Европейцы додавили-таки украинских депутатов. Верховная Рада 12 ноября после многократных неудачных попыток изменила статью 21 Кодекса закона о труде (КЗОТ), прямо прописав там запрет дискриминации по признаку сексуальной ориентации.

О том как понимают такую дискриминацию на Западе, показывает недавний случай произошедший в чикагском пригороде под названием Палатин. Учится там в одной из школ старшеклассник, который, несмотря на наличие первичных мужских половых признаков, считает себя старшеклассницей. Администрация школы с уважением относилась к его идентичности — дала ему возможность играть в команде девочек в баскетбол и другие спортивные игры на уроках физкультуры. Не разрешила она ему лишь одного — пользоваться спортивной раздевалкой для девочек.

Точнее, английское понятие locker room шире, чем раздевалка (это помещение, где также находятся душ и туалет). Нет, ребенка не отправили в раздевалку для мальчиков, а нашли возможность выделить ему отдельное помещение. Но он не обрадовался таким удобствам. Как пишет поведавшая эту историю газета «Чикаго трибюн», старшеклассник (или старшеклассница, ибо газета его везде именует в женском роде) утверждал, что испытывает моральные страдания от одиночества и, отчаявшись найти справедливость в школе, обратился в Вашингтон.

Первый шаг к гей-бракам

И министерство образования после двухлетнего изучения проблемы решило, что школа нарушает федеральное законодательство и если старшеклассника не пустят в женскую раздевалку, то финансирование лишится весь 211-й школьный округ США.

Строго говоря, эта история скорей о дискриминации не по признаку сексуальной ориентации, а по признаку гендерной идентичности. Но это понятие также тесно связано с правами ЛГБТ, и запрет дискриминации по такому признаку также ввели 12 ноября в украинский КЗОТ. А то обстоятельство, что описанная история имела место в Чикаго, а не в Берлине или Брюсселе, дела в принципе не меняет. Понимание того, что есть дискриминация, и в Европе и в США одинаково.

Конечно, депутаты Верховной Рады вряд ли понимают эту дискриминацию. Им просто сказали, что нужно проголосовать ради выполнения «Плана действий по либерализации визового режима ЕС для Украины» (далее — План действий). Но никто не вспоминал о том, что в этом документе, принятом еще в 2010, такого пункта не было.

А требования к законодательному регулированию борьбы с дискриминацией сводились в нем к следующему: «Принятие всеобъемлющего антидискриминационного законодательства, которое рекомендуется мониторинговыми органами ООН и Совета Европы для обеспечения эффективной защиты от дискриминации. Ратификация соответствующих документов ООН и Совета Европы о борьбе с дискриминацией».

В упомянутых международных документах о дискриминации по признаку сексуальной ориентации ничего прямо не написано. А с их ратификацией у Украины вообще лучше, чем у ведущих стран Евросоюза. Так она ратифицировала протокол №12 к Европейской Конвенции по защите прав человека и основных свобод (ЕКПЧ), что из крупнейших стран ЕС сделала лишь Испания. В этом документе, в частности, записано: «Пользование любым правом, признанным законом, должно быть обеспечено без какой бы то ни было дискриминации по признаку пола, расы, цвета кожи, языка, религии, политических или иных убеждений, национального или социального происхождения, принадлежности к национальным меньшинствам, имущественного положения, рождения или любого иного обстоятельства».

Как видим, о дискриминации геев там ни слова, как, кстати, и в самой ЕКПЧ. А почему так — растолковывает официальный пояснительный доклад Совета Европы к протоколу №12.

«Содержащийся в статье 1 Протокола перечень признаков для недопущения дискриминации идентичен перечню, содержащемуся в статье 14 ЕКПЧ. Этому решению было отдано предпочтение перед другими, такими, как включение в перечень ряда дополнительных признаков (например, физическая или умственная неполноценность, сексуальная ориентация или возраст), не из-за отсутствия понимания, что такие признаки стали сегодня в обществе особо важными по сравнению с временем редактирования статьи 14 ЕКПЧ, а потому такое включение с правовой точки зрения ненужно, так как список признаков является не окончательным.

Первый шаг к гей-бракам

Кроме того, включение любого особого дополнительного признака могло бы привести к неоправданному противоречивому толкованию дискриминации по признакам, не включенным в перечень. Следует помнить, что Европейский суд по правам человека уже применял статью 14 в отношении признаков, запрещающих дискриминацию, не упомянутых в ней (см., например, решение Суда от 21 декабря 1999 г. по делу «Салгейро да Силва Моута против Португалии», в котором речь идет о дискриминации по признакам сексуальной ориентации)».

