Возведение различного рода так называемых укреплений и стен по линии границы с Россией становится настоящей манией или «национальной идеей» украинских властей.

В рамках проекта «Европейский вал» на границе с Россией в спешном порядке было оборудовано 180 км противотанковых рвов, 546 км фортификационных препятствий, 39 км заграждений из колючей проволоки, 175 блиндажей, 134 перекрытых щели и 897 окопов, установлено 6 новых наблюдательных вышек. Такая вот Линия Мажино.

На этом захоронение государственных средств не закончилось. По словам украинского премьера А.Яценюка, исправное выполнение спланированных задач приведёт к тому, что к концу 2018 года «вся украинско-российская государственная граница будет построена, смонтирована и будет эффективно защищать Украину, в первую очередь, — от диверсионных групп, российских террористов и бандитов, от незаконного пересечения государственной границы, незаконной миграции, торговли людьми, оружием и наркотиками».

К началу сентября военными Украины при участии ангажированных экспертов из США разработан новый план по «распилу» средств национального бюджета (в официальной интерпретации — по противодействию угрозам в Азовском море). Оборонный проект носит ещё более амбициозное, хотя и условное название — «Морская стена».

«Морская стена» и другие фантомы украинской государственности

При этом перспективы украино-американского сотрудничества (впрочем, это сотрудничество не носит межгосударственного характера) на ближайшие годы были анонсированы 8 сентября на пресс-конференции государственного концерна «УкрОборонПром», посвященной защите государственной границы Украины. Напомним, что этот национальный концерн объединяет предприятия по проектированию, производству и реализации оборонной продукции, причём как для внутренних нужд государства, так и на внешнем рынке.

Генеральный директор концерна Р.Романов объявил о начале сотрудничества с американской компанией «Aeroscraft» (в российской прессе эта фирма ошибочно именуется «Aerocraft»), в рамках которого на Украине планируется поэтапное освоение производства современных технических средств охраны границ. Два новейших комплекса планируют установить уже в этом году, а на 2016 год запланировано закупить ещё шесть. Таким образом, укрепление государственной границы с Российской Федерацией в 2015-2016 годы обойдётся украинскому бюджету 468 млн грн., о чём поспешил сообщить заместитель председателя Государственной пограничной службы Украины генерал-лейтенант Василий Серватюк.

Нужно заметить, что часть из этих средств уже выделена Евросоюзом в рамках программы «Поддержка секторальной политики управления государственной границей в Украине», общий бюджет которой составляет 60 млн. евро.

В условиях сложнейшей экономической ситуации на Украине основателю и главе компании «Aeroscraft» Игорю Пастернаку не оставалось выбора, кроме как «пропиарить» уникальность устанавливаемой на побережье Азова системы: «Выбранная модель комплексов содержит многофункциональную радарную систему, которая «видит» на расстояние более 40 км. Каждый из них оснащён специальной камерой, которая способна автоматически определять и отслеживать цель».

Было бы интересно уточнить у г-на Пастернака, о какой именно модели комплексов идёт речь. Дело в том, что в линейке производимой компанией продукции нет информации о РЛС с указанными ТТХ. Максимальная линия прямой видимости подобных систем, которые фирмой не производятся, а только устанавливаются на вышки собственного изготовления, составляет 22 км.

Интересно и другое.

До недавнего времени американская компания «Aeroscraft» была известна как производитель такой экзотической и, скажем прямо, не очень массовой продукции, как аэростаты и дирижабли, причем универсального назначения. Кое-что из этих летательных аппаратов легче воздуха действительно покупали американские военные: в качестве носителей систем наблюдения. Несмотря на то обстоятельство, что детище Пастернака действительно является подрядчиком Пентагона, довольно непросто поверить, что к охране государственной границы Украины будет причастна сторонняя фирма, не связанная с группами давления в США.

«Морская стена» и другие фантомы украинской государственности

 

Так описывает сложившуюся ситуацию авторитетный «Форбс»: «Как Пастернаку удалось получить госзаказ? По его словам, он просто не знал, что это может быть сложно. Он откликнулся на объявление, заполнил все необходимые документы и вскоре получил право творить на деньги американских налогоплательщиков». Такой грамотный подход львовчанина, около 20 лет назад переехавшего в Соединенные Штаты сооружать дирижабли, был, по всей видимости, достойно оценен властями Киева.

Раздутое финансирование «окопов», «стен» и иного рода фортификаций — это чрезвычайно чувствительная для Украины тема, и все же это лишь одна сторона медали. Значительно важнее вопрос: по каким линиям обустраивается российско-украинская государственная граница, иными словами, в какую Украину вкладывают деньги западные партнеры.

Прецеденты международного права показывают, что линия государственной границы, как правило, определяется на основе договоров между сопредельными государствами, а там, где территориальные воды государства соприкасаются с открытым морем, — внутренними законодательными актами прибрежных государств, в соответствии с международным правом.

В связи с имеющимися законодательными коллизиями, проявившимися после распада СССР и связанными с международно-правовыми статусами Керченского пролива, Азовского моря, а также разграничением морских пространств в Черном море, пограничники Украины и России разрабатывали свои ведомственные инструкции, утверждая их в соответствии с законодательствами своих государств. Однако военно-политический кризис и нагнетание негативных моментов в российско-украинских отношениях серьёзно повлияли на обстановку. В высшей мере вопрос актуализировался, когда произошло воссоединение Крыма и Севастополя с Россией.

Приступив к строительству пограничных сооружений на границе с Российской Федерацией, украинская сторона в одностороннем порядке определила эту самую линию государственной границы — побережье Азовского моря. При таком подходе, Керченский пролив, как и участок Азовского моря, прилегающий к берегам Крыма, является российской территорией. Крымский участок Чёрного моря, естественно, тоже потерян Украиной. Поэтому в настоящих условиях доступ к Азовскому морю имеется только у военных кораблей Черноморского флота РФ, и перемещение кораблей из Азовского моря в Чёрное море и обратно без разрешения России невозможно. Соответственно, что касается границ Украины в Азовском море, то ими в соответствии с Конвенцией ООН по морскому праву от 1982 года следует считать 22-километровую прибрежную зону (12 морских миль).

«Морская стена» и другие фантомы украинской государственности

В данной связи весьма показательно, что закупаемые радиолокационные системы украинская сторона размещает не в морской акватории, а на крайне незначительном по длине оставшегося у нее де-факто участке побережья Азовского моря в границах Запорожской области, где никаких официальных морских границ быть не может. Фактическими действиями по обустройству собственной государственной границы Украина и её западные партнеры признают юрисдикцию Российской Федерации на территорию Крыма и Севастополя.

Анна Виловатых, научный сотрудник Центра евроатлантических и оборонных исследований, сектор проблем региональной безопасности

Оригинал публикации