Россия мешать Киеву не будет — ведь в конечном итоге на скамье подсудимых могут оказаться деятели нынешнего украинского режима.

Международная обстановка складывается явно не в пользу официального Киева. Игра на публичном поле становится с каждой неделей все более сложной, поскольку Украину с передовиц газет вытесняют более волнующие европейцев вопросы — например, ситуация с беженцами.

Вне публичного поля же ситуация еще более сложная, поскольку европейские элиты устали от Украины. У них не то что нет желания и средств спасать Киев от социально-экономических проблем — они рассматривают нынешнюю украинскую власть скорее как собственный крест, чем как актив.

Москве пообещали Гаагу

Все большее количество европейских лидеров начинают уже публично признавать необходимость нормализации отношений с Москвой, и всем понятно, что эта нормализация состоится за счет интересов нынешней украинской власти (но не Украины, поскольку федерализация и прекращение гражданской войны в интересах украинского государства).

Киев пытается саботировать процесс нормализации, в частности срывая минские соглашения и опираясь на антироссийские силы в Восточной Европе, однако недавнее заключение соглашения о строительстве трубопровода «Северный Поток-2» показывает, что добиться этого не удается, и скорее речь идет о затягивании процесса с неминуемым финалом.

Сейчас информационная кампания Украины сосредоточена на сепаратных местных выборах в ДНР и ЛНР, которые Киев преподносит как формальную смерть Минска и призывает Европу в свой окоп. Однако Россия частично нивелирует украинские усилия. Так, 10 сентября Сергей Лавров допустил возможность проведения в ДНР и ЛНР выборов на основе украинского законодательства, но выставил ряд условий.

«Первым условием подготовки выборов в Донбассе являются прямые консультации и согласование модальностей проведения этих выборов. Донецк и Луганск готовы проводить их на основе украинского закона, они готовы, чтобы наблюдатели ОБСЕ получили право мониторить этот процесс, но они хотят обо всем этом договариваться в консультациях с украинской властью», — заявил российский министр иностранных дел.

В переводе на русский язык Лавров фактически потребовал от Украины полного выполнения соответствующих пунктов минских соглашений, включая и прямые переговоры с ЛНР и ДНР, на что украинские власти пойти не смогут и тем самым частично легитимируют сепаратные выборы в ДНР и ЛНР. Если же они пойдут на российские условия, то тем самым признают наличие гражданского конфликта на Украине — чего и добивается Москва.

Москве пообещали Гаагу

В этой ситуации Украине нужна информационная бомба, которая вынудит Россию и ЕС разбежаться по окопами и втянет их в конфронтацию. Поэтому некоторые украинские политики предлагают громко судиться. В Верховной Раде зарегистрирован проект заявления в Международный уголовный суд (МУС) в Гааге о совершении преступлений против человечности и военных преступлений высокопоставленными чиновниками Российской Федерации.

Авторами законопроекта является целый ряд депутатов, в числе которых лидеры «Самопомощи», «Блока Юлии Тимошенко», и Радикальной партии. Напомним, что Украина долгое время не признавала юрисдикцию этого суда и не подписывала так называемый «Римский статут», однако она обязана была его подписать согласно соглашению об ассоциации с ЕС и на днях выполнила это обязательство.

«Украина признает юрисдикцию по преступлениям против человечности и военным преступлениям, совершенным с момента начала агрессии РФ», — заявил министр иностранных дел Украины Павел Климкин. Украинские активисты уже говорят, что на скамьях подсудимых в Гааге может оказаться значительное число россиян, начиная с Владимира Путина и заканчивая российскими журналистами, которые, освещая гражданскую войну на Украине, называют ее гражданской войной.

Между тем, на деле поводов для украинского оптимизма тут немного.

Во-первых, Москва не признала и не собирается признавать «Римский статут». Объективность Гаагского трибунала российские власти увидели на примере расследования гражданской войны в Югославии, когда основными обвиняемыми были сербы.

Во-вторых, судить Россию в Гааге, в общем-то, не за что. Да, в Донбассе воюют российские ополченцы, которые, возможно, совершали преступления в отношении мирных жителей. Но формально они не являлись на тот момент российскими военнослужащими — в Минобороны, если нужно, предоставят все необходимые для этого документы. Судить можно будет только руководство ЛНР и ДНР — формально украинских граждан, которых в Гаагу надо еще привезти.

Москве пообещали Гаагу

Наконец, в-третьих, в Гааге могут судить не тех, кого хочет Киев. И это понимают даже некоторые представители украинского правящего большинства. «После ратификации «Римского статута», первыми, кого потянут в Гаагу, будут руководители наших добровольческих батальонов, — предупреждает лидер фракции «Блока Петра Порошенко» в Верховной Раде Юрий Луценко. — Отдавать Кремлю, у которого более мощная агентура по всей Европе, руководителей наших подразделений… я считаю неправильным».

В свою очередь, российские следственные органы и неправительственные организации собрали огромное количество доказательств преступлений украинских карательных батальонов на Украине (вспомнить хотя бы соответствующее исследование члена общественной палаты Максима Григорьева).

Конечно, Киев подстраховался — по словам Павла Климкина, юрисдикция МУС будет распространяться не на все военные преступления на Украине. Однако столь явная демонстрация однобокости МУС: а) нарушает украинские обязательства по соглашению об ассоциации; б) дискредитирует суд; в) нивелирует информационное значение украинского иска. Поэтому Киеву придется придумать иной способ обратить на себя международное внимание.

Геворг Мирзаян

Оригинал публикации