То есть, перечислять все признаки дискриминации нецелесообразно, потому что нельзя объять необъятное, а понятие «любого иного обстоятельства» выглядит достаточным для зашиты геев от дискриминации.

И антидискриминационные нормы в украинском праве, в частности, в Конституции и трудовом законодательстве, давно были сформулированы аналогично ЕКПЧ, а, значит, тоже фактически предполагали запрет дискриминации по признаку сексуальной ориентации.

Так, статья 21 КЗОТ до нынешней правки звучала так: «Украина обеспечивает равенство трудовых прав всех граждан независимо от происхождения, социального и имущественного положения, расовой и национальной принадлежности, пола, языка, политических взглядов, религиозных убеждений, рода и характера занятий, места жительства и других обстоятельств».

То есть, на самом деле дискриминация по признаку сексуальной ориентации уже была запрещена на Украине. И в отличие от расхожего убеждения, в Евросоюзе это понимали, ибо требовали не запретить дискриминацию, а просто иначе, более откровенно прописать такой запрет. Например, в 5-м докладе Еврокомиссии Европарламенту и Совету ЕС о прогрессе Украины в выполнении Плана действий, написано «украинским властям рекомендуется изменить Трудовой кодекс, ясно (англ. еxplicitly) запретив дискриминацию по признаку сексуальной ориентации».

Этот документ датирован 8 мая нынешнего года, но подобные требования появились у ЕС около трех лет назад. То есть, в этой части План действий показался ему недостаточным, и он односторонне стал менять правила по ходу игры (но Киев этому приему не возмутился не при Януковиче, ни после). Почему? То ли потому что внимание к теме прав ЛГБТ сообщества растет на Западе не по дням, а по часам, то ли поскольку выяснилось, что существующий реальный, но косвенно прописанный запрет такой дискриминации, не защищает представителей данной субкультуры.

Думаю, первое объяснение — самое верное. Ведь нет никаких данных о том, что украинские гомосексуалы жаловались на невозможность отстоять свои трудовые права даже в судах, ибо там полагают, что КЗОТ разрешает их дискриминировать. Ведь если бы такие факты были известны, то правозащитники уже налетели бы на них как мухи на мед, и растиражировали.

Первый шаг к гей-бракам

Но раз ЕС так озабочен проблемой, можно ли считать что нынешним изменением КЗОТ вопрос закрыт? Что Европа пустит украинцев к себе без виз, поскольку не будет бояться, что те начнут просить убежища, как жертвы сексуальной дискриминации? Невозможно поверить, что европейцы будут считать, что принятие Украиной нужного им закона гарантирует его автоматическое выполнение. Во-первых, они не так хорошо думают об украинской законопослушности. Во-вторых, что еще важнее, понятие данной дискриминации толкуется украинским и западным обществом по-разному. В первом случае — узко, во втором — широко, как видно из вышеописанной чикагской.

Поэтому, что бы ни думали сейчас в Верховной Раде, украинские мужчины, которые сочтут себя женщинами, конечно,  добьются в ходе евроинтеграции права ходить на работе в женские туалеты, ибо ЕСПЧ решит, что они не подглядывать хотят, а проявлять идентичность.

Ибо евроинтеграция — это не одинаковые доходы во всех интегрированных странах, а одинаковые ценности, которые в этих странах разделяют. И для имплантации в украинцев этих ценностей Европа и продавливала антидискриминационную поправку КЗОТ, которая в соответствии с технологией step by step лишь первый шаг по пути к однополым бракам.

И о последнем уже говорят откровенно. Бывший ведущий журналист «Украинской правды», а ныне депутат от БПП Сергей Лещенко сразу после голосования Верховной Рады записал в «Фейсбуке»: «Возьму на себя смелость спрогнозировать, что на момент, когда встанет вопрос о вступлении Украины в ЕС, норма об однополовом партнерстве станет обязательным требованием при получении членства».

А группа «Еврооптимисты», к которой принадлежит Лещенко, считает, что Украина может стать членом ЕС достаточно скоро. Я ее оптимизма в этом вопросе не разделяю, и думаю что узаконение однополых браков станет со временем условием не членства в Евросоюзе, а лишь очередного многомиллиардного кредита.