон» должна иметь как раз несколько целей. Главная цель — даже не деньги дальнобойщика как таковые, это небольшие деньги. Во-первых, благодаря системе, дальнобойщики выводятся из тени, поскольку теперь они должны регистрироваться. Во-вторых, это контроль над тем, чтобы они не перегружались, а значит — чтобы не разбивали дороги. В-третьих, системы подобного типа работают везде, во многих странах.

Ни один сторонник хороших дорог в России, прогресса и закона не может быть против системы «Платон» как таковой.

При этом у системы «Платон», тем не менее, есть некоторые недостатки:

  1. Недостаточно хорошо отлажена. Её нужно дорабатывать. И не только с точки зрения дальнобойщиков, но и с точки зрения отправителей грузов. В нашей стране отправители грузов вынуждены активно пользоваться услугами дальнобойщиков, поскольку цены и сроки на железнодорожные перевозки завышены. Этот вопрос как-то необходимо урегулировать.
  2. К ее функционированию имеет отношение юный Ротенберг. А в стране наблюдается ненависть к олигархам и жгучая ненависть к молодым баловням судьбы из семей олигархов. Они должны понять, что дети олигархов не имеют права ни на награды, ни на ордена, ни на большие должности. Они должны пользоваться своими благами и работать в спокойном режиме, не выпячивать себя. Чтобы не раздражать людей. То, что именно сын Ротенберга получает какие-то доходы с системы «Платон», рассматривается людьми как построение не классового, а уже кастового феодального общества. Все выплаты с подобных схем должны идти в пользу исключительно государства.

Вот, что можно сказать о минусах программы «Платон». Но, разумеется, оппозиция думает не об этом. Кураторы данной оппозиции — сотрудники американских спецслужб, которые в свое время использовали дальнобойщиков для свержения законного президента Чили Сальвадора Альенде в 1973 году. Американские спецслужбы тогда установили на его месте чилийскую хунту, такую же, как и в Киеве два года назад.

«Платону нет!» равно «Хочу в ЕС!»

Кураторы нашей «болотной оппозиции» просто вдохновлены тем опытом, когда ключевым моментом для свержения Альенде выступила дезорганизация жизни в Чили путём крупнейшей забастовки дальнобойщиков. Кураторы мечтают повторить тот же успех.

— Каковы их шансы сейчас?

— Шансы у них минимальные. Сейчас минимальные. Но они готовятся к решающим боям в 2016 году. И мы уже поняли, по каким направлениям они будут бить, по какой модели они будут работать. Они будут бить, прежде всего, по слабым. Будут выискивать недовольных. А недовольных у нас достаточно много: учителя, врачи и далее (благодаря неуклюжим действиям экономического блока правительства). Туда же и коррупция, например — история с генпрокурором Чайкой.

Таким образом они и будут работать. И тогда уже не знаем… Возможно, их поддержит и «шестая колонна» в олигархических кругах, в руководстве госкорпораций и в государственных средствах массовой информации. Вот тогда у них и сможет что-то получиться